Александр Искандарян: Замороженный конфликт в Карабахе продлится ещё очень долго

13.11.2020 13:11

Конфликты такого рода вообще не решаются быстро нигде. От Тайваня до Кипра, от Косово до Западной Сахары, от Абхазии до Осетии – их в мире порядка пятидесяти.



Посол Азербайджана в России Полад Бюльбюль оглы заявил, что достигнутые договорённости по Карабаху – это решение карабахского вопроса.


«Это не статус-кво. Статус-кво нет, не существует и больше никогда не будет. Это не перемирие, это решение карабахского вопроса. Вы совершенно правильно подчеркнули, что больше такая проблема перед Баку не стоит. Проблемы уже нет, она решена», сказал он в интервью РБК.


Вместе с тем для народа Армении договорённости, по сути, неприемлемы, и это ярко иллюстрируют протесты в Ереване и дискуссии в обществе. Да и для самого Нагорного Карабаха и его жителей вопрос отнюдь не решён.


Александр Максимович Искандарян, директор Института Кавказа в Ереване, армянский политолог, в комментарии для «Журналистской правды» выразил мнение, что такие конфликты не имеют быстрого решения.


«Я говорю, как аналитик, а не как представитель той или иной страны. Здесь не важно, что говорит посол Азербайджана, а также что приемлемо или неприемлемо для Армении. Есть территория, которая заселена армянами, которые не считают себя никакими гражданами Азербайджана, которые подчиняются администрации Арцаха, который провозгласил себя независимым государством (но это государство никто не признал). И администрация Азербайджана на этой территории не может осуществлять своих властных полномочий.


Что значит «Азербайджан эта ситуация устраивает»?


Карабах – это не только территория, это люди, которые там живут. Что значит «решена эта проблема»? Это значит, что этих людей нужно убить? Или что с ними сделать? Они, особенно после этой войны, хотя и без неё тоже, жить в составе Азербайджана не могут. В составе Азербайджана армян нет, им там проживать невозможно.


На тех территориях, которые завоевал Азербайджан во время этой второй Карабахской войны, армяне уничтожались, либо они убегали. Соответственно, проблема в виде территории, населённой армянами, осталась, что бы там кто-либо ни говорил, хоть армяне, хоть азербайджанцы, хоть парагвайцы. Тут дело не в этничности говорящих и в их государственной принадлежности, а в аналитической составляющей: эта проблема есть.


Это соглашение вообще неправильно понимается как договор о мире. Это соглашение о прекращении огня, о перемирии и гарантиях прекращения огня. Российские миротворцы будут способствовать тому, чтобы не шла война, чтобы в людей не стреляли. О статусе Нагорного Карабаха там нет ни одного слова.


Соответственно, проблема статуса остаётся, желает Азербайджан эту проблему решать, не желает Азербайджан, хочет ли Армения или не хочет. Проблема того, как и каким образом будут жить там эти люди, кому и каким образом подчиняться, какая администрация там будет, согласны или не согласны эти люди на такой вид управления – она, естественно, остаётся, что бы ни говорил посол Азербайджана.


Замороженный конфликт есть. Я боюсь, он продлится ещё очень долго. Конфликты такого рода вообще не решаются очень быстро нигде. От Тайваня до Кипра, от Косово до Западной Сахары, от Абхазии до Осетии – их в мире порядка пятидесяти. И решить их, просто сказав, что проблема не существует, невозможно. Я боюсь, что это будет долгий процесс.


При так далеко расходящихся позициях эту проблему решить в переговорной плоскости не так-то легко. Её почти 30 лет пытались так решить, но не получалось. Любую проблему можно всего двумя способами, другого в мире пока не придумали: либо войной, либо переговорами. Война была, и она привела к тому, к чему привела. Теперь вокруг стоят миротворцы, и воевать невозможно, как минимум, пока действует это соглашение. Соответственно, убить всех этих людей невозможно. С ними надо разговаривать. Это переговорный путь.


Может, на это Азербайджан не пойдёт, судя по словам господина посла. Может, позиции будут расходиться. Но третьего пути я не могу придумать».





Ксения Мальцева


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Новости партнеров

Написать комментарий

Лента Новостей

Новости партнеров

Загрузка...

Загрузка...