Загрузка...

Андрей Литвинов: По поведению командира рейса FZ-981 видно что он метался…

22.03.2016 09:51

PhD3v9i0uVmIpOX801XmRA


Возможно, многие из наших читателей хотели прочитать какую-то сенсационную версию, связанную с трагедией Boeing 737-800, но их НЕТ. Во всяком случае, пока. Есть факты и комментарий летчика 1-го класса, отличника «Аэрофлота», КВС А-320 Андрея Литвинова, но нет никаких конспирологических версий.


Факты же просты: самолет,  летевшей из из Дубая (ОАЭ), потерпел крушение в субботу в 03:42 по московскому времени при повторном заходе на посадку в аэропорту Ростова-на-Дону в сложных метеоусловиях. Все находившиеся на его борту 62 человека погибли. 


0_e4d53_b4a45eab_XL


— Андрей Александрович, когда и как вы впервые узнали о катастрофе?


— Я узнал в 7 утра, когда прилетел в эту ночь из Омска. Включил телефон и вижу, что у меня 15 пропущенных вызовов от журналистов. Я понял, что-то случилось. Как правило, мне звонят по таким печальным случаям. Когда в самолет зашли техники, они это подтвердили.


— В голове сразу версии?


— Здесь всего два варианта развития событий. Очень важно понимать, каким образом самолет «воткнулся» в землю.


— Вы имеете в виду видео? (https://www.youtube.com/watch?time_continue=17&v=3yVF9tFoO4U)


— Нет. Вот как раз самолет, якобы падал «носом в землю». Хотя темно, видны фонари – не совсем понятно. Вот в зависимости от того, как он падал, можно строить предположения…


Если самолет упал плашмя, то велика вероятность того, что он попал в сильный нисходящий поток, и пилот просто не справился с управлением. Возможно, что ему не хватило времени, чтобы вывести самолет в набор высоты. А если он падал «носом вниз», то это очень напоминает случай в Казани. Тогда командир такого же Боинга, уходя на второй круг, не справился с управлением.


Некоторые СМИ высказывали предположении, что самолет «горит и падает». Но если мы посмотрим на яркие прожектора (на видео), которые горят (особенно в условиях дождя), то мы получаем «картинку», которую искажают именно эти прожектора. И это тоже может исказить истинную картину падения самолета.


— Вы сами-то, к какой версии склоняетесь?


— Я больше склоняюсь к тому, что «плашмя в воздухе». Был сильный сдвиг ветра. Командира корабля предупреждали об этом. Хотя пока 50×50, скажем так.


Самолет легкий — топливо выработано, пассажиров — половина самолета, поэтому вполне могла случиться такая трагедия. В результате  большой вертикальной скорости уменьшилась подъемная сила и самолет «свалился».


— И вот главный вопрос. Стоило ли экипажу уйти на другой аэродром? Если, нет то, что психологически могло повлиять на противоположное решение?


— Психологически – только желание побыстрее сесть на аэродром – пункт назначения. Причина банальна – это усталость. Ночной рейс, летели 4 часа, 2 часа еще крутились над аэродромом. Скорее всего,  это было желание быстрее сесть и пойти отдыхать, либо обратно лететь.


— Так если они два часа летали «над», то о какой усталости может идти речь, если до аэропорта того же Краснодара минут сорок? Вот что непонятно тоже?


— Я за себя могу говорить. Если мы прилетаем в какой-то аэропорт, а там нет погоды, то хочется в первую очередь создать комфорт пассажирам… Чтобы не доставлять им неудобства.


Немаловажны и такие факторы как: в  другом аэропорту «дозаправляют», ты отдыхаешь не там, где планировал, пассажиров перевозят либо наземные службы, либо мы – опять же ожидание. Все это: время, деньги и неудобства. Поэтому каждый командир лично для себя принимает решение сразу уходить на «запасной» или можно покрутиться – вдруг погода появится.


Но здесь другой случай. Когда туман, например, то можно предположить что он через полчаса – час развеется и можно произвести посадку. А туман, шквалистый ветер со сдвигом, турбулентность и такие необычные условия обычно быстро не проходят. Тут следовало бы полетать минут 40- 50. Если погода ухудшается, нужно было улетать, переждать там все катаклизмы и вернуться в Ростов-на-Дону.


— То есть, вы бы так и поступили?


— Совершенно верно. Именно так бы и поступил.


— Тогда чем отличается летная дисциплина наших пилотов от иностранных?


— Дело в том, что у нас каждый полет расшифровывается. И если обнаруживаются какие-то отклонения, то к нарушителям принимают соответствующие меры. Что касается иностранных пилотов, то в их случае «расшифровка» параметров полета производится только по заявлению командира экипажа.


Как всегда во всем есть свои плюсы и минусы. Но в данном случае, я думаю, что их капитан переоценил свои возможности. Знаете, у командиров всегда плохи две вещи: первая – это неуверенность, вторая — самоуверенность. Это очень плохо. Нужна какая-то середина. Должен быть, скажем, так – «разумный трус».


— Ну вы неоднократно приземлялись и взлетали на аэродроме Ростова-на-Дону… Там регулярно бывают такие погодные условия? Или это нонсенс?


— Да, я действительно там был. Разные погодные условия бывают. Там всегда поддувает ветер. Кроме того, сам аэропорт расположен в черте города. По-хорошему, его вообще нужно снести и построить новый, тем не менее, аэропорт Ростова-на-Дону практически ничем не отличается от многих аэропортов России:  взлетно-посадочная полоса короткая (всего 2., 5 км.) и горбатая, допотопный набор техники  — все как везде. Хотя в Ростове-на-Дону строят новый аэропорт, поэтому будем надеяться, что все наладится.


История любой авиакатастрофы состоит в том, что одна проблема наслаивается на другую, потом цепочка событий, которая в один момент где-то разрывается. Вначале была плохая погода, потом ветер, который сопровождался дождем. Потом состояние экипажа: далеко летели – устали. Потом метание: «сядем – не сядем», «улетим – не улетим», «подождем – не подождем». По поведению командира видно, что он метался. Вот метаться как раз и не надо. Нет погоды – спокойно улетел бы и сказал, что «так и так»… Никто бы ему ничего не сказал «против». Но вот это желание поскорей прилететь и отдыхать присутствует во всех его решениях.


Напомним, что  самолет принадлежал авиакомпании Fly Dubai и выполнял рейс FZ-981 из Дубая. При ударе о землю самолет развалился и загорелся.


Первый свой рейс в пятницу пилоты борта FZ-981 начали из Дубая: взлетев утром в 7:30 (в 6:30 по московскому времени) он направился в Киев. В столицу Украины самолет прибыл в 13:07 (14:07 по московскому времени). Спустя уже три часа борт снова поднялся в воздух и направился в обратный путь. В аэропорту Дубая он приземлился вечером в 21:12 (в 20:12 по московскому времени). Спустя всего 20 минут борт отправился в свой последний полет. В аэропорту Ростова-на-Дону FZ-981 должен был сесть в 1:20…




Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...