Андреа Палмери: Я воевал за ЛНР, потому что люблю русский народ

15.12.2016 10:45

Я не считаю, что это гражданская война украинцев против украинцев. Я считаю, что это война олигархов, американских империалистов против России...

2016-12-14_18-41-34

«Я уважаю русский народ, я считаю его своим братским народом.»


Андреа Палмери – воевавший в Луганской народной республике итальянец, сейчас занимающийся общественной деятельностью. До войны он занимался бизнесом, увлекался футболом и историей тату.


Он неоднозначная личность, но очень много делает для Луганской народной республики.


Мы встречаемся с ним в кофейне. Ему приносят эспрессо, мне американо, я смотрю на свою чашку и смеюсь:


— Как ты относишься к идее переименовать американо в руссиано? Слышал, недавно это предложил Медведев?


— Да, я читал. Хорошая шутка, симпатичная идея. Понимаешь, наши враги – это не американский народ, это американская власть. Народ не виноват.


— А как ты думаешь, что теперь ждет Америку и всех нас, после избрания Трампа?


— Если честно, я очень рад. Конечно, если он сможет выполнить свои предвыборные обещания. Я не скажу, что мне нравится или не нравится Трамп, но он за Донбасс и Россию, и с ним будет лучше, потому что он хочет нормальных отношений с ними. Трамп найдет общий язык с Путиным. Путин очень умный, я им восхищаюсь. Если бы у России был другой президент, уже началась бы третья мировая война, в которой бы участвовала вся Европа.


— Давай сначала поговорим о тебе. Вот, например, какие книги ты любишь?


— На русском я еще не читаю. Я люблю романы и исторические биографии. Сам написал две книги, они вышли в Италии. Одна – история футбола, другая – история тату. Люблю читать биографии политиков…


— Кстати, как же без провокационного вопроса? Как ты относишься к Муссолини?


— Он мне нравится. Он сделал много для нашего народа. Конечно, потом он сделал большую ошибку, подружившись с Гитлером. Тогда итальянцы воевали с Россией. Этим я, конечно, не горжусь. Но как политик он мне нравится, потому что в это время мы были великими. А после Второй мировой войны мы стали американской колонией. У нас теперь нет возможности самим определять свое будущее.


— Ты говорил, что ты православный. Расскажи, как ты перешел в православную веру.


— Был октябрь 2014-го, и когда меня отправили на боевые, я хотел быть в православии, как мои товарищи. Я христианин, я сильно верю в бога, но мне не нравится Папа Римский. Он либерал, он ненастоящий папа. Я поговорил с батюшкой. Он сказал, что креститься мне не нужно, потому что я уже крещеный. Он молился, долго, полчаса, а потом сказал, что я уже православный.


— Не нравится папа? Ну… бывает. Мне вот не нравится патриарх-олигарх.


— Дело не в том. Дело в том, что у нас фактически два папы. Первый – это немецкий папа, Бенедикт. Он живой. Второй – Франциск. Но настоящий из них только один, немецкий. Потому что по церковным законам, когда ты папа, ты не можешь отказаться от сана. Так что Франциск ненастоящий папа. Его назначили американцы. Поэтому я его не люблю. Мне нравится ваша церковь. Я буду жить здесь, и буду православным.


— Расскажи, почему ты сюда приехал?


— Я приехал, потому что очень люблю русский народ. Моя бывшая жена – русская, мой сын – гражданин Российской Федерации. Я раньше был в России, хотел там открывать бизнес. У меня нет какой-то особенной идеологии. Я уважаю русский народ, я считаю его своим братским народом.


Потом я посмотрел по телевизору, что происходит на Донбассе, и решил, что хочу помогать людям. Я не считаю, что это гражданская война украинцев против украинцев. Я считаю, что это война олигархов, американских империалистов против России. Если против России – значит, и против Европы. Я надеюсь, что у Европы и России будут хорошие отношения, что мы будем дружить и сотрудничать. Сейчас Европа фактически находится под американской оккупацией. В Италии находятся американские военные, американские базы. Мне это совсем не нравится.


— И что было дальше?


— Я приехал сюда в августе 2014. Фактически 1 августа попал на территорию Луганской народной республики. Наша база находилась на том месте, где сейчас прокуратура. Потом служил в 4-й бригаде Народной милиции, в мотострелковом батальоне. В феврале 2015 года меня комиссовали, было легкое ранение, и я отморозил ноги.


— Ты здесь надолго?


— Я планирую здесь остаться жить. Надеюсь, это будет хорошая республика. Конечно, с самого начала мы мечтали не только про эти города, которые у нас есть. Идея Новороссии была такой хорошей… Но я надеюсь, у нас все получится.


— Надеешься?


— После Дебальцево мы могли дойти до Киева. Но сказали «нельзя».


— И как ты думаешь, теперь дойдем?


— Думаю, нет. Но я думаю, что Украина не будет единой. Она развалится, будет две-три страны. Я не представляю, как Порошенко будет воевать без американских бабок. А Трамп ему денег не даст.


— А чем ты занимаешься сейчас?


— Я работаю с международными связями. Италия и Луганская народная республика реализуют совместные проекты в области культуры, возможно, бизнеса… Я не журналист, но я хочу, чтобы в Италии знали, что здесь происходит. В Италии много людей поддерживают нашу сторону. Не только коммунисты. Многие уважают Путина. Узнавая, что здесь происходит, они начинают нас поддерживать. Оказывают, в том числе, и конкретную помощь: мы помогаем больницам, детским садам, недавно приобрели протезы человеку, который потерял ноги.



Анна Долгарева


Закрыть

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...

Загрузка...