Евгений Бень: Срыв перемирия в Сирии может обернуться всемирным беспределом

25.02.2016 09:27

План "Б" по Сирии, о котором говорят США, означает войну всех против всех

6539128482obamajpg20150505211837


«План Б», о котором говорят в Пентагоне, означает «войну всех против всех», попытку вовлечения в международную войну России, беспредел Турции, Саудовской Аравии и ее сателлитов в Сирии, что приведет к нестабильности во всем мире.


Руководители Пентагона и ЦРУ сомневаются в том, что Россия будет соблюдать перемирие в Сирии, и требуют подготовить план действий на случай срыва договоренностей. Об этом сообщает The Wall Street Journal со ссылкой на источники в администрации президента США. Силовики предлагают усилить поддержку боевиков, воюющих против сирийских властей.


По данным издания, глава Пентагона Эштон Картер, председатель комитета начальников штабов вооруженных сил США Джозеф Данфорд и глава ЦРУ Джон Бреннан на недавно прошедших встречах в Белом доме высказывали «крайне воинственные взгляды» в отношении Москвы и призывали «создать реальные неприятности русским».


Картер и Данфорд, как ожидается, направят официальные рекомендации Бараку Обаме подготовить так называемый «план Б» на случай срыва Россией перемирия, утверждают источники.


О том, что означают заявления военных ведомств Соединенных Штатов, какова их цена, а также приведет ли это к срыву соглашения между Россией и США о перемирии в Сирии, размышляет политолог и публицист Евгений Бень…


 img_6870


— Евгений Моисеевич! Что это? Хвост крутит собакой или собака сознательно играет на нервах?


— Расхождение между Белым домом и Пентагоном по сирийскому вопросу проявляется уже не первый раз. Бывали ситуация когда Керри заявлял о возможной отмене санкций, а спустя буквально какие-то часы Пентагон заявлял о том, что российская авиация бьет не по тем целям и уничтожает мирное население в Сирии.


На сегодняшний день это, а также то, что мы якобы бомбим не только позиции так называемого «Исламского государства» (запрещенной в РФ террористической организации) и «Джабхат ан-Нусры» (запрещенной в РФ террористической организации) являются главными козырями Пентагона против России.


Поэтому сегодняшние заявления меня нисколько не удивляют. Такое впечатление, что в американском истеблишменте происходит противостояние двух точек зрения, двух позиций по отношению к сирийскому кризису. Какая из них возобладает, пока неизвестно.


Когда Лавров говорил, что существует 49% процентов за мирное урегулирование, а 51% против, можно предполагать что принималась во внимание и «несостыковка» позиций внутри самой американской элиты. А вот Керри оценивал ситуацию как более 50% в пользу урегулирования.. Поэтому можно смело говорить, что соотношение 50×50. И, тем не менее, есть немалая вероятность того, что между Обамой и Путиным общий язык будет найден.


Если говорить предметно и конкретно о том, что стоит за той или другой точкой зрения в американской внешней политике, то есть точка зрения, которая перевешивает антироссийский синдром и в пользу урегулирования сирийского кризиса. Эта точка зрения и проявилась в договоренностях Обамы и Путина о прекращении огня.


При этом должны прекратиться боевые операции против умеренной сирийской оппозиции, а также против правительственных сил Башара Асада, но продолжаются против террористов, ИГИЛа и ан-Нусры. В этой позиции преобладает определенный здравый смысл.


Американцы так же, как и Россия, не заинтересованы в падении цен на нефть. Кроме того, США и Россия никак не заинтересованы в том, чтобы происходило крушение мировой финансовой системы. Надо иметь в виду, что США заинтересованы в разработке и продаже сланцевой нефти. Помимо этого США не хотят нарастания влияния Турции на Ближнем Востоке. В том числе и увеличения в регионе экспорта турецкого оружия. Это одна диспозиция, с которой связаны надежды на урегулирование.


Но есть и другая точка зрения. Она сводится к антироссийскому синдрому, которым заражены военные ведомства Соединенных Штатов. И этот синдром способен оказаться гораздо сильнее налаживания ситуации на Ближнем Востоке. Пентагону нужно разрастаться, расширять свои военные и финансовые возможности. Они живут одной жаждой – инвестиций и кредитов. В основном они поступают с внутреннего рынка, инвестиционный потенциал которого безграничен. Все это связано с розыгрышем антироссийской карты и дестабилизацией ситуации в Сирии. На самом деле это очень рискованные шаги. Они чреваты локальной международной войной. Поэтому даже не надо ходить к гадалке, чтобы представить истинные цели так называемого «плана Б»: это и сотрудничество с Турцией (ввод войск с их стороны), и взаимодействие с Саудовской Аравией на территории Сирии, и противостояние Башару Асаду , а также провоцирование российских ВКС к конфликту.


В США есть политики, которые по-своему смотрят на ситуацию изнутри. Есть такой конгрессмен-демократ Деннис Кусинич. Он много лет заявляет, что на фоне кризиса энергоресурсов и нестабильности, которую принесли США ближневосточный и другие регионы, их экономика далеко не резиновая. Они не могут до бесконечности финансировать Пентагон за счет бюджета. Кандидат в президенты США – республиканец Трамп также близок к подобному пониманию вещей.


Таким образом, пока приоритетной становится точка зрения о необходимости совместной борьбы с терроризмом и улучшении российско-американских отношений. Второй вариант: «план Б», о котором говорят в Пентагоне, означает «войну всех против всех», попытку вовлечения в войну России, беспредел Турции, Саудовской Аравии и ее сателлитов в Сирии, что приведет к нестабильности во всем мире.


— В Министерстве иностранных дел РФ заявили, что им неизвестно о якобы предложенном американскими силовиками «плане Б» на случай срыва перемирия в Сирии. А у России есть «план Б», а может и «В», «Г»?


— На самом деле Ближний Восток и Сирия в частности очень близки от российских границ. В том и заключается цинизм сторонников «плана Б», чтобы добиться конфронтации, которая перерастет в локальную международную войну. Если случится, что сработает так называемый «план Б» или что-то в этом роде, то России уже надо будет думать о том, как строить оборону страны на ближних рубежах.


— И все-таки не понимаю… Почему администрация Обамы позволяет вмешиваться в политику каким-то маразматическим генералам Пентагона и ЦРУ? Невозможно же представить, чтобы наши генералы делали такие заявления без согласия с той же администрации президента?


— Я думаю потому, что влияние Обамы очень снизилось в последние годы. Он действительно слабый президент. Его президентство чем-то напоминает правление Ельцина, хотя у наших стран совершенно разный менталитет. В период Ельцина внутри правительства и администрации президента находились совершенно разные, противоречащие друг другу силы, которые иной раз делали соответствующие тому заявления.


Это означает, что чем скорее Обама сойдет с политического небосклона, тем скорее ситуация может стать более внятной.


— Ну а ваш прогноз… Как долго продлится соглашение о прекращении огня в Сирии?


— На самом деле на карту поставлено гораздо больше, чем просто перемирие в Сирии. Больше, чем судьба легитимной власти Асада, и даже больше, чем война с терроризмом.


Перемирие в Сирии означает, восторжествует ли мир в международной политике или дело закончится чередой локальных международных войн, нарастанием противоречий и нестабильности в мире.


В этом смысле встреча Папы Римского с Патриархом не случайна. Сегодня как никогда остро стоит вопрос о том, сможет ли цивилизация проявить усилия, чтобы противостоять бандитам, для которых ценность человеческой жизни ничего не значит.


Поэтому США и Россия «обречены» на взаимопонимание. Проблема только в одном – цене вопроса. Если идти на поводу у Пентагона, то цена этого вопроса тысячи, а то и сотни тысяч человеческих жизней.


Напомним, в понедельник вечером было распространено совместное заявление РФ и США, в котором говорится о том, что режим прекращения огня в Сирии вступит в силу 27 февраля в 00:00 (по времени Дамаска) (01:00 по Москве).


В заявлении подчеркивается, что условия перемирия распространяются на все стороны конфликта, за исключением запрещенных в РФ террористических группировок «Исламское государство» (ИГ, ДАИШ) и «Джабхат ан-Нусра», а также других террористических организаций, признанных таковыми Советом Безопасности ООН.


Второй раунд межсирийских переговоров должен был стартовать в Женеве под эгидой ООН 25 февраля, однако в конце прошлой недели эмиссар Генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура признал, что начать их в этот день невозможно.


 
Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Написать комментарий

Лента Новостей


trava