Загрузка...

Андрей Манойло: Наш ответ на действия Турции ни в коем случае не должен быть симметричным

15.12.2015 17:19

Отвечать на мелкие провокации, нельзя ни при каких обстоятельствах. Необходимо устранить саму возможность этих провокаций.

erd


Судно под турецким флагом пыталось помешать перемещению буровых установок компании «Черноморнефтегаз» в территориальные воды РФ, сообщается в пресс-релизе на сайте компании. Инцидент произошел в Черном море.


«На пути следования каравана судов с буксируемым объектом появилось неустановленное торговое судно под турецким флагом. Действуя в нарушение международных правил предупреждения столкновения судов в море и общепринятых норм морского судоходства, турецкое судно не уступило путь каравану, идущему перекрестным курсом, и предприняло попытку остановиться на пути его следования, чем заведомо создало аварийную ситуацию», — рассказали в «Черноморнефтегазе».


Как подчеркивают в компании, в радиообмен с судами сопровождения капитан турецкого судна «не вступал, не отвечая на вызовы». Дата инцидента не уточняется.


В итоге судно под турецким флагом было вынуждено поменять курс. В «Черноморнефтегазе» сообщили, что добиться этого помогли ракетный катер Черноморского флота и сторожевой катер пограничной службы ФСБ России.


«Устранили «недоразумение» сторожевой катер пограничной службы ФСБ России и ракетный катер Черноморского Флота, которые принудили судно под флагом Турецкой Республики изменить курс в безопасном для транспортного каравана направлении. СПБУ В-312 была благополучно, несмотря на сильный шторм, доставлена в место назначения и установлена на опоры», — говорится в пресс-релизе.


О том, чем чреваты провокации со стороны Турции, каков будет ответ России и может ли вся история войти в положительное русло, беседуем с нашим политологом, профессором МГУ им. Ломоносова Андреем Манойло…



1019720836 (1)



-Андрей Викторович, ну вот в очередной раз «подгаживает» Турция. Теперь в Черном море. Не в Средиземном. Как думаете — это провокация, или — ерунда частного характера, на которую не следует обращать особого внимания?


— Я считаю, что по своему характеру это мелкая провокация. Такие мелкие провокации – звенья одной цепи. Турция пытается реализоваться в рамках одной системной работы. Поэтому рассматривать это как частный инцидент было бы неправильным.


Важно понимать, что все это связано. Не так давно была попытка сблизиться с нашим военным кораблем в Босфоре. Все это говорит как раз о системном характере этих провокаций. Турция пытается спровоцировать Россию на резкий ответ.


— А распоряжения отдает Эрдоган?


— Я думаю, что автором этого плана является не Эрдоган, а Ахмет Давутоглу — его премьер-министр. У него по турецкой конституции сосредоточена в руках вся полнота власти. Президент в Турции это декоративное лицо. Это лицо должно выполнять представительские функции. Эрдоган в силу особенностей своего характера — очень жесткий с одной стороны и бескомпромиссный, а с другой стороны — очень упрямый человек.


Прекрасно понимая опасность этого пути, Эрдоган будет продолжать идти по нему. Причина проста: для него важно, чтобы его сторонники видели несгибаемую волю.


Тем не менее, я думаю, что всю эту сеть провокаций плетет не Эрдоган, а Давутоглу. Эта сеть тонкая, а Эрдоган проще. Он действует более демонстративно, более грубо. В этой игре им скорее пользуются — манипулируют, нежели дают возможность действовать самостоятельно.


-А эта игра двух политиков может привести к тому, что Россию и Турцию столкнут лбами? Я имею в виду эскалацию конфликта и войну с Турцией?


— Трудно представить, что война между Россией и Турцией возможна. Когда происходит конфликт между двумя странами, он должен пройти несколько этапов, прежде чем станет возможна война.


— Да, но не кажется ли вам, что ребята заигрались? Я имею в виду президента и премьера Турции…

— Я думаю, что нет. Поведение Турции сейчас — это поведение государства-провокатора. Кто бы ни управлял ее действиями – в том числе и Соединенные Штаты — они манипулируют амбициями нынешнего турецкого руководства. США подталкивают Турцию к разного рода провокациям, но роль государства-провокатора исключает возможность столкновения с тем государством, которое провоцируют.


Задача государства-провокатора вынудить своими действиями к ответным резким действиям. И потом спрятаться под зонтик направляющей организации. Например, НАТО.


Поэтому я очень сомневаюсь, что Турцию толкают к войне с Россией. Но использовать Турцию в качестве разменной карты — спровоцировать Россию на ответные действия, а потом устроить России большую блокаду — объявив эти действия чрезмерными, вот это вполне может реализовываться Соединенными Штатами.


— Получается, что конфликт между Турцией и Россией это умело спланированная акция?


— Да. Это результат конфликтного проецирования. Эрдоган не очень симпатичная фигура. Но ввязаться в эту авантюру он самостоятельно не мог. Даже если бы ему пели дифирамбы и говорили, что он великий политический деятель, и станет султаном новой Османской империи. Безусловно, его подтолкнули.


Прежде чем сбить наш бомбардировщик, он получил гарантии от своих западных покровителей. Они состоят в том, что он находится на правильном пути, ему будет обеспечено прикрытие, и его защитят. Поэтому я убежден, что этот конфликт организован заокеанскими хозяевами нынешнего турецкого режима.


— Хорошо. Так мяч теперь на нашей стороне. Бить или пасовать? Вот мы недавно о курдах говорили. Может им пас передать?


— Я бы в турецко-курдские дела не лез вообще. Что касается курдов, это очень сложная и давняя проблема. Во-вторых, курдов сейчас пытаются использовать в своей региональной политике США. Если кто курдов вооружает, обучает и настраивает против турецкого правительства, так это Соединенные Штаты.


Все, что касается курдов и их проблем — это их дело. Наш ответ на действия Турции ни в коем случае не должен быть симметричным.Этого от нас и ждут. С тем же военным кораблем — это откровенно, ни один корабль не должен приближаться к военному кораблю другой страны. Это был тест на реакцию. Будут или не будут стрелять.


Турки, увидев, что ничего не произошло, растеряются, или начнут решительно действовать, в соответствии или с полученными инструкциями или с нормами международного права.


Отвечать на мелкие провокации, нельзя ни при каких обстоятельствах. Необходимо устранить саму возможность этих провокаций.


А сделать это можно двумя путями: первый уже реализован — закрытие воздушного пространства над Сирией, куда наши перебросили четырехсотый комплекс, и провокации уже не повторятся. А второе — это Совет Безопасности ООН.

Все очень просто. Если какое-то государство начинает вести себя как провокатор, остановить его можно только сверху. С помощью соответствующих резолюций. Совбез может принять такие резолюции, которые лишат Турцию поддержки ее заокеанских кураторов.


— Но очевидно же, что все против нас. Они не будут такие резолюции принимать, это понятно…


— Ну, почему не будут? Это вопрос о равноценности внешней политики Турции и Соединенных Штатов. Американцы разыгрывают Турцию примерно так же, как разыгрывали Украину. Во времена майдана и во время войны на Донбассе. Да, Турция их союзник.


Но — союзник с правительством, которое США очень не нравится. И Вашингтон по возможности этим союзником попользуется, а потом пустит его в расход. Турция в любой момент может оказаться заложником той игры, которую ведут США. На любом этапе они просто могут ее слить и пустить дело на самотек.


— Давайте на минуту представим себя Соединенными Штатами. Что еще можно было бы придумать «интересного», чтобы разозлить одну из сторон конфликта?


— Я думаю, ничего сейчас придумывать не нужно. Для чего Турции сейчас нужны эти провокации? Чтобы опрокинуть ситуацию, которая сложилась.


Провокация в отношении нашего бомбардировщика — акт бесспорный и очевидный всем, кроме тех, кто плетет небылицы. Если бы получилось так, чтобы турецкие корабли стали жертвой или самолет, то отношение международного сообщества поменяло бы полярность. Поэтому Турция именно эту цель и преследует в первую очередь.


Турция хочет поменять местами агрессора и объект агрессии. Провести такую манипуляцию сознанием. Поэтому она и провоцирует сейчас. Что же касается ситуации в самой Турции, то Эрдоган сам себя загнал в тупик. Теперь его может «съесть» или «слить» Ахмет Давутоглу, который давно метит на место Эрдогана. Именно он дал распоряжение сбить российский бомбардировщик и подставил Эрдогана.


В Турции вполне возможен государственный переворот. Эрдогана просто скинет Давудоглу и займет его место. Это раз. Эрдогана могу призвать к ответу и его партнеры из так называемого «Исламского государства». Турция перекрыла потоки нефти оттуда. При том, что у нее есть обязательства криминального характера перед этими людьми.


Куда бы он не улетел Эрдоган, и каким бы президентом он не был – это обязательства такого характера, что его найдут. Это второй момент.


Третий момент — лояльность генералитета. Который он основательно почистил, пересажал западников, там остались исламисты, которые разделяют идеологию «братьев-мусульман».


Раньше он их подпитывал доходами от продажи нефти, а теперь этих денег нет. А нет денег — нет и лояльности. В отношении НАТО… НАТО откровенно отвернулось от Эрдогана во время конференции, которая была созвана после сбитого бомбардировщика. США Эрдогана слили. Причем поступили с ним так же, как с Саддамом Хусейном.


Ситуация сложилась такая, что ее не надо «додавливать». Она сама дозреет через некоторое время. Самая лучшая тактика для нас — это спокойствие, и ждать… осознавая, что мы находимся и в стратегической и в тактической — в выигрышной ситуации. Мы на высоте. А Эрдоган в яме, из которой ему, скорее всего, уже и не выбраться.


— Но американцы думают иначе. Они уверены, что мы ответим. Или — что Эрдоган создаст новую ситуацию?


— Американцы думают, что у нас не хватит выдержки. Нервы сдадут, и мы симметрично ответим. И вот тут они обвинят Россию во всех смертных грехах, развернут кампанию.


— Но зачем все это нужно? Есть та же Северная Корея, которая находится в изоляции и обладает бомбой. Америка вынуждена считаться даже с ними.


— Америка считается с Северной Кореей потому, что ее поддерживает Китай. А это уже экономика. Америка прекрасно понимает, что Северная Корея это фасад Китая. И если Северная Корея делает демарш, ее к этому подталкивает Китай.


— Получается, что Америка беззащитна. Есть силы, которые могут ей ответить…


— Ну, Россию Америка не любит за самостоятельность. Россия — какая бы она не была, сильная или слабая, уходит из-под американского диктата всему миру, и начинает действовать самостоятельно.


— Я про Северную Корею в качестве примера. Небольшая страна, а Америка ее боится. Мало ли что придет в голову их президенту…


— Не очень боятся. Речь идет не о военном потенциале страны. И не о реальной военной угрозе. А о том, что любой нонконформизм дает пример неповиновения. А этому примеру могут последовать и более мощные страны, которые вчера были военными союзниками, а завтра не будут. А это опасно.


Любое неповиновение, независимо от того, кто его выказывает, с точки зрения США надо давить в зародыше. А Россия начала проявлять это неповиновение даже не с Мюнхенской речи, а скорее с войны 2008 года. Американцы вовремя это неповиновение не задавили. Сейчас они пытаются исправить свои внешнеполитические ошибки — когда дали возможность Саркози выступить со своим планом о замораживании конфликта в Грузии.


— Но Саркози тогда поступил правильно. Он был посредником между Западом и Россией. Это был тогда лучший выход из ситуации…


— Для Запада безусловно. Как только американцы решили сделать паузу, необходимость в таком посреднике появилась. И ни в каком другом формате это не могло быть реализовано.


— Возвращаясь к основной теме… Есть ли какой-то грамотный выход из ситуации с Турцией? Понятно, что Путин не идет на переговоры, Эрдоган не может до него дозвонится, каким образом можно выйти из этой ситуации? Возможны ли компромиссы?


— Это вопрос всей внешней политики. Я думаю, не путем двухсторонних переговоров. Компромиссы всегда возможны. Я бы выбрал следующий путь: рассматривать взаимоотношения с нынешним режимом Турции, то есть с Эрдоганом и его премьер-министром, исходя априори из того, что некоторое время этот режим еще будет существовать, соответственно влияя на внешнюю и внутреннюю политику Турции.


Здесь какие-то отношения возможны только в том случае, если у турецких лидеров исчезнут иллюзии, что они вместе с Западом, и что после всех их провокаций Запад им поможет.


Когда у Эрдогана появится четкое осознание, что он является для Запада только разменной фишкой, и что американцы в любой момент его сольют, когда до него это дойдет, у него поменяется, может быть, мировоззрение. Вот тогда с ним можно будет вести переговоры. Надо делать все, чтобы эта простая и очевидная мысль дошла до Эрдогана. Боюсь, что мгновенно она не дойдет. Но факты упрямая вещь.


Факты показывают, что американцы Эрдоганом играют. По тому же сценарию, по которому играли Яйценюком и Порошенко. Во-вторых, надо обустраивать через Совбез ООН новую систему безопасности, которая исключила бы повторение подобных инцидентов.


Поскольку такие провокации произошли — есть прорехи в существующей системе. Необходимо, чтобы ситуацию с Турцией обсудили именно на уровне Совбеза. Чтобы заработал этот механизм. Чтобы и западные страны, входящие в Совбез, были вынуждены признать действия Турции провокационными, опасными и противоречащими нормам международной безопасности…


— Но мы же понимаем, что этого не будет…


— Почему не будет? Будет. Есть определенные правила игры, которые действуют в Совете безопасности.


— А санкции?


— Я думаю, что санкции, несмотря на все цифры, которые там озвучивают, малоэффективны. Поймите — если в правительстве Турции сидят «братья мусульмане», а Эрдоган бывший член организации «Серые волки», премьер-министр у него нео-османист, они не то, что доходы своих граждан, они готовы половину страны принести в жертву ради своих националистических идей.


— И все равно непонятно, как быть с Турцией… Задавить их мы не можем… Провокации следуют одна за другой…


— Понятно, что Россия сейчас мощная страна и в экономическом и в военном плане. Турция хоть и большая страна с развитой армией — неизмерима с Россией. Если Турция идет на провокации, значит, она уверена, что за ее спиной стоят более мощные страны. Вряд ли что-нибудь с ней удастся сделать. Как только западные союзники отойдут, тогда Турция почувствует свою беззащитность и сама прекратит свои провокационную политику.


— А вариант Жириновского? По поводу ракет?


— Это очевидная глупость. Ракету отправить куда угодно можно. Вопрос — что будет дальше.


Напомним, накануне экипажу сторожевого корабля ВМФ России «Сметливый» пришлось огнем из стрелкового оружия отогнать турецкий сейнер в Эгейском море, чтобы предотвратить столкновение.


Рыболовное судно не отвечало на попытки связаться с ним, несмотря на многочисленные попытки «Сметливого». При сближении турецкого сейнера с российским сторожевым кораблем на расстояние около 600 метров в целях недопущения столкновения кораблей по ходу движения турецкого судна было применено стрелковое оружие. Стрельба велась «на расстоянии гарантированного непоражения», подчеркнули в Минобороны.



Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...