Загрузка...

Александр Роджерс: Время выбрало нас

11.09.2016 16:04

И пусть никого не вводит в заблуждение, что руководство России называет врага «партнёрами» – это просто дипломатический язык...

1409457385_1

Наш враг — не оппозиция и не Украина, а обезумевший от вседозволенности 90-х американский империализм


Пришла пора поговорить откровенно. Не зря я задумал этот формат.


Это такое особое чувство свободы, когда ты ничем не скован – ты не участвуешь в выборах, не баллотируешься, не работаешь в штабе, не собираешься быть политиком или официальным лицом, поэтому можешь говорить совершенно свободно. Итак, поехали.


Идёт война. Война между США с одной стороны и Китаем и Россией с другой. Война за гегемонию, которая определит, будет следующее столетие американским, как орут их пропагандисты и идеологи, или российско-китайским, как молча намекаем мы.


И пусть никого не вводит в заблуждение, что руководство России называет врага «партнёрами» – это просто дипломатический язык. Ну не солидно называть их публично дебилами, хотя Лавров один раз и не сдержался.


Война идёт в трёх измерениях: в информационном, в экономическом и, там где заканчиваются другие аргументы, – непосредственно в военном.


В информационном пространстве задача противника убедить нас в том, что


а) мы якобы неполноценные;


б) они нас превосходят;


в) вся наша история – это страх и ужас, тюрьма народов и мракобесие;


г) наша власть недостойна и её нужно свергнуть;


д) «быть русским позорно», нужно стыдиться и каяться etc.


В идеале нужно заставить людей ненавидеть собственную страну, желать её уничтожения (или переформатирования по западным рецептам, что практически то же самое) и вовлечь в гражданскую войну. Вы все видели таких, жертв поражения информационным оружием – либералов, антисталинистов, фанатов Илоны Маск и так далее.


В экономическом пространстве задача противника разорвать наши экономические связи, ослабить и подорвать нашу экономику, сделать так, чтобы мы были не в состоянии обеспечивать надлежащую обороноспособность и вызвать рост социально-экономического напряжения. В идеале, перерастающий в бунты и попытки госпереворота.


В военном пространстве зачастую нужно обеспечить нужды того же экономического пространства. Например, развал Сирии нужен был для взятия под контроль поставок углеводородов с Ближнего Востока в ЕС. После чего планировалось обрушить Иран, что позволило бы прервать поставки углеводородов из стран Персидского залива в Китай и существенно подорвать его энергетическую безопасность и экономическую мощь. Ну и хаотизация Украины ставила задачу затруднить поставки российского газа в Евросоюз и нагнетания конфронтации между РФ и ЕС.


Идёт война. И те, кто хотели бы «победы уже вчера» и вопят про «путинслил» – или сознательные провокаторы, или просто дурачки, совершенно не знающие истории. А я напомню.


1812 год. Вторжение Наполеона в Россию.


Как там у классика?


Мы долго молча отступали,


Досадно было, боя ждали,


Ворчали старики:


«Что ж мы? На зимние квартиры?


Не смеют, что ли, командиры


Чужие изорвать мундиры


О русские штыки?»


Кутузов отступал несколько месяцев. Сначала для того, чтобы соединить разрозненные армии Багратиона и Барклая де Толи, затем чтобы пополнить армию (которая была существенно меньше, чем набранная по всей Европе армия Наполеона) и истрепать противника партизанской войной. Но даже несмотря на это генеральное сражение под Бородино не дало решительной победы, пришлось снова отступать, снова копить резервы, продолжать партизанскую войну.


Что было бы, если бы по совету горячих голов Кутузов дал генеральное сражение в самом начале? Русская армия была бы разбита, а Наполеон бы победоносно взял не только Москву, но и продолжил бы завоевание России гораздо дальше.


Великая Отечественная война. Аналогично Кутузову Сталин всячески оттягивал начало войны с Гитлером. К 1941 году война в Европе шла уже несколько лет.


Можно было вступить в войну, когда началась война в Испании? Можно было. Можно было вписаться за Чехословакию, наплевав на помехи со стороны Польши? Можно было.


Но ведь и Франция с Великобританией точно также тянули время. И подписывали с Германией договора о ненападении (о чём нынче стыдливо молчат), и именно с их согласия получился и аншлюс Австрии, и раздел Чехословакии, и передел Югославии.


Мог ли СССР вступить в войну в 1938 году? Мог. Но тогда бы он не успел получить кучу новых вооружений: танки «КВ» поступили на вооружение в 1939 году, легендарные Т-34 – вообще в сороковом. Не говоря уже о самолётах, самозарядных винтовках и многих других видах вооружения, которые поступили в советскую армию за три «выдуренных» года.


И ведь тоже – нацисты были уже в шести километрах от Москвы, готовились обстреливать её из крупнокалиберных гаубиц (как сейчас их недобитки обстреливают Донецк), когда их остановили и отбросили.


Что было бы с Россией, если бы в 1812 году какие-нибудь «патриоты», недовольные отступлением Кутузова, устроили бы переворот посреди войны? Что было бы с СССР, если бы в декабре 1941 года кто-то, недовольный отступлением и потерями, решил бы свергнуть Сталина? Ответ в обоих случаях, на мой взгляд, очевиден. Мягко говоря, ничего хорошего.


Так почему нам навязчиво пытаются внушить, что сейчас, во время очередной войны на выживание России, мы обязательно должны свергнуть нынешнее правительство? Может как раз потому, что оно слишком хорошо действует, и без внутреннего саботажа противнику не победить?


Что сделали бы с пораженцами, которые попробовали бы устроить государственный переворот в 1812? Что делали с провокаторами, которые призывали сдаться осенью-зимой 1941 года, уверяя, что всё потеряно и сопротивление бесполезно? В фильме «Рождённая революцией» в одной из серий есть ответ.



Агитация, кстати, совершенно не поменялась за эти десятилетия. «Немцы – это культурная нация, передовая и цивилизованная». Только сейчас «Американцы – это культурная нация, передовая и цивилизованная».


И Кацы снова предлагают сдаться, и новые Власовы готовы воевать на стороне противника под лозунгами «Правильной России».


Когда кто-то там возмущается, что ему видите ли уже не сорок сортов колбасы, а всего тридцать два, то так и хочется ему сказать «Ты, тупой урод, перечитай дневники Тани Савичевой, а потом захлопни пасть и не воняй». Люди пережили блокаду Ленинграда, голод, а некоторые не могут пережить отсутствие хамона. Но то ж были Люди, а это биомасса.


Вы поймите: идёт война на уничтожение. Запад свои намерения показал предельно чётко: они хотят, чтобы нас НЕ БЫЛО. Вычеркнуть нас из истории, из мировой культуры, из спорта, из фантастических фильмов о будущем (как в «Марсианине» и втором «Дне независимости»), из компьютерных игр – отовсюду.


И любое напоминание о том, что мы существуем и «имеем наглость жить», вызывает у них форменную истерику, приступы неконтролируемой ненависти – как флаг России на паралимпиаде в руках у белорусского спортсмена. И они готовы воевать с женщинами, с детьми, с инвалидами, лишь бы добиться того, чтобы мы исчезли.


Доставим ли мы им такое удовольствие или снова обломаем, как делаем уже тысячу лет – решать каждому из нас. И уж если вы осознаёте, что идёт война, то прекращайте ныть. На Донбассе люди живут под каждодневными обстрелами, но улицы асфальтируют и цветочки высаживают, а эти тут ноют, что у них чизкейк на десять рублей подорожал. Честное слово, стыдно должно быть – предки сплошь герои и богатыри, а потомки – какое-то смузи с айфонами.



Александр Роджерс


Новости партнеров

Загрузка...

2 Комментариев

  1. Николай:

    Всё правильно.

  2. Игорь Дмитриевич:

    Обломаем. Мы ведь не начинаем войны. Мы их заканчиваем.

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...