“А сыновья уходят в бой…” Интервью с юным добровольцем из Москвы – видео

maks2
Максим Ваганов и его боевые товарищи. Битва за Иловайск

И если, позабыв свои дела,
Вы с ними не разделите печаль и муки ада,
Когда весь свет — лишь вспышка орудийного жерла,
А небо — лишь просторная дорога для снаряда,

Вы не поймете никогда всерьез
Их горестные взгляды и отчаянные сшибки.
О, как достойны эти люди ваших слез,
Как не достойны вы обычной их улыбки.

Уилфред Оуэн

“Оправдание моей поэзии”

Война пугает не ужасом, а повседневностью. Люди воюют, Волга впадает в Каспийское море, смерть неизбежна. О войне больше всего болтают не нюхавшие пороха, тщась убедить самих себя, что грязища, в которой вязнут ноги и гусеницы, трупы, в неестественных позах валяющиеся по обочинам и раскатанные в пыль надежды и жизни – лишь неприглядный задник батального полотна. Будь они там, доблести, мату и восторгам не было бы конца. У них есть доступ к снимкам военных фотографов, к бесконечным интервью с бойцами обеих сторон любого конфликта, к видеороликам, снятым в горячке боя. Танки в Сирии, вопли моджахедов армии ИГИЛ, трупы украинских солдат, пленные, раненые…

Есть и те, что во весь голос отрицают власть войны над человеческими умами, полагающие, что находятся выше бытовых страстей человеческих. Не желают слышать и знать, сопереживать и размышлять о последствиях. По теории экономики -5, по альтруизму и эмпатии – 2. Приходите на пересдачу.

А есть молодые отморозки. В метасоциальном смысле этого слова. Вечно им надо все на зуб попробовать, пережевать, выплюнуть и вынести вердикт. В мирной жизни они отчаянно мимикрируют и маскируются под “нормальных”. Окончил школу, поступил в университет, пошел работать… уехал добровольцем в Приднестровье, в Чечню, к курдам, на Донбасс. Заберутся в самую задницу и рады. Особенно рады, когда среда особенно враждебна и не соответствует их ожиданиям. Когда в блиндаже, топящемся по-черному, дышать нечем, артиллерия долбит, жрать нечего, патроны на исходе… Они так умнеют. Именно так они формируют свое представление о мире и людях, в этом мире живущих. Так парни и девушки, рисковавшие всю жизнь не выходить из пубертата и к тридцати годам превратиться в жирных поросят, выплачивающих ипотеку и кредит за Opel Astra, выбираются из цепких лапок детства. Детства, по недомыслию и от излишней любви навязанного им родителями, бабушками, дедушками, глупой марьиванной в начальных классах. Мамы едят успокоительное, отцы, крутя пальцем одной руки у виска, второй рукой капают в рюмку корвалол, нервно гладят кота и раз в пятнадцать минут набирают номер, пытаясь дозвониться до авантюриста.

А авантюрист месит болото, ставит растяжки, жрет тушенку в три горла. И лыба – до ушей. Он-то знает, зачем он здесь. Это у вас бизнес, таможня, кредит на строительство дома и собака не кормлена. А у него – Родина, голос крови, память предков. Простор степи, сигаретка, жгущая пальцы и пыльная травинка, пляшущая в мушке РПК.

Не стоит винить себя в неправильном воспитании… Сыновья уходят в бой, когда им хочется, а не после родительского благословения и тарелки манной каши.

С Максом мы познакомились в Донецке. Полагая, что перед нами очередной юный авантюрист, приехавший на Донбасс ради острых ощущений, первые минут десять я расспрашивал его о причинах приезда. И тут выяснилось, что приезд не первый. А летом был Иловайск, а до этого были Луганск и Донецк. И пуля, чиркнувшая по каске где-то под Моспино… И несколько недель в окопах под непрекращающимся артиллерийским огнем.

В свои 19 (а на момент участия в битве за Иловайск Максу было 18), респондент поразительно разумен и скуп на слова. Уговорить его дать интервью было непросто.

Но за время нашего общения и получасового интервью передо передо мной прошли парадным строем интербригадовцы и карлисты, иностранный легион и московское ополчение и все юные добровольцы, известные нам по книгам и фильмам.

Ничего вы не знаете о своих сыновьях, дорогие родители. Любите их такими, какими они хотят быть и они вернутся к вам. Целыми и невредимыми. Поумневшими и разумными. Они знают что-то, неизвестное и, скорее всего, недодуманное вами самими.

В настоящее время Макс занят созданием и продвижением проекта Mayhem. Проект создан группой единомышленников для поддержки и популяризации национально-ориентированных подразделений ВС Новороссии и доставки адресной гуманитарной помощи в населенные пункты, пострадавшие от войны.


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правила использования материалов

Информационные тексты, опубликованные на сайте jpgazeta.ru могут быть воспроизведены в любых СМИ, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без существенных ограничений по объему и срокам публикации. Цитирование (републикация) фото-, видео- и графических материалов ЖП требует письменного разрешения редакции ЖП. При любом цитировании материалов на серверах сети Интернет активная ссылка на газету «Журналистская Правда» обязательна. 18+

© 2020 ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА 18+