Защитница парка Торфянка депутат Овчинникова разоблачает антихристианское лобби в Москве

12.02.2016 14:30

Технологии майдана в действии – как лгали и лгут местным жителям, как обманывают депутатов и другие органы власти, как собирают людей на протестные акции

torf


Сенсационные откровения бывшего члена партии, одного из организаторов акций протеста в парке Торфянка, где православным жителям района вот уже восьмой месяц не дают построить небольшой храм. Технологии майдана в действии – как лгали и лгут местным жителям, как обманывают депутатов и другие органы власти, как собирают людей на протестные акции – циничные и беспринципные технологии манипулирования людьми ради достижения местечковых политических целей! Всё это в подробном рассказе одного из бывших лидеров протестов в парке Торфянка, депутата муниципального собрания Бабушкинского района города Москвы, уже бывшего члена партии КПРФ – Овчинниковой Марины Львовны.


Кормухин:  Здравствуйте. Человек который присутствует рядом со мной – это депутат муниципального районного собрания Бабушкинский, Марина Львовна Овчинникова. Мы хотели раньше поговорить с Мариной Львовной, но она была членом партии КПРФ и корпоративная этика не позволяла ей ответить на острые вопросы, которые у нас накопились. Но нам стало известно, что недавно её исключили из партии и теперь ничто не мешает ей откровенно ответить на все наши вопросы, которые будут касаться как и московского Горкома КПРФ, который развернул активную деятельность в препятствовании строительства новых храмов в Москве и, в целом, очень агрессивно настроен к Православию. Так и по поводу больного вопроса Торфянки, вопрос который не закрыт и будоражит Москву уже на протяжении восьми месяцев. Сегодня мы поговорим с человеком, который в начале этих событий был в лагере противников строительства храма.




Кормухин: Марина Львовна, вы были одним из главных организаторов протеста, который стал разворачиваться на Торфянке. Мы удивились, когда вообще перестали вас видеть в парке и среди координаторов протеста. Потом же, вы вообще резко поменяли свою позицию по отношению к строительству храма. Что же послужило толчком к такой перемене?

Овчинникова: История, конечно, удивительная. Сегодня у нас среда, а в понедельник был Горком партии, на котором рассматривалась моя жалоба об исключении меня из членов партии, я до конца надеялась, что у людей всё таки присутствует разум и меня из партии исключать не будут. Формально меня исключили за неуплату членского взноса, а фактически у руководитель Бабушкинского райкома, Кутлуниной Натальи Викторовны, случилась просто истерика – почему я, человек, который фактически остановил строительство, вышла из этого протеста. То есть, мне предъявили благодарность за остановку строительства на Торфянке, отметили мой вклад в этот протест, помощь которую я оказала, а потом Кутлунина обвинила меня в том, что я не имела права прекращать свою работу. Мне сейчас многие задают подобный вопрос – что же случилось, что же такого произошло, что я так резко поменяла свою позицию? Собственно, сегодня я и хочу всем рассказать что произошло, чтобы все это знали. Потому что весь протест – это ложь и этой ложью все уже наелись сполна.

Про историю на Торфянке я знала ещё в 2014 году. Зная мои юридические возможности, ко мне обратились координаторы будущего протеста. Я не хотела бы сейчас называть фамилии, но это всем знакомые лица. Никого нового там нет. Они обратились с просьбой помочь «разобраться в этой ситуации». Но, самый первый вопрос, который я задала, был по поводу судебных дел. Я знала, что там были поданы иски в суд и нужно было узнать их статус. У нас есть федеральные и городские законы о статусе депутатов, которые запрещают категорически вмешиваться в какие-либо конфликты, если есть решение суда. Это табу. Это очень чревато и зная какая может быть за это ответственность, поэтому первое что я спросила – это про суды. Мне ответили, что да – суды есть, дела рассматриваются. Тогда я сначала ответила, что, мол, извините ребята, но я тут помочь не могу, просто запрещено законом. На какое-то время наступила тишина, я занималась своими делами. Но потом мне сообщают, что Мосгорсуд отменил решение суда по поводу опротестования публичных слушаний по данному участку, по парку Торфянка. Я сказала, ну что ж, хорошо, если суд вернут, я изучу все документы и посмотрю что там реально можно сделать. Сразу после этого я попала в эту группу координаторов протеста. Это было в конце июня — начале июля.

Кормухин: То есть протесты уже шли?

Овчинникова: Да. Я вам всё сейчас точно расскажу. На меня за это время вылили такое количество грязи, что для меня важно расставить сегодня все точки над и. Они просто сыграли на моей отзывчивости – попросту использовали меня, мой опыт, мои знания. И, слава Богу, я всё сохранила – все бумажки, все смски, все обращения ко мне. Там есть даже такое плачевное обращение официальное – на коленях стоим, помогите-спасите! Причем обратились официально в Совет Депутатов.

Кормухин: Да, мы тоже помним, что в социальных сетях были даже огромные посты с благодарностями Марине Львовне Овчинниковой, депутату из соседнего Бабушкинского района за неоценимую помощь. Мол, среди местных никого не нашлось, а она вот так ринулась за правду в бой.

Овчинникова: (смеется) Да уж, это сейчас очень смешно, но тогда мне было отнюдь не смешно. Доходило до того, что приезжали к моему дому и очень просили меня помочь. Я понимаю, что многим будет неприятно сейчас всё это слушать, но сами виноваты. Я хорошо помню, это было 18-го июня, когда приехала полиция и пошли первые всплески с разбором палаток. Вот тогда мне позвонили с криками – «помогите-спасите», «полиция», «убивают». Я была в шоке – как же так, это неправда, надо людей спасать. И я ринулась в бой, так сказать. Первым делом, мы собрались со всеми активистами и первый вопрос – решение суда должно состояться вот-вот…

Кормухин: Я напомню – первое заседание суда было 6 июля, который отложили на 31-ое июля, потому как ввели в дело третьих лиц в лице представителей от православных граждан района и подрядчика.

Овчинникова: Да. Мы сейчас с вами говорим про самое главное звено, которое послужило сегодняшним событиям. Это я так оцениваю с юридической точки зрения. Потому что в те дни, я не имела абсолютно никакого понятия о решении суда, которое на тот момент времени было уже вынесено Бабушкинским судом! А вступил он в законную силу 16-го июля, я могу день-два ошибаться, но это не принципиально сейчас. Но на тот период времени, это решение суда уже было! Когда я знакомилась с материалами суда, которые собрала наша инициативная группа, мне, перво-наперво, нужен был заявитель – Лебедев. Он сейчас в сетях пишет, что если Овчинникова откроет рот, то я захлебнусь там где-то. Товарищ берегов не знает, угрожает мне, но я к этому готова и мы ещё посмотрим. Но это отдельный разговор.
Тогда же, мне нужен был Лебедев, истец, потому что интуитивно я чувствовала, что если есть один иск, то, скорее всего, есть и второй. Я просто пытала из всех – ребята, скажите, есть у вас ещё иски или решения? Нету! – уверенно и хором мне отвечали каждый раз.

Когда же я начала изучать документы, я поняла, что сначала участок был на 0.7 гектара, потом его уменьшили до 0.2га. Я удивлялась ещё чего там можно построить на этом клочке, когда мне рассказывали, что будет уничтожен весь парк. Возили меня вокруг и показывали, как будут вырубаться деревья, что они там уже подливают какую-то кислоту, чтобы деревья умирали. Ездили с ними выяснять по поводу публичных слушаний и везде куда бы мы не приезжали – на меня смотрели и говорили – Овчинникова, ты себя как вообще чувствуешь, нормально вообще? С головой у тебя нормально? Я им в ответ про справедливость, про то, что парк у людей отбирают. А потом я думаю – ну как на 20 сотках можно построить то, что вы говорите? Так рассказывали про такой объем, который ну никак не помещался на этот клочок земли.

Кормухин: Это очень важные детали. Эти детали как раз и послужили началом протеста, когда стали рассказывать небылицы про то, что здесь будет построен реабилитационный центр для наркоманов, трапезная для бомжей, спорткомплекс, батюшка ещё выкопает пруд и разведёт там карасей, кладбище устроит…

Овчинникова: Знаете, что я хочу вам сказать – я взрослый человек, я много что видела и что пережила. Я видела много мошенников за свою жизнь, я не хочу сейчас говорить про мошенничество, это может только суд определить, но так как тут меня развели, меня никогда не разводили. Самым циничным образом, меня просто использовали.

Получилась интересная ситуация – 9 июля мы провели митинг, на этом митинге я выступала, все это видели. К сожалению, я никогда не вдавалась в детализацию этих протестных действий. Я не могу сказать, что я любили или не любила Кутлунину – я считала, что если Горком держит руководителя партийной организации райкома, которая объединяет в себя пять крупнейших районов – это Лосиноостровский, Ярославский, Ростокино, Свиблово, Бабушкинский, вы представляете себе какое это количество народа?


Там в среднем по 80 тысяч населения в каждом и поставить руководить всем Кутлунину Наталью Викторовну, я всё же надеялась, что у неё есть разум, какие-то понятия, порядочность, в конце концов. Занимаясь проблемами у себя в районе и, в принципе, положительно относясь к Горкому партии, я никогда не ввязывалась и не знала про какие-то внутрипартийные разборки и склоки, а потом вдруг троцкисты какие-то появились, какие-то майданщики. Для меня это всё было вообще непонятно. Я ничего этого не видела и не знала до этого! Потом мне одни люди сказали – «ты что-то заблудилась», потом это же повторили другие люди… Мне очень рекомендовали, что называется – приглядеться.

И однажды, когда меня в очередной раз привезли на организационный сбор, я увидела очень интересную картинку – сидит молодежь «я брат Навального»,активисты ПАРНАСа, которых я неоднократно видела на многих выборах и тут же, совершенно спокойно, сидела руководитель нашего райкома – Кутлунина! Я была крайне поражена! На мой вопрос, а что тут происходит – ответа не было. Это было собрание, когда мы готовили митинг.

Кормухин: А кто был ответственный за митинг?

Овчинникова: За митинг лично отвечала Кутлунина Наталья Викторовна, она была основополагающим фактором движения против храма.

Может быть, если бы не Кутлунина, это всего бы вообще и не было.
Я не отвечала за организационную часть митинга, моя задача это юридическое сопровождение. Народу было много, все преследовали свои личные цели и тут мне за спиной один сказал, второй сказал, третий – почему здесь активисты ЛГБТ движения? Честно говоря, для меня это всё было настолько ново, я совершенно не сталкивался со всем этим раньше. Знаете, все кто меня лично знает, все с кем я общаюсь – говорят мне сегодня одно – ты как туда попала? Вот как я туда попала? Я хотела защитить правду, я хотела защитить закон, а меня просто мерзко использовали. И когда я оттуда ушла, мне стали угрожать, меня стали грязью обливать, что я вымогаю якобы какие-то деньги, мне звонила одна из активисток этого протеста, Мальсагова Тамара, и по телефону меня спрашивала сколько мне надо заплатить денег (смеется). В итоге, один говорит, что я захлебнусь, вторая обещает посадить, третья гадости в интернете пишет и даже листовки вешали про меня.

Сегодня Горком от меня избавился, меня исключили из партии. Причем новость о моем исключении из партии, мне сообщили активисты протеста. А именно Горком партии возглавляет этот протест, а самим Горкомом руководит депутат Рашкин Валерий Федорович. Наталья Викторовна Кутлунина самостоятельных решений не принимает. Она и помощник данного депутата.

Кормухин: Я хотел бы всем сказать, что с депутатом Потаповым, который был очень активен на Торфянке, мы столкнулись не только там. Мы с ним сталкивались и в районе Гагаринский, где он выступал против храма, и районе Косино-Ухтомский и в других районах Москвы он регулярно выступает и рассказывает о том, что он местный депутат. Но раньше мы думали, что это личная позиция депутата Потапова, но когда мы Торфянке долго стояли и полезла вся эта грязь и тут же Рашкин отправляет запрос в ФСБ на предмет проверки нашего Движения на экстремизм. Сам запрос нас не интересует – у нас ребята спортсмены, артисты, есть народный артист России, есть чемпионы мира, Европы, России, заслуженные мастера спорта и мастера спорта международного класса – какие мы экстремисты?


Но это ладно, это всё клоунада, но когда он на мой ответ в Парламентской Газете, ответил что православные должны посыпать голову пеплом за всех сожженых в Освенциме и Дахау, он открыто начал обвинять в этом Православие и православных – я понял, что мы приплыли товарищ Рашкин. Это чисто троцкисткая история и если этот человек руководит московским Горкомом партии КПРФ, то я представляю, кого он хочет вокруг себя видеть. То есть, тех кого лидер партии, Геннадий Андреевич Зюганов, видит в числе своих союзников и, насколько мне известно, в рядах КПРФ немало православных людей сегодня, а Зюганов регулярно говорит о том, что у православных и коммунистов очень много общего. Так вот, Рашкин сделал всё, чтобы рассорить абсолютно православный мир с КПРФ и совершенно не секрет, что они удаляют всех неугодных из партии, пытаясь создать такое боевое крыло в Горкоме, которое возглавит Майдан!

Овчинникова: Тут есть ещё важный вопрос финансирования. Вот взять тот же митинг в июле на Торфянке. Всю аппаратуру предоставило КПРФ, но были же ведь и другие организационные расходы. У меня доступа к чужим кошелькам нет, но организовано всё было очень хорошо. Я же видела, как это всё было сделано.

Кормухин: А представители ПАРНАСа проявляли активность?

Овчинникова: Конечно. Они были одними из организаторов! Там целый раскол произошел внутри, Кутлунина что-то сделал, с кем-то согласовала, а с кем-то не согласовала, вообщем целая история, которая мне тогда была не очень интересна.

– Я тут хотел бы сказать одну интересную деталь – в 2013 году, господин Навальный проводил в парке Торфянка встречу с избирателями. И организовывал встречу один довольно известный персонаж в этой политической тусовки – некто Ляскин. И этот же Ляскин стоит на митинге против храма 9-го июля. То есть, господа из Парнаса и Партии Прогресса присутствовали в массе на Торфянке и это всё уже давняя история, которая тянется давно, но для нас было совершенно удивительно видеть КПРФ в союзе с этими персонажами!

Овчинникова: Андрей, я депутат, имею определенный авторитет и вот столько времени прошло, но я до сих пор не могу найти себе оправдания! Как? Что? Почему? Как я там оказалась?
И даже в понедельник, на этом Горкоме, меня спрашивали почему я оттуда ушла и не продолжаю больше защищать граждан, я отвечаю – уважаемые господа, вот, в моих руках, решение Бабушкинского суда (показывает документы) под номером №2-1359/15 от 1 июня 2015 года. Я не буду сейчас называть всё громкими словами мошенничество – это моя личная оценка, но юристы всё понимают. Обмануть меня – это ерунда. Но обмануть Святейшего Патриарха Кирилла! Они сделали так, что даже Патриарх обратился с просьбой обе стороны разойтись и дождаться решения суда 31-го июля, но на тот период времени, а Патриарх обратился ко всем 24 июня, решение суда уже давно состоялось!

То есть активные события начались 17-18 июня на основе того, что попытаются найти правду в суде, а 1 июня, оказывается, решение суда уже было! Более того, суд на 5 листах расписал каждый шаг и туда же внес постановление Правительства Москвы подписанное Собяниным о законности выделения участка земли! И скрыть это решение суда – это высший пилотаж! И главное, все в это верят – как будто нет этого решения суда!

Откуда я узнала про это решение? Я всё же эту историю двигала, я была эдаким генератором – я ездила по разным инстанциям, в прокуратуру и другие инстанции, а мне разводили руками и отвечали – а вы что не знаете про решение суда? И тогда мне сказали его номер. Я пыталась посмотреть на сайте – но ссылка оказалось неактивной и загрузить решение суда на сайте не удалось. Я опять к Лебедеву – как же так? На что он отмахнулся – ах да, там было ещё какое-то решение суда. Я просила их дать мне его почитать – не дали. И только в конце августа я увидела решение этого суда – мне его прислали по электронной почте и я наконец с ним ознакомились. И это было очень важно, потому что на тот момент, начались такие мероприятия как выход на Красную Площадь, растяжки перед Кремлем в адрес Президента, задержания, административные дела, полиция, даже я пострадала! А всё что надо было сделать – это своевременно донести правдивую информацию об этом решении суда нашим властям, нашему Патриарху, всем причастным. И 31 июля не было бы никакого суда, ничего бы не было! Вопрос был бы давно закрыт!

Зачем надо было раздувать это до такой степени?! Сейчас то мне понятно. Я всем рассказываю – вот послушайте, у нас есть пример Украины. Есть конкретный пример с коммунистической партией Украины (КПУ). Которая в своё время очень активно поддерживала оранжевых и майдан. И что произошло? Оранжисты их предали, а народ отвернулся. В результате, КПУ благополучно запретили на Украине. Что случилось после этого? Сначала спилили поклонный крест, а потом начался «Ленинопад» – начали варить памятники Ленину по всей стране.

Я не могу назвать себя политическим активистом или революционером, но мне просто страшно. Кутлунина ведь женщина в возрасте таком уже, ну надо же о душе подумать, о том, что после будет, боязнь хоть какая-то должна же быть перед Господом – нет, ничего не боится. Она умудрилась меня даже обвинить в том, что это я скрыла это решение суда от них! А я даже не участник конфликта и этого дела. Вы представляете, что вы творите, – говорю я ей, – это нарушение федерального законодательства, это преступление, этот человек (депутат) может лишиться мандата. Это была моя позиция. И я считаю её абсолютно правильной. В результате меня просто исключили из партии. Сейчас я уже понимаю кто такие троцкисты…

Кормухин: …это люди у которых нет ни Родины, ни народа. У того же Потапова семья проживает в Австрии.

Овчинникова: Тут без комментариев. Я не мщу никому сейчас. Я просто хочу чтобы справедливость восторжествовала и меня услышали все. Как оно было. Горком партии благодарил меня и говорил, что стройка остановлена благодаря мне. Я ответственно заявляю сейчас, если бы я знала про решение суда от 1 июня, я бы никаких телодвижений, никаких юридических консультаций бы им не делала. Более того, я бы донесла до людей, что этот протест уже преступление. Все должны знать закон и неисполнение решения суда, это уже уголовное дело. А правда такова, что решение суда по этому делу на момент начала протестов уже было! И оно было скрыто организаторами. А то, что происходит под покровительство нашего Горкома партии – это просто страшно.

Кормухин: Вы всё видели и слышали сами – выводы делайте сами. Хотим лишь добавить, что массовая общественная поддержка строительства храма на Торфянке началась. Православные долго молчали думая, что власть встанет на сторону закона и правды. Власть может и хотела бы помочь и мы должны поддержать её, поэтому мы вышли на Стояние-1, через неделю на Стояние-2 и в эту субботу, 13 февраля состоится четвертое по счету Стояние на Торфянке в поддержку строительства Храма! Мы приглашаем всех в эту субботу, в 13:00 выйти и защитить Правду. В моих руках сейчас решение Бабушкинского суда, в котором суд определил, что участок под храм был выделен абсолютно законно. Соответственно, все действия которые стали происходить позже этого решения, который мы сегодня прямо называем «Майданом на Торфянке», были незаконны!

Поддержите православных христиан в парке Торфянка в эту субботу! За Храм!



Иван Катанаев


Рекомендуем посмотреть:

Новости партнеров

Написать комментарий

Лента Новостей


trava