Как мы отстояли Крым. Рассказ командира севастопольского «Беркута»

18.03.2016 19:24

Давление, которое мы испытывали первые пять-шесть дней - было круглосуточным, практически не спали, только урывками. Это было колоссальное напряжение...

Беркут-блок


Сегодня мы продолжаем беседу с непосредственным участником тех событий, ветераном спецподразделения «Беркут», председателем Севастопольского отделения общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы — «Инвалиды войны»  Романом Ефременко (первая часть интервью здесь: http://jpgazeta.ru/roman-efremenko-sevastopol-russkiy-gorod-byil-est-i-budet/)


Сегодня мы поговорим непосредственно о событиях двухлетней давности, а именно «Крымской весне» и референдуме о вхождении Крыма и Севастополя в состав России.


 Снимок


— Роман Юрьевич! Минуло два года. Для вас те события ощущаются как давно минувшие или они были, что называется «как вчера»?


— Ну как сказать? Теперь у нас в Севастополе два двойных праздника – это 23 февраля и 9 мая. 9 мая 1944 года, город-герой Севастополь был освобожден  от немецко-фашистских захватчиков и 9-го же мая отмечается День Победы над фашистской Германией. И 23 февраля – День защитника Отечества и день проведения митинга «Народной воли» в 2014 году.


Естественно все это навевает воспоминания, которые,  свежи в памяти, хотя некоторые моменты стираются со временем из памяти. Однако, на душе так приятно от хорошо выполненной работы и от того, что мы вернулись домой, в Россию!


— Вот теперь поподробнее о том, как было…  Когда и с чего для вас начались события «Крымской весны»?


— Для меня все началось в конце 2013 года – так видимо Богу было угодно.  15 декабря 2013 года, я вернулся в Севастополь из Норильска, где трудился последний год. Не успел я приехать, как наши ребята – севастопольский «Беркут», оказались в Киеве. Вот тогда для меня все и началось. Ребятам в Киеве требовалась помощь, мы собирали медикаменты, теплые вещи, сигареты, продукты питания – все это  направляли в Киев. Помогали, чем могли. Когда события приняли лихой поворот – нам надо было думать, каким образом мужиков возвращать в Севастополь?


Хочется отметить, что люди, занимающие в Севастополе руководящие должности, в то время, отнеслись  с пониманием к нашей озабоченности. В частности, начальник УВД Гончаров А.Н., глава городской администрации Яцуба В.Г., мы (ветераны и пенсионеры «Беркута») приехали к нему 19 февраля. Он нас выслушал, и было принято решение вооружать наш «Беркут», поскольку уже на Майдане появились первые раненые и погибшие работники МВД, что к вечеру 20 февраля и было сделано.  В последствие это оружие не один раз выручало.


Окончанием событий «Крымской весны» я считаю парад 9 мая 2014 года, тогда каждый отрезок того периода нес свои особые нюансы.


— Можете вспомнить момент, когда вам впервые пришлось принять важное для себя решение?


— Уже 22-го февраля вечером мы встретили наш «Беркут». Так как  встречали наших ребят на площади имени П.С. Нахимова, я нигде и никогда не видел. Были ветераны нашего спецподразделения, участники ВОВ, родные и близкие наших бойцов и большое количество простых севастопольцев — народа было более 5.000 человек. Люди пришли с цветами, со слезами на глазах. Ребята наши были поражены таким теплым приемом. Тогда и прозвучало: ««Краповики» — мужики! Принимайте решение, что мы дальше будем делать?». Вот именно тогда мы на себе и почувствовали ответственность и приняли решение об обороне Севастополя.


Это было одновременно с тем, когда на Западной Украине ребят из «Беркута» ставили на сцене  на колени, а  их семьи находились в заложниках у «правосеков» и выбора у них никакого не было.


23-го числа, когда весь город уже находился на центральной площади. Я такого никогда не видел за все время, что здесь живу – более чем 35 лет. Город просто восстал. Люди сосредоточенно, молча, но с решительностью в глазах стекались на площадь со всех улиц… Чувствовался единый дух, общая цель и решительность. Это было людское море.


Когда на площади прозвучала песня «Вставай страна огромная…», когда единогласно нашим народным мэром был избран  Алексей Михайлович Чалый. Ни одной руки не было «против». Это никогда не сотрется в памяти.


— Скажите, а чем было обусловлено решение как можно быстрее провести референдум?


— Дело в том, что после митинга «Народной воли» произошло очень много событий. С 26 на 27 февраля севастопольский «Беркут» исчез из города. Люди задавались вопросами: где мы, что случилось? А перед нами была поставлена задача перекрыть дороги, не допустить в Крым националистов и «Правый сектор» (запрещенную в РФ организацию). Мы это сделали.


— А кто конкретно поставил эту задачу?


— Она ставилась внутри города, 26 февраля вышел приказ под номером 1, переподчинить «Беркут», городу, так как на Украине вышел приказ о расформировании подразделения… Собрали всех командиров, и мы решали вопрос: быть или не быть. Изначально хотели город перекрывать, но когда поняли, что Севастополь перекрыть невозможно в связи с тем, что много дорог, горных троп и всего остального – решили попробовать перекрыть Крым. Это было сделать гораздо легче, потому что в Крым вело всего три дороги, проходившие через «Чонгарский перевал», «Турецкий вал» и дорога, в районе Перекопа  завод «Титан». Вот эти три основных дороги нам удалось заблокировать.


А внутри региона народ уже готовился к референдуму. Это делалось быстро, потому что не знали, как долго будет пребывать в шоке украинское самозваное правительство. Они, конечно, не ожидали таких ходов от нас. И это послужило толчком к дальнейшим событиям.


— Когда пришла первая реальная угроза?


— Я был на «Чонгарском перевале». Мы его закупорили утром 27 февраля, и уже в 12-30  дня была блокирована «Газель», в которой везли 810 килограммов взрывчатки, с детонаторами, шнурами.  Документы на провоз этой взрывчатки отсутствовали. Люди, находившиеся в этом автомобиле, были вооружены. Они попытались обнажить оружие, но были блокированы и обезврежены.


Это было постоянно. То давление, которое мы испытывали первые пять-шесть дней — было круглосуточным. Мы практически не спали, только урывками. Это было колоссальное напряжение.


— А реальные боевые столкновения были?


— В 30 километрах на территории Херсонской области стояла батарея украинских «Градов». В 50 километрах находилось 100-150 наемников, которые в гостинице ждали команду. Напротив нас со стороны Херсона выставили николаевских десантников, этих парней «выбросили» в голую степь. Мы им хлеб и сало отправляли с водителями, чтобы они там с голоду не умерли. Мы созванивались с ними, разговаривали и объясняли, что к нам лучше не соваться, разорвем. Они не знали, чего от нас ожидать: не знали в каком мы количестве, какое у нас вооружение – мы их чисто психологически подавили.


Расскажу для понимания один эпизод. У нас на каждого бойца были автоматы АКС-74У – автоматы ближнего боя, калибром 5,45мм и к ним порядка трех магазинов из шести комплектов патронов. То есть, если бы нас «Градом» сразу не накрыли, мы могли бы повоевать всего 10-15 минут боя (смеется).


Но был сильный дух, сильный моральный подъем у бойцов. А о нехватке боеприпасов знали только мы. А той стороне мы по телефону рассказывали, что у нас и пулеметы, и автоматы, и гранатометы, и «атомная бомба» в кармане. Когда эти десантники поняли, куда их привезли и на что «бросают», они в прямом смысле плакали. Солдаты стояли на дороге и рыдали – это нам дальнобойщики докладывали.


Офицеры договаривались друг с другом, каким образом им сдаться в плен. Были телефонные разговоры, в которых они нас просили: «Ребята, у нас там «срочники» по 18-19 лет (необстрелянные пацаны) – не атакуйте нас!». Естественно, мы психологически их обработали, отвечали: «Вы там не чудите и мы вас не тронем». Но если попробуете провести какую-то диверсию и у нас, не дай Бог, появится двухсотый или трехсотый – ждите ответа. Мы вас просто снесем».


Это  была психологическая атака, и она сыграла свою роль. Это все военные тонкости. Хотя попытки проникновения и провоза оружия были. С нами в колонне оказались пенсионеры морской пехоты из бухты «Казачья». Спасибо им огромное! Они были саперами. Накидали в багажник свои заначки: светошумовые гранаты, хлопушки и  «зашнуровали» непаханые поля вот этими  гранатами. За ночь по две – по три «сработки» было. Ночная боевая тревога была постоянной – мы почти не спали.


В общем, все делалось быстро для того, чтобы провести референдум и не дать возможность оклематься и прийти в себя той стороне – чтобы они не успели разработать план, и не устроили бойню и резню в Крыму.


— Вот теперь о референдуме. Что бы вы ответили тем, кто считает, что он проходил «под дулами автоматов»? Расхожее мнение на Западе и среди либералов.


— Запад пусть нам расскажет, как Югославию, Ливию, Ирак, Афганистан бомбили и уничтожали, они про референдум вспоминали? Они  убивали и разрывали на куски, никого не спрашивая. И что из этого получилось, мы видим.  Пусть у нас спросят, как здесь проходило – мы расскажем: ни одного вооруженного человека на участках и рядом с ними, при проведении референдума НЕ БЫ-ЛО! Это я с полной ответственностью могу заявить, потому что две группы  ветеранов, 7 марта прибыли в Севастополь для обеспечения работы референдума. Они работали внутри города и после проведения референдума – по май месяц включительно.


Еще раз. Ни одного вооруженного человека при проведении референдума на участках не было. Все «вежливые люди», которыми сейчас козыряет Запад – что они под дулами автоматов свозили людей на избирательные участки – находились у воинских частей Украины. Они их блокировали, чтобы не допустить никаких провокаций. Чтобы не дай Бог не прозвучал этот роковой выстрел, который мог просто перечеркнуть всю работу.


А то, с каким рвением люди шли голосовать, нужно было видеть. У меня большой опыт проведения избирательных кампаний, таких выборов, как на референдуме о вхождении Крыма и Севастополя в состав России – я не помню.


Бабушки на костылях шли сами на избирательные участки, их вели под ручки внуки. Когда им говорили, что не ходите – мы вам привезем урны для голосования, они отвечали категорическим нет. «Я сама приду и проголосую и пусть даже умру там, но умру уже в России» — вот такой был настрой у людей. Очереди на избирательные участки стояли с семи часов утра. О-че-ре-ди! Я это видел своими глазами.


Поэтому говорить о том, что когда-то заставляли, да еще и под дулами автоматов – это просто глупо. На Западе этого не признают, потому что было выражено истинное мнение народа, живущего на территории Крыма и города-героя Севастополя. Эта точка зрения людей была однозначной – вернуться назад, на Родину!


Хочу от всего сердца поздравить всех Крымчан, Севастопольцев и Россиян с годовщиной исторического воссоединения Крыма с Россией, пожелать всем крепкого здоровья, благополучия и мирного неба над головой, а со всеми трудностями и невзгодами мы справимся и победим!!!


Напомним, 18 марта был подписан договор о принятии Крыма и города федерального значения Севастополь в состав России в качестве субъектов. В центре Москвы сегодня пройдет митинг-концерт, посвященный второй годовщине присоединения полуострова к России. В связи с этим в столице будет ограничено движение транспорта.




Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Написать комментарий

Лента Новостей


trava