Загрузка...

Американский «москаль» Лойко и выставка вурдалаков в Москве

11.10.2016 10:30

Читая подлую книжонку, задаёшься вопросом: кого с кем можно примирить, занимая одностороннюю позицию, при этом откровенно пропагандируя украинских карателей как эталон?

hqdefault

Проклятая диспетчерская вышка ДАП, откуда украинские друзья-каратели «журналиста» Лойко корректировали огонь по жилым кварталам Донецка, вышибая инфраструктуру города-миллионника…


Скандальная фотовыставка «Прямой взгляд», в рамках которой были выставлены фотографии, восхваляющие украинских карателей, просуществовала в Сахаровском центре один день, после чего ее «закатали в асфальт» представители московской патриотической общественности. В принципе, либеральная помойка, именуемая «сахарницей», ничего нового в своей антироссийской деятельности не открыла, кроме одного: явила миру двух фотографов, не имеющих ни родины, ни флага, и испробовавших вкус «нулландовских печенек» на киевском Майдане.


Один из них, ныне праздно шатающийся по незалежной, — белорус-оппозиционер Александр Васюкевич. Второй – Сергей Лойко, родившийся в Финляндии, а после «осчастлививший» своим пребыванием Российскую Федерацию: от Дальнего Востока, где проходил службу в рядах Советской Армии, до Москвы, где в разные периоды времени был замечен в должности наладчика на Втором Московском часовом заводе и грузчиком в Московском Северном речном порту. Далее были московское бюро «Associated Press», британская телекомпания TV/am «Good morning, Britain», московское бюро «Los Angeles Times», «Новая газета», где Лойко работал переводчиком, корреспондентом и фотографом.


Пожалуй, на этом человеке, к которому слава (пусть и сомнительная) пришла на седьмом десятке, и остановимся. Поговорили бы о нем и раньше, если бы догадывались о его существовании. Но теперь – самое время.


Лойко лавировал, лавировал – и таки вылавировал!


Декабрь 2013-го… Лойко проникается любовью к «украинским революционерам», чьи помыслы чисты, аки слеза, а телодвижения – божественны. В знак солидарности с «небратьями» (к слову, сам Лойко называет себя «американским москалем», признаваясь в СМИ, что имеет дом в Техасе, в Штатах живут сын с семьей и внуки) он натягивает на череп кастрюлю, берет в руки фотоаппарат, и снимает, снимает… Одним словом, «щелкает» всё, что попадается под руку. Скачет и снимает, снимает и скачет… Так незаметно, скачками, окрыленный «перемогой революции гидности», Лойко отправляется в зону «АТО», дабы запечатлеть на фото истинных патриотов страны победившего маразма.


Википедия безжалостна: «Фотографии, сделанные Сергеем Лойко внутри Донецкого Аэропорта во время атак сепаратистов на солдат ВСУ, которые продолжались 242 дня, были перепечатаны большинством мировых изданий, после того, как появились в Los Angeles Times. Эта серия фотографий выдвигалась на Пулитцеровскую Премию и World Press Photo, и была частью пакета, который был удостоен в 2015 году престижнейшей американской премии Overseas Press Club Bob Considine Award» «за храбрость, достоверность, оригинальность, глубину и выразительность описанного».


Признаться, зная о столь эпохальном событии в жизни престарелого папарацци, мы обязательно его поздравили бы. По-своему. Но, каемся, эта премия прошла мимо нас, как дети в школу. Наверное, потому, что в самом названии премии очень много букв…


А вот на книгу Лойко, имеющую краткое название «Аэропорт», мы таки внимание обратили. Но, опять-таки, совсем недавно, хотя свидомым умам украинской читающей интеллигенции она была презентована в Киеве еще год назад. А уже в этом году роман был переведен и вышел в Голландии, Польше, Латвии, Эстонии, Литве, Грузии, Чехии и Китае (последний в этом перечне стран смотрится как-то странно, согласитесь, но так гласит безжалостная Википедия).


Вас там не было? Лойко расскажет!


Итак, целых 4 дня в октябре 2014 года автор пробыл с «киборгами» в Донецком аэропорту. В книге — вымышленные персонажи с вымышленными позывными (хотя и созвучные с реальными). Донецкая Народная Республика в ней именуется как Красно-Каменская Народная Республика, соответственно, аэропорт — Красно-Каменский, а сам Донецк — Красно-Каменск (не факт, но, возможно, у Лойко имеет место быть какая-то давняя психологическая травма, связанная с красным цветом и камнями).



Вниманию наших читателей — произвольно выбранные фрагменты из книги Сергея Лойко «Аэропорт»:


«- Он дальше Красного Камня не пойдет, — продолжал политическую дискуссию Дмитро, позывной Людоед, математик из Винницы (вот откуда там математики и зачем, тем более с таким позывным?) — Ему не нужна вся Украина. Сами прикиньте. У него сейчас дома рейтинг 86%, а если он захватит Украину, то прибавится еще сорок миллионов. Откинь 10% ватников (сторонников соединения с Россией). Остальные 90% иначе как х**лом его вообще не называют. И рейтинг у него тогда сразу п**данется до 60-70%. Оно ему надо?»


«Все опять приумолкли. И вдруг одновременно подняли головы. Услышали жалобное мяуканье котенка. Не может быть! Откуда он здесь? Но слышали все, а не кто-то один, значит, не показалось. Переглянулись, прислушались. Мяуканье доносилось из дальней части оранжевого зала, над которой, как раз и находилась та самая секция, занятая сепарами, и отделенная стеной от киборгов на втором этажей. Алексей поднялся на ноги. Навел телевик 70-200 на звук и увидел маленького черного пушистого котенка, копошившегося на каких-то обломках. Котенок продолжал жалобно мяукать и как-то неестественно трясти лапкой…»


«Однако «кацапский» и ККНР-овский флаги настолько возмущали Андрея, таксиста из Львова, и его двух друзей, что они решили пробраться через нескончаемую 200-метровую полосу смертельных препятствий к старому терминалу, сбросить «ганебні ганчірки» и вновь водрузить там украинский жовто-блакитный стяг. Алексею сказали, что на то есть приказ».


Политическая философия Людоеда, «киборг», спасающий в обломках терминала котенка с трясущейся лапкой, героическое водружение мифического «стяга»… За кадром «объективного» журналиста осталась корректировка миномётного и артиллерийского огня по жилым кварталам Донецка — то, за что мы «киборгов» презираем и ненавидим, даже когда они сдохли. Помните вышеупомянутую нами премию «за храбрость, достоверность, оригинальность, глубину и выразительность описанного»? То-то же. Того и гляди, что министр образования Украины Лиля Грыневич всучит данное чтиво как школьный учебник по новейшей истории непобедимых укров…


«Шел Лойко по ДАП-шоссе и сосал сушку»


А теперь – пламенные речи, олицетворяющие гражданскую позицию Лойко, в интервью различным СМИ.


«Я ненавижу романтизировать войну. Но я делал портреты этих ребят. И когда на компьютере просматривал снимки, заглядывая в их глаза, меня прошибло: они полны света…Эта война отличается тем, что для нее не было никаких причин. Все причины выдуманы. Они построены на лжи, распространяемой российским телевидением. Украинец вынужден был взяться за оружие, защищать свою Родину от ползучей иностранной агрессии. Это — не гражданская война. Это — война Украины за свою независимость. И, самое страшное, наиболее идиотское в этой истории то, что другой стороне тоже «не потрібен» этот конфликт. К сожалению, ситуация у вас не меняется. Если все будет продолжаться так же, как сейчас, через год все ваши лучшие мужчины погибнут. Поэтому нужно либо наступать и чистить территории, либо отдать все вот этим Гиви, Моторолле, этим козлам… Те боевики (ополченцы в кавычках), с которыми я общался в Донецке, в Славянске, — это неандертальцы какие-то по сравнению с ребятами из аэропорта!.. Конечно, я туда стремился. Ребята из батальона «Правый сектор» и руководство 79-й бригады посадили меня на бронетранспортер, который вез туда воду, боеприпасы. Так я оказался в аэропорту. Там же собраны лучшие представители вашего общества!», — рассказал Лойко в интервью украинскому сайту fakty.ua в ноябре 2014 года.


«Вообще, все в аэропорту было другое. Там не было чувства голода. Я вспомнил, что ничего не ел, только на четвертый день, когда мне дали какую-то сушку и я стал ее сосать, — что-то у меня аппетита не было. Я вообще не мог вспомнить, когда я пил, когда я, извините, писал. Там все жили каким-то святым духом», — разоткровенничался «неписающий мальчик» для «Радио Свобода».


Далее – из того же «Радио Свобода»:


Об ополченцах: «Там много интересного. В основном в Донбассе было очень много людей без работы, без определенных занятий, каких-то бомжей, наркоманов, уголовников. Я не хочу сказать, что участие в этой войне принимает абсолютный плебс, но те, кто раздавал оружие, раздавали его каким-то людям. Вам дадут оружие – вы что, пойдете на войну? Нет. А тут человеку давали автомат, просто записывали в тетрадь: «Как тебя зовут?» — «Петров». – «Держи автомат, Петров». Петров счастлив, садится с автоматом на баррикаду из покрышек. Я вообще удивляюсь, как эта баррикада не загорается от его перегара».


О российских добровольцах: «Россия в этой войне избавляется от своего человеческого шлака».


О мотивации со стороны Украины: «Украинцы защищают свою независимость. Они ведут оборонительную войну, они сейчас даже не пытаются отвоевывать Донбасс назад: а чего его отвоевывать, там все разрушено, это надо восстанавливать. Пусть и восстанавливают те, кто начал эту войну».


О «хорошем решении для Донбасса»: «Хорошее решение — чтобы Россия извинилась за свои ошибки, дала бы Украине денег или простила долги, чтобы те восстановили Донбасс, и на этом бы все закончилось. Но этого никогда не будет».


О книге: «Вообще, я ее писал, как кино. Она смонтирована, как кино, — такими короткими сценами. Она начинается и кончается в аэропорту, через одну главу мы видим последние пять дней защиты аэропорта, а главы между ними рассказывают обо всей этой саге украинской революции и войны с самого начала, с Майдана, потом Крым, потом Славянск, потом Иловайск, а потом мы возвращаемся опять в аэропорт. И все сюжетные линии по мере повествования расширяются, разрастаются, появляются новые, и потом они все сходятся в этом аэропорту».


«Я не хочу, чтобы о подвиге ребят, погибших в ДАПе, писал какой-нибудь парень из Санта Моники, попивая калифорнийское винцо и придумывая сценарий очередного боевика. Если когда-то будет снято об этом кино, и если это будет связано с моей книгой, я хочу, чтобы его снимали по моей книге. Я хочу, чтобы об этом было рассказано так, как я видел это собственными глазами, и как это на самом деле и было», — написал он на своей странице Facebook.


«Погром на выставке — это отражение климата в сегодняшней России, которая все больше становится похожа на фашистскую Италию 30-х годов. И на Германию, когда молодчики устраивали «хрустальные ночи», громили магазины и вламывались в типографии», — прокомментировал Сергей Лойко случившееся в Сахаровском центре «Deutsche Welle».


Возникает вопрос: нужны ли выставки подобных людей с резиновой совестью в Москве? Если да, то какова цель их проведения? Что они пропагандируют? В ответ на такие вопросы в Сахаровском центре невнятно мычат, мол, мы пытаемся примирить обе стороны военного конфликта и показать войну глазами очевидца. Но кого с кем можно примирить, занимая одностороннюю позицию, при этом откровенно пропагандируя украинских карателей как эталон?



Оксана Шкода


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...