Враг не по зубам: США хотят, но не могут воевать с Россией

18.03.2016 11:24

Давайте просто проиграем несколько возможных вариантов гипотетического не-ядерного конфликта между двумя странами

modules-Media_Gallery-gallery-Screenshots-mini_comp-stelt270399b-v


Неожиданными откровениями удивили мир два высокопоставленных американских генерала – Марк Милли и Дебора Джеймс. По их мнению, США отстают в развитии своей военной мощи и уже не могут на равных противостоять прочим «сверхдержавам» — в частности, России.


Это заявление перед Конгрессом со стороны командующих сухопутными силами и ВВС может показаться очередной попыткой выбить побольше денег на оборонный бюджет, но я бы не стал ограничиваться только этой версией. Да, безусловно, парламентариев сам Бог велит немножко припугнуть иностранной угрозой, чтобы они не скупились на военную статью расходов, но есть кое-что, что заставляет задуматься над скрытым смыслом слов «генералов-пораженцев».


Собственно, вот весь контекст — Милли, начальник штаба сухопутных войск США, сказал следующее: «Можно хоть сейчас воевать против «Исламского государства», Аль-Каиды или аль-Нусры. Но совсем другое дело, если мы сталкиваемся с противником, когда повышается уровень риска», и далее объяснил, что состояние сухопутных войск не позволит на должном уровне выполнить военные задачи или понести приемлемые потери в конфликте со «сверхдержавами», к которым Милли причислил Китай, Россию, Иран и КНДР. Дебора Джеймс подтвердила такую же ситуацию и в авиации, акцентировав внимание именно на России, противостоять которой ВВС США в должной мере не готовы.


Это очень любопытно, чтобы не сказать больше. Не упрекайте меня в отсутствии патриотизма, но факт остается фактом – США имеют сильнейшие флот и авиацию в мире, сухопутные войска также весьма сильны, обладают большим боевым опытом и современным оружием. Но почему-то России противостоять они не могут. Что за парадокс?


Давайте просто проиграем несколько возможных вариантов гипотетического не-ядерного конфликта между двумя странами.


Вариант первый – Россия нападает на США, на что, как кажется на первый взгляд, и намекают конгрессменам военные. Ситуация крайне маловероятная – именно из-за превосходства американского флота и морской авиации. Напасть так, чтобы дело дошло до практической «проверки» состояния сухопутных войск и сухопутной авиации (напомним, что у Корпуса морской пехоты авиация своя) можно только полномасштабным вторжением на территорию США. Десантная операция таких монструозных масштабов на таком удалении от родных российских баз очевидно нереалистична. Отпадает. Но даже если бы была такая относительно реальная угроза, то разве на своей земле, вблизи от всей инфраструктуры снабжения, американские солдаты не справились бы с защитой родной земли? Думаю, справились бы достаточно легко.


Вариант второй – США и Россия встречаются на поле боя где-то на нейтральной территории. Ну, скажем, в какой-то из африканских стран. И опять-таки, преимущество на стороне США из-за превосходства на море, а значит – более выигрышного состояния логистики сухопутного контингента. Но дело даже не в этом, а в том, что подобные операции не должны волновать ни начальника штаба сухопутных войск, ни командующего ВВС – в первую очередь о том, насколько американская армия способна успешно их выполнять, беспокоится командующий Корпусом морской пехоты, основной ударной силы всех экспедиционных операций. Но шеф КМП ни на что Конгрессу не жаловался, для малых войн с вышеперечисленными разными радикалами у его подопечных сил вполне достаточно. Схлестнись Россия и Америка где-нибудь в Эфиопии (условно), первым в бой пойдет КМП и его авиация. Исход такого конфликта неясен, но пока у США нет оснований для серьезного беспокойства именно на счет подобного сценария.


И, наконец, третий вариант – как раз такой, в котором находится место для задействования абсолютно всех сил американской армии, и в первую очередь как раз сухопутных. Думаю, некоторые читатели уже догадались…


Вторжение в Россию. Массированная наступательная операция вглубь Евразии. Как раз то, для чего и нужны сухопутные войска в стратегии «морских» стран. Парадоксальным образом для «морских» и «сухопутных» держав роли армии и флота противоположны: для первых флот – это верная оборонительная гарантия недопущения противника до своих берегов, а сухопутные силы – лишь экспедиционный контингент для оккупационных операций (напомним, что вплоть до второй мировой войны у Великобритании был огромный флот и сравнительно маленькие сухопутные войска).


И вот американские военные жалуются Конгрессу: к единственно возможному сценарию применения сухопутных войск мы пока не готовы. Опасаемся неприемлемого уровня потерь. И боятся, что авиация не выдюжит. И правильно боятся: это на прибрежной кромке можно обходиться группировками с авианосцев, а до Саратова никакой морской самолетик не долетит.


Такая чудовищная экспедиционная операция очевидно непосильна только для КМП, тут потребуется напряжение всех сухопутных сил – территория противника огромна, предстоит занять массу ключевых городов и районов, воевать предстоит на суше и только на суше, и по мере отдаления от береговой линии растягиваются коммуникации, поддержка авиагруппировок с авианосцев все более слабеет. Да, к такой войне американцы вряд ли готовы, тем более – в одиночку, в отрыве от всего блока НАТО. И эта неготовность их беспокоит.


Это свидетельствует о том, что Россия (наряду с Китаем и Ираном) впервые со времен холодной войны стала не просто военной целью, но и территорией гипотетической оккупации. Малореалистичной, но все же. Готовятся, гады, и совершенно не скрываются: на этом же заседании Конгресса глава Пентагона Эштон Картер назвал Россию – угрозой первого уровня приоритета, Китай – второго, потом КНДР и Иран, и уж потом – всеми «любимый» международный терроризм, с которым бороться тем, кто его вырастил и выкормил, и в самом деле не так уж сложно…



Григорий Игнатов


Новости партнеров

Написать комментарий

Лента Новостей