Андрей Манойло: ИГИЛ идет в Казахстан — урановый фактор

23.11.2015 09:14

Я полагаю, что с Назарбаевым сыграло злую шутку его пристрастие к многовекторной политике - когда он пытается и нашим, и вашим.

38-big


25 октября президент Казахстана встретился с эмиром Катара и главами ведущих корпораций и финансовых институтов арабского мира. Главу государства в поездке сопровождала делегация бизнесменов.


Несколько крупных соглашений между странами уже подписаны. К примеру, Астана и Доха договорились о совместном производстве солнечных батарей, которое планируется запустить через год в 2017 году. Казахстан будет поставлять в Катар кремний.


Есть договоренности и в культурной сфере. В Астане построят школу имени шейха Тамима бен Хамада Аль Тани. Предварительно она рассчитана на 20 тысяч учеников.


Это событие до сих пор продолжают обсуждать граждане Казахстана. О том, почему — беседуем с нашим постоянным экспертом — доктором политических наук, профессором МГУ им. Ломоносова Андреем Манойло…


manoylo_andrey_viktorovich


- Вот Назарбаев почти месяц назад с официальным визитом посетил Катар… Договорились о сотрудничестве в области экономики, куда Катар намерен вложить около 100 млн. долларов… Казалось бы — радоваться за страну-соседа, но… В Казахстане говорят, что за этим визитом стоит нечто большее… Что именно, Андрей Викторович?


- Ситуация такая. Назарбаев не просто подписал экономические контракты — он предоставил Катару огромное количество земель под строительство медресе. Таким образом они организовывают исламизацию региона.


Назарбаев в определенном смысле прогнулся перед Катаром. Согласился закрывать глаза на исламизацию региона. Это не случайно.


Причина в том, что визит Назарбаева произошел до атак во Франции. Ситуация была совершенно иная. Назарбаев сообразил, что Казахстан будет следующей страной, куда пойдут террористы, которые хотят добыть уран, чтобы сделать грязную атомную бомбу.


В Казахстане 40 процентов мировых запасов урана. Кроме того, там сильная полиция, но очень слабая армия. Я думаю, Назарбаев испугался и решил методами превентивной дипломатии эту ситуацию урегулировать, проявив дружелюбие к Катару. Потому, что Катар это кошелек для ИГИЛ.


- А наш президент как-то отреагировал на это? Он уже в курсе?


- Официальной реакции на это я не видел, но это не означает, что ее нет.


Назарбаев не знал, что будут атаки на Париж и Франция развернется лицом к Москве, что ситуация поменяется. Он думал, что и дальше будет укреплять свои позиции. А потом президент заявил, что Россия имеет право на самооборону. И если какие-то страны поддерживают террористов, то к ним могут быть применены адекватные меры.


Во многом в этом контексте явился и Катар. Ситуация для Назарбаева сложилась неоднозначная. Что ему теперь делать? Открещиваться от Катара? А если он не будет этого делать, каково будет будущее евразийских проектов?


- И что делать Назарбаеву теперь? Отыгрывать назад?


- Конечно, отыгрывать назад. Сложная ситуация. Если бы он не боялся так «Исламского государства», то этой ситуации не произошло бы.


- Но он ведь сознательно туда ехал. Он ведь предполагал, что появление исламистских медрсов в Казахстане может быть. Это что? Боязнь экспансии со стороны России?


- С экспансией России это не связано. Этой угрозы нет. Это страх перед исламистами — что они туда поедут. Их интересуют нефть, газ и уран. Атаки сдерживать Назарбаеву нечем. Армия слабая.


- Так не есть ли это предательство России?


- Знаете, интуиция подскажет читателю, что это такое. Называть это так было бы не дипломатично. Поступки говорят сами за себя.


- Вы еще сказали, что может трансформироваться повестка евразийских проектов. Каким образом? Казахстан исключат?


- Нет. И вот почему. Дело в том, что в проекте евразийской интеграции ключевая роль принадлежит России и Казахстану. Вообще в европейской интеграции два важнейших государства — это Россия и Казахстан. Просто Казахстан, начавший спонсировать террористов, из надежного союзника превратится в шаткого партнера.


А с шатким партнером невозможно выстраивать отношения с долгой перспективой — следовательно, те интеграционные проекты, которые основываются на стратегическом партнерстве – их перспектива может быть довольно шаткой.


- Назарбаев ошибся или это недальновидная политика?


- Назарбаева сложно обвинять в недальновидности. Он долгое время у власти. Но и мудрым его шаг тоже трудно назвать. Я полагаю, что с Назарбаевым сыграло злую шутку его пристрастие к многовекторной политике — когда он пытается и нашим, и вашим.


Тут президент Казахстана в некоторой степени просчитался. Теракты в Париже и изменившаяся после них международная обстановка внесли свои коррективы.


Если бы Назарбаев планировал свой визит после терактов в Париже, он, скорее всего, не полетел бы туда и отменил бы их. А так — получилось, что его расчет был адекватен к той ситуации, что была до Парижа — но Париж смешал все карты. В этом минус не самого Назарбаева, а минус многовекторной дипломатии.




Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Написать комментарий

Лента Новостей


trava