Александр Роджерс: Стремительные домкраты Юлии Латыниной

10 mn read
latinina
Юлия Латынина и её стремительный домкрат, в котором спрятана Стрелка Осциллографа.

Обещал начать рубрику «Апельсин», исполняю.

Апельсин – в местах не столь отдалённых так называют человека, который прикидывается авторитетом. Чаще всего это заканчивается вскрытием обмана и последующим, кхм, деклассированием.

Собирался я начинать данную рубрику с другого человека, даже уже досье подготовил. Но тут Юлия Латынина превзошла себя, и это изменила мои планы.

Заслуженная стрелка осциллографа Российской Федерации Латынина уверенно держит марку. Как была самоуверенной безграмотной альтернативно одарённой особой, так и остаётся. Даже, кажется, апломб только вырос.

Хотя, конечно, Дмитрий Зильбертруд заявляет, что «Юлия Латынина в сегодняшней России – журналист номер один». Но он, видимо, и себя считает писателем номер один. Впрочем, мы сегодня не о нём.

Перефразируя фразу, которую упорно приписывают Салтыкову-Щедрину (но которую на самом деле когда-то родил Розенбаум): «Если через сто лет меня разбудить и спросить, что делает Юлия Латынина, я уверенно отвечу – позорится».

Итак, пару дней назад, а именно 14 декабря 2019 года, Юлия Латынина запилила очередной эфир на «Эхе Москвы» (какое радио, такие и журналисты). И там наговорила такой ахинеи, которая заслуживает отдельного разбора.

Сам эфир очень длинный, но я выберу оттуда избранные цитаты. Поехали.

Внимание! Дальше читать исключительно в сварочном шлеме или его аналогах, иначе можно убить себя фейспалмами.

Латынина: Это рейдерский наезд на компанию Nginx. Это крупнейший в мире веб-сервер, расположенный в России в том числе. Создатели его во главе с Сысоевым продали его за 670 долларов американцам.

Роджерс: Я рыдал. Это не физический сервер, это ПО. Он не «расположен в России», а используется на самых серверах в разных странах.

Перед тем, как нести ахинею, можно было хотя бы почитать посвящённый этим событиям блог Ашманова.

Латынина: И это из серии, что случилось бы в России с Илоном Маском: его бы посадили.

Роджерс: Что случилось в России с Юлией Латыниной – её снова высмеяли.

Латынина: Но начну с пожара на «Адмирале Кузнецове», нашем единственном недоавианосце. Потому что, как осторожно сообщает ТАСС: «Пожар не вышел за пределы первого энергоотсека. В переводе с языка ТАСС на человеческий – самое интересное, что случилось в первом энергоотсеке. Потому что если первый энергоотсек, за пределы которого пожар не вышел, сгорел весь, то это значит, что «Кузя» скончался.

Роджерс: 1. Как заявил президент Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Алексей Рахманов «Пока мы не зайдем в поврежденные отсеки и не проведем дефектацию, ничего говорить не буду». Специалист без предварительного анализа ничего озвучивать не готов, зато Юля с гнездом на голове уже выдала свой вердикт.

2. Как заявил другой эксперт: «Никаких принципиальных сложностей для завершения модернизации данный пожар не имеет, но он может значительно увеличить ее сроки».

Латынина: Вообще, «Кузя» каждый год несет у нас тяжелые потери, причем это не боевые потери, это потери исключительно которые характеризуют настоящее положение скрепоносной и вставшей с колен державы.

Роджерс: Латынина каждый год несёт потери. Причём убогие штампы, которыми она вещает, характеризуют смерть мозга под гнездом. Хотя, а был ли мозг?

Латынина: Дымил он так по пути в Сирию, что с его пути всё разбегалось, потому что вдруг взорвется.

Роджерс: Он ходит на мазуте. Ему положено дымить. Более того, в некоторых ситуациях количество дыма специально увеличивают.

Латынина: В Сирии, естественно, он был как пятая нога, потому что тот характер боевых действий, который происходит в Сирии, в общем, с авианосцами и даже с тяжелыми несущими крейсерами никак не связан.

Роджерс: В Сирии осуществляют операцию российские ВКС. Они совершают боевые вылеты, уничтожая инфраструктуру, технику и живую силу террористов. Авианесущий крейсер и его палубная авиация прямо участвуют в этой деятельности. «Это какой-то позор!» (с)

Латынина: Потому что по правилам техники безопасности этот док не может зависеть от берегового электричества, потому что, например, в этом доке производилась – на минуточку! – выгрузка ядерного топлива.

Роджерс: Ещё одна. Мало нам фейков про «фонящий реактор на «Кузнецове» от «Новой газеты». Для тупых повторяю: силовая установка «Адмирала Кузнецова» работает на мазуте. Там НЕТ ядерного реактора, поэтому ядерное топливо на него не грузят.

Латынина: Вот, кстати говоря, в связи с этими пожарами и самолетами вот у нас Владимир Владимирович, помните, сказал, что попадут в рай во время войны с неверными… ой, то есть простите – с растленным Западом.

Роджерс: Путин говорил на случай ядерной войны, которую начнут США. Но «журналистка номер один» не может делать перерывы во вранье.

Латынина: Вот вы можете посмотреть, что во всех дворцах Путина, как правило, сооружают отличный ледовый дворец.

Роджерс: А в ледовом дворце огненный дворец. А в том алмазный дворец. Как в матрёшке. «Дворцы Путина».

Латынина: Если бы президент распорядился генераторы с одной из многочисленных дач, которые он все-таки достаточно редко видит, поставить на док, то и «Кузя» был бы цел.

Роджерс: Если бы Латыниной пересадили бы мозг от курицы, то она, возможно, писала бы что-то более умное.

Латынина: И эта деталь просто в лицах повторяет знаменитое начало одного из моих любимых романов китайских XIV века «Речные заводи», который начинается с того, что бездельник, посланный со взяткой к князю, приходит к нему, когда князь играет в футбол.

Роджерс: Опять смешались кони и люди. Футбол изобретён в 1846 году в Англии.

Латынина: Вот тут мой коллега Сергей Пархоменко сильно издевался над промасленной ветошью в XXI веке и спрашивал: «Где вы видели промасленную ветошь хотя бы в американской автомастерской?»

Роджерс: Они это серьёзно? «В ставке Гитлера все малохольные» (с).

Латынина: И с учетом того, что если энергоустановка серьезно повреждена, то, в общем, это означает, что «Кузя» почил, потому что кораблю 40 лет, он морально и физически устарел, и хотя корабль теоретически может жить с одной электроустановкой, более того, он сделан так, чтобы с одной энергоустановкой сохранять баланс, чтобы с него взлетали и садились самолеты, но все-таки это сделано для боевых условий.

Роджерс: Сама себя опровергла в одном предложении. Это талант.

Когда госпожа Латынина эмигрировала из России, то заявляла, что её машину сожгли. Но читая её, хкм, глубокие познания в технике, я почему-то глубоко уверен, что она сама её сожгла. Причём не нарочно. Просто искала стрелку на осциллографе и закидывала мазут в ядерный реактор – вот она и загорелась. С такими-то знаниями удивительно только одно – как она ещё и дом не сожгла.

Латынина: И удивительно, что запас прочности «Кузи», который проектировался на случай войны, также пригодился и на случай скреп.

Роджерс: А вот если бы адмиралом сделали представителя ЛГБТ, тогда бы ничего не сгорело. Рэндом-генератор в любой либеральный текст в случайные места вставляет десяток фраз «зато скрепы» и «зато Крымнаш».

Латынина: Второе дело, о котором я хочу рассказать, я уже говорила, это Nginx. Это история, сопоставимая по омерзительности с арестом Майла Калви с той только разницей, что Калви – это, конечно, хороший человек, инвестор, но, в общем, по мировым рынкам это крошечный игрок на крошечном рынке, а Nginx – это самый популярный веб-сервер мира.

Роджерс: Омерзительней писанины Латыниной может быть только говорящая на видео Латынина. А вот «хорошесть» господина Калви определит суд.

Латынина: И начали его делать русские люди: Игорь Сысоев и Максимов Коновалов в 2004 году.

Роджерс: Как так? «В этой стране» есть программисты? Ещё и такие, которые делают самое лучшее в мире серверное ПО? Госпожу Латынину от осознания этого кондратий не хватил?

Мы же «страна-бензоколонка», «безнадёжно отстали от тихналогий». Я тоже могу в либеральные мемы.

Латынина: Сысоев тогда работал сисадмином в «Рамблере». «Рамблер» тогда был еще IT-компанией. Это потом он сдох и засмердел, это потом его владелец Ашманов начал бегать по кремлевским кабинетам с идеей национального поисковика.

Роджерс: Ух, как всё запущено.

1. Ашманов никогда не был владельцем «Рамблера». Он был исполнительным директором, причём всего полтора года и в 2001 году ушёл оттуда, создав свою компанию.

2. Владельцами «Рамблера» в разное время были Потанин, Мамут, а недавно 46,5% акций холдинга выкупил «Сбербанк» за 11 миллиардов рублей.

3. С 2001 года товарищ Ашманов работает в компании «Ашманов и партнёры».

Я нашёл эту информацию примерно за 3 минуты. «Журналистка номер один» не смогла найти этой информации за последние 18 лет.

Латынина: И в результате всех этих ашмановских разговоров про киберсуверенитет к «Рамблеру» присоединился Мамут, там еще убитая «Газета.ру», убитая «Лента.ру» – все эти смердящие трупы впарили «Сбербанку» за 11 миллиардов рублей.

Роджерс: Мы уже выяснили выше, что Ашманов к «Рамблеру» не имеет отношения, и что за 11 миллиардов купили не весь Rambler&Co, а 46,5% акций.

И у меня вопрос, например, почему «Газета.ру» убитая, а «Эхо Москвы» не убитое?

Латынина: Тем временем сисадмин Сысоев, который накропал себе программку и который в отличие от Мамута, который к этому времени до продажи «Сбербанку» владел «Рамблером», не убивал собственных активов, не уничтожал «Ленты.ру», сделал первый по величине в мире веб-сервер.

Роджерс: Не «первый по величине», а «самый популярный». Это всё равно, что заявить, будто «Виндовс – самая большая операционная система».

Латынина: Но в основном это open source, в основном бесплатно, но у него есть платная версия. Платная версия – это как раз для крупных компаний с какими-то бубенцами и примочками. И вот эту платную версию продали компании F5 Networks за 670 миллионов долларов.

Роджерс: Гнездо не отличает open source от freeware, но разве это кого-то на данном этапе ещё удивляет?

Латынина: Вот это к вопросу о цифровом суверенитете. Согласитесь, эта вся коллекций убитых «цифровых трупов», она вся стоила 176 миллионов долларов. а только небольшая часть Nginx, только платная его часть версии, зато развивавшаяся в совершенно нормальных рамках стоила 670 миллионов (орфографиё «Эха Москвы» сохранено).

Роджерс: Каким боком это к «цифровому суверенитету»? Кто-то понял «логику» госпожи Латыниной?

Латынина: И через некоторое время после этой продажи «Рамблер» (продали «Сбербанку» за 176 вместе с «Лентой», «Афишей», «Газетой») вспомнил, что Nginx за 670 миллионов долларов у него украли. И нет, чтобы обратиться в арбитраж – завели уголовное дело. Постановление об этом уголовном деле опубликовал у себя в Твиттере сотрудник Nginx Ипполитов, потом стер.

Роджерс: И это всё, что нужно знать об _этой стране_! Простите, не сдержался. А в благословенных США за кражу интеллектуальной собственности не сажают? Серьёзно?

Впрочем, из того, что я прочитал по данному делу (а я, в отличие от Латыниной, читал мнения всех сторон), скорее всего, никакой кражи тут нет и «Рамблер» дело проиграет. Опять же, подчеркну, это моё субъективное мнение, составленное на основании отрывочной и неполной информации. И не претендует на истину в последней инстанции.

Будет проведено следствие, будет суд – и уже после этого можно будет говорить о результатах. Я же не либерал, чтобы орать «всё ясно» ещё до того, как высказались специалисты.

Латынина: Согласно уголовному делу «неустановленные сотрудники «Рамблера» в неустановленное время разработали и украли программу для ЭВМ Nginx – как я давно не слышала этого сладкого слова «ЭВМ»! С тех, наверное, как в детстве читала советскую фантастику, – а именно представленную в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств с целью получения определенного результата» (орфографиё по-прежнему «Эхи Масквы»).

Роджерс: Да, Юлия Леонидовна, современные персональные компьютеры и даже серверные станции – это по-прежнему электронно-вычислительные машины. Что является сюрпризом исключительно для дипломированных филологов.

Латынина: И еще прекраснее – «Медуза» выясняет, – что оказывается, перед продажей «Сбербанку» «Рамблер» уступил права на предъявление претензий и исков Nginx компании Lynwood Investments, которая принадлежит предыдущему владельцу «Рамблера» Александру Мамуту.

Роджерс: Поскольку «Сбербанк» купил 46,5% акций, а до этого «Рамблер» принадлежал Потанину и Момоту, то больше половины акций холдинга до сих пор им принадлежат. По крайней мере, я не нашёл информации, которая бы это опровергала.

Латынина: Почему господин Мамут, если он считает, что его обокрали, почему он не подал в арбитраж?

Роджерс: Если у вас что-то украли, то не нужно идти в полицию, а обращайтесь в арбитраж – это нечто новое в уголовном праве. Сами придумали, Юлия Леонидовна?

Латынина: Тогда я приведу комментарий самого Ашманова, создателя «Рамблера», того самого патриота, который бегал по Думе, рассказывал про суверенитет. Ашманов говорит, что это полная фигня, что интеллектуальная собственность на Nginx находится у его создателя Сысоева, что в российском законодательстве нет такой позиции, что «в рабочее время он чем-то там занимался и что-то свое создал».

Роджерс: Всё ещё хуже, чем я думал. Я же думал, что Латынина Ашманова не читала, когда несла свою ахинею. А она прочитала, и ничего не поняла. И уже после этого орёт про «владельца Рамблера Ашманова».

Латынина: А Андрей Копейко, который был непосредственным начальника Сысоева в «Рамблере», был привлечен как свидетель под делу и был вынужден объяснять нашим следователям, чем отличается Nginx от Apache. Сочувствую бедному Копейко.

Роджерс: А вы, Юлия Леонидовна, знаете, чем отличается Nginx от Apache? Почему-то у меня очень сильные сомнения на этот счёт (если что, то я с 2001 по 2007 год работал системным администратором, а одно из моих высших образований получено по специальности «оргтехника и связь»). Так чем (здесь всем приготовиться, отрыть окоп и надеть дополнительную защиту для головы) они отличаются друг от друга?

Латынина: Это еще не всё, кстати, потому что Nginx – open source. То есть для него писала код куча народу, в него вложено больше количество труда сторонних людей. И если в каком-нибудь Черемушкинском народном суде «Рамблеру» удастся обнулить свободную лицензию, то эти люди гипотетически – и таких людей найдется, поверьте, много, – они потребуют просто удалить свой код из Nginx, и продукт кончится.

Роджерс: Тут я просто промолчу.

Латынина: В общем, как я уже сказала, это из истории из серии, что, если бы в России был Илон Маск, его бы посадили.

Роджерс: Вообще-то, Илон Маск – мошенник, и против него в США (внезапно!) возбуждено несколько уголовных дел. В том числе Комиссией по ценным бумагам.

Но я же не «журналист номер один», поэтому легко нашёл эту информацию в открытых источниках.

Латынина: У нас была великолепная IT, которую уже уничтожили при нынешнем президенте и, заметьте, без всякого ЦРУ.

Роджерс: Ой-ой-ой! Про… потеряли все полимеры! И во всём виноват, конечно, Путин!

А вот свежая статья в «Эксперте» говорит о том, что Россия бьёт рекорды по продажам софта за рубеж. По итогам 2018-го экспорт софта из России превысил 10 миллиардов долларов (примерно столько же зарабатывает наша страна на экспорте зерна), что на 19% больше, чем в 2017 году. Об этом сообщают представители ассоциации «Руссофт»: они констатируют, что за последние пять лет экспорт отечественного софта увеличился почти вдвое – с 5,4 миллиардов долларов в 2013-м до 10,5 миллиардов в 2018-м году.

Но «настоящим журналистам» реальность не важна, я понимаю.

Латынина: И не может быть никакого флота у страны, у которой ВВП меньше города Нью-Йорка или штата Калифорния.

Роджерс: О, снова тухлые мемы пошли. Вот только флот у России есть. С «Калибрами», «Булавами» и прочими «радостями», надёжно охраняющими морские границы Российской Федерации.

У меня встречное предложение для госпожи Латыниной. Написать о текущем состоянии дел со спуском на воду новейшего суперсовременного американского авианосца USS Gerald R. Ford. Я вам даже ссылочек накидаю на новости о нём.

И Путина там нет, и ВВП больше российского – а не ходит (и даже не плавает). Цитирую: «По последним данным, из-за неполадок авианосец приступит к выполнению боевых задач не ранее 2022-го». Притом, что официально (для галочки) он введён в строй в 2013 году.

Ну как, напишет, как думаете?

Это примерно половина потока слов, сгенерированного Латыниной за один эфир. Извините, дальше я не смог это вынести, не одолел.

Как по мне – достаточно. Сапиенти сат.

Очевидно, что госпожа Латынина с гнездом на голове не способна отличить физический сервер (hardware) от установленного на него программного обеспечения (software). Что она не способна найти в открытых источниках, кто владелец компании, какое количество акций было продано, кто такой Ашманов. Она не знает, что на крейсере, ходящем на мазуте, нет ядерной установки и ему не нужно ядерное топливо. Она не способна найти информацию о состоянии дел в российском программировании. И так далее.

Всё, на что способно гнездо, – это вставлять в откровенно безграмотный и бредовый текст случайные фразы про «скрепы» и «эту страну».

А что вы хотели? Это чудо в своих книгах умудрилось сжечь Коперника! Причём дважды! Хотя этот почтенный польский астроном умер в возрасте 70 лет от инсульта…

Вы меня извините, но люди, которые всерьёз читают Латынину (не для поржать), они наверняка такие же тупые. И тусовка, которая хвалит её, кхм, «творчество» – это какое-то дно. Не говоря уже о публикующем её «Эхе Москвы».

P.S. Хотя нет, всё же скажу пару слов об «ЭМ». Там большинство «экспертов» такие же. Биолог Филькинграмотер, который вещает о военном деле не менее пафосно, чем Латынина. Обанкротившийся мошенник Иноземцев, выступающий в роли экономического эксперта. Шендерович, Белковский, Шевченко, Цимбалюк, Орехъ и прочие жертвы отсутствия карательной психиатрии.

И, конечно, падающий со сцены со словами «Ничего, бывает» Веник. И как часто это у него бывает? Если часто (а ещё и головой вниз), то это многое объясняет.

А другой либеральной оппозиции у меня для вас нет…

0

2 thoughts on

Александр Роджерс: Стремительные домкраты Юлии Латыниной

  • Виктор

    У госпожи Латыниной дно пробито давно и окончательно, причем судя по тому, что она несет, дно было бетонное и пробивала она его головой.

    0
  • Игорь

    Молодец, Александр, “приложил” хорошо.

    0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правила использования материалов

Информационные тексты, опубликованные на сайте jpgazeta.ru могут быть воспроизведены в любых СМИ, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без существенных ограничений по объему и срокам публикации. Цитирование (републикация) фото-, видео- и графических материалов ЖП требует письменного разрешения редакции ЖП. При любом цитировании материалов на серверах сети Интернет активная ссылка на газету «Журналистская Правда» обязательна. 18+

© 2020 ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА 18+
Adblock
detector