Загрузка...

75 лет поэту Бродскому. Нобелевский «украинофоб»

24.05.2015 17:14

В Украине, не долго думая, нобелевского лауреата объявили украинофобом, и не умри он 19 лет назад, въезд в это государство был бы для него почти наверняка закрыт

brodskiy


24 мая 1940 года, ровно 75 лет назад, родился поэт Иосиф Бродский. Поэт со сложной судьбой, не всем понятными эстетическими ориентирами, но, тем не менее, признанный гений, нобелевский лауреат, в своем роде – лицо эпохи. Сегодня, в свете актуальных политических событий, уместно вспомнить одно из самых нашумевших его стихотворений (хотя, строго говоря, прочая его поэзия явно стремилась скорее к камерности, чем к полемике) – «На независимость Украины».

Даже те, кто больше ничего у Бродского не читал, возможно, уже сталкивались с этим произведением – его стали активно цитировать в период осложнения российско-украинских отношений. В Украине, не долго думая, нобелевского лауреата объявили украинофобом, и не умри он 19 лет назад, въезд в это государство был бы для него почти наверняка закрыт.

Чем уникально «На независимость Украины»? Для тех, кто Бродского не читал или читал отрывочно, могу сразу сказать – нетипичной страстью. Болезненной до сквернословия, эмоциональной — чувствуется, что очень личной, страстью. Оно настолько нетипично для холодного, сдержанного, философичного поэта, что долгое время шли споры о том, а он ли его автор? Но не так давно нашлось видео, где поэт читает это стихотворение, и сомнения в авторстве отпали.

Видео:




Дорогой Карл Двенадцатый, сражение под Полтавой,

слава Богу, проиграно. Как говорил картавый,

время покажет — кузькину мать, руины,

кости посмертной радости с привкусом Украины.

То не зелено-квитный, траченый изотопом,

— жовто-блакитный реет над Конотопом,

скроенный из холста: знать, припасла Канада —

даром, что без креста: но хохлам не надо.

Гой ты, рушник-карбованец, семечки в потной жмене!

Не нам, кацапам, их обвинять в измене.

Сами под образами семьдесят лет в Рязани

с залитыми глазами жили, как при Тарзане.

Скажем им, звонкой матерью паузы метя, строго:

скатертью вам, хохлы, и рушником дорога.

Ступайте от нас в жупане, не говоря в мундире,

по адресу на три буквы на все четыре

стороны. Пусть теперь в мазанке хором Гансы

с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.

Как в петлю лезть, так сообща, сук выбирая в чаще,

а курицу из борща грызть в одиночку слаще?

Прощевайте, хохлы! Пожили вместе, хватит.

Плюнуть, что ли, в Днипро: может, он вспять покатит,

брезгуя гордо нами, как скорый, битком набитый

отвернутыми углами и вековой обидой.

Не поминайте лихом! Вашего неба, хлеба

нам — подавись мы жмыхом и потолком — не треба.

Нечего портить кровь, рвать на груди одежду.

Кончилась, знать, любовь, коли была промежду.

Что ковыряться зря в рваных корнях глаголом!

Вас родила земля: грунт, чернозем с подзолом.

Полно качать права, шить нам одно, другое.

Эта земля не дает вам, кавунам, покоя.

Ой-да левада-степь, краля, баштан, вареник.

Больше, поди, теряли: больше людей, чем денег.

Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза,

Нет на нее указа ждать до другого раза.

С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!

Только когда придет и вам помирать, бугаи,

будете вы хрипеть, царапая край матраса,

строчки из Александра, а не брехню Тараса.


В этих горячих строках в концентрированном виде (на то автор и настоящий поэт) сублимированы не рассудочные претензии, а живое чувство недоумения и обиды, которое испытывали русские люди во время распада СССР при уходе Украины. Недоумение и обида – да как же так? В принципе, мало ведь кто всерьез тогда обижался на прибалтов, застрельщиков распада: очевидно же, что люди – чужие, совсем другая культура, иной язык, и так далее. Ну и идите себе, тоже мне потеря… Но украинцы?!! Те, с кем прошли бок о бок все революции, войны, труды и бедствия?

Как в петлю лезть, так сообща, сук выбирая в чаще,

а курицу из борща грызть в одиночку слаще?

Это чувство обиды от корыстного, мелочно-выгодного предательства не остыло и сегодня: неужели, недоумевает русский человек, этот поганый ЕС с их вакансиями посудомоек значит больше, чем века совместного бытия, совместных свершений и достижений? А поэт идет дальше – а может быть, все эти века украинцы просто маскировались? Просто выжидали удобного момента, чтобы сменить сюзерена?

…Пусть теперь в мазанке хором Гансы

с ляхами ставят вас на четыре кости, поганцы.

Интересно, что Бродский все же был Бродским, евреем-интеллигентом, и мысль до логического конца довести побоялся:

Не нам, кацапам, их обвинять в измене.

Сами под образами семьдесят лет в Рязани

с залитыми глазами жили, как при Тарзане.

Это, мягко говоря, оставим на совести автора.

Радуется ли автор тому, что украинцы, эти нехорошие люди, теперь уходят в собственное государство? Нет, не радуется. Точнее, пытается демонстрировать гордое «не очень-то нам и хотелось», но на душе тяжело, тяжело…

Больше, поди, теряли: больше людей, чем денег.

Как-нибудь перебьемся. А что до слезы из глаза,

Нет на нее указа ждать до другого раза.

Потому что в строке-вопросе:

Кончилась, знать, любовь, коли была промежду.

заключается и ответ: была любовь. Была. Только, как выясняется теперь, не искренняя, а больше корыстная. Но все-таки не так просто эти чувства зачеркнуть. Поэтому несколько раз звучат отчетливо знакомые по семейным скандалам выкрики «Не поминайте лихом», «Прощевайте, хохлы», «Скатертью вам дорога», «Как-нибудь перебьемся», «Вашего хлеба, неба нам не треба» и так далее – все это звучит в риторическом смысле именно из-за своей гиперболизированности. Так прощаются только с теми, кого хотят удержать.

В последних, и самых сильных, строчках

С Богом, орлы, казаки, гетманы, вертухаи!

Только когда придет и вам помирать, бугаи,

будете вы хрипеть, царапая край матраса,

строчки из Александра, а не брехню Тараса.

остается последняя надежда, которая Бродскому как поэту особенно близка: он верит, что настанет день, когда украинцы затоскуют от собственной пустоты, устанут от собственных ложных фантазий и обид, и вспомнят о русской культуре, которая лучше отвечает их сущности, чем все деревенские вирши национальных поэтов. Пока на русском языке говорит большая половина Украина эта вера остается не безосновательной.



Григорий Игнатов


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...