Загрузка...

Андрей Манойло: США хотят повернуть историю вспять…

08.01.2016 13:56

В самом конце 2015 года Владимир Путин подписал новую доктрину национальной безопасности...

01-01


Она предусматривает пути борьбы с радикализмом и угрозой терроризма. Как сказано в тексте документа, появление запрещенной в РФ террористической группировки «Исламское государство» (ДАИШ) и укрепление ее влияния стали результатом политики двойных стандартов некоторых стран в борьбе с терроризмом.


О причинах нововведений в доктрину национальной безопасности, реакции Запада и Европы, а также закулисных интригах Пентагона беседуем с нашим постоянным экспертом, профессором МГУ им. Ломоносова, доктором политических наук Андреем Манойло…


 12313740_807975809311491_6911879191668039292_n


— Андрей Викторович, с чем связан тот факт, что документ бы принят именно в последний день уходящего года?


— Скорее это связано с порядком, принятым в канцелярии президента. Потребность в изменении положений предыдущей стратегии национальной безопасности появилась в связи с операцией в Сирии и обострением угрозы международного терроризма. Тема борьбы с «Исламским государством» (ДАИШ) вышла на первый план.


В связи с этим на второй план ушла ситуация на Украине, разного рода «цветные революции» и перевороты, которые еще в первой половине 2015 года были на пике политической риторики. Об этом говорили все, начиная от президента, заканчивая министрами. Шойгу собирался использовать подведомственные силы, чтобы бороться с «цветными революциями». Появилась Сирия, и риторика совершенно поменялась.


Поэтому в предыдущей стратегии национальной безопасности о международном терроризме не было ни слова. Тогда мы рассматривали ситуацию на Ближнем Востоке издалека и даже не рассматривали возможность активного вмешательства в процессы, которые там происходят. Когда все кардинально изменилось, это нужно было отразить в стратегии национальной безопасности.


Что такое стратегия национальной безопасности? Это не закон, который подлежит обязательному исполнению. Это свод декларативных принципов, которых должны придерживаться российские министерства и ведомства при реализации внешней и внутренней политики Российской Федерации в сфере национальной безопасности.


Как известно операция в Сирии началась 30 сентября. Готовились к ней примерно за месяц — полтора. То есть, в конце августа – начале сентября было принято решение о том, что мы выстраиваем свою политику в Сирии в определенном формате и это потребовало переформатирования определенных положений стратегии национальной безопасности.


Затем эти положения разрабатывались, после согласовывались с министерствами и ведомствами, потом рассматривались в администрации президента РФ. То есть, если предположить, что каждый из этих циклов занимал месяц, то и получается конец декабря, а в данном случае произошло именно 31 декабря. Такой, своего рода, новогодний подарок.


Месяц назад НАТО пригласило Черногорию стать 29-м членом альянса, Польша просила разместить у себя контингент НАТО. Это вызвало резкую критику со стороны России. Может это тоже послужило ускорением процесса принятия доктрины?


— Все вопросы, связанные с продвижением НАТО на Восток — это давно известная тематика. В течение последних лет НАТО только и занимается тем, чтобы влезть во все щели и разместить там очередные базы. Для нас это уже обыденность.


Да, они пытаются в военном плане обложить нас со всех сторон. Но Россия смотрит на это дело и посмеивается. Несмотря на то, что НАТО организация, конечно, серьезная – ресурсов у них много, но все равно недостаточно, чтобы страну, которая занимает 1/7 часть суши, обложить со всех сторон.


Поэтому, это не было мотивом изменения концепции стратегии национальной безопасности. Я считаю, что основным мотивом было все-таки резкая смена внешней политики Российской Федерации – когда мы из Украины переместились на Ближний Восток, где дали асимметричный ответ американцам. Они нас ввязали в конфликт на Украине в надежде, что мы там увязнем, будем слабеть, а они наоборот будут набирать свою мощь. Но США просчитались.


Почему же тогда западные СМИ отреагировали на концепцию, как новую «красную угрозу», хотя концепция была разработана в 2009 году и вдруг такая «неожиданность» для Запада?


— Это реакция на изменения, которые там внесены согласно указу президента, а вовсе не на старое положение 2009 года. Это, во-первых. Во-вторых, на мой взгляд, ничего необычного в реакции западных СМИ нет. Причем американцы наверняка обладали информацией о том, что новая стратегия национальной безопасности разрабатывается. Они примерно понимали, что станет стержнем новой стратегии, поэтому кампанию готовили заранее. Как они еще могли отреагировать на это, если не через СМИ?


Задача американцев консолидировать свой электорат, чтобы они поддерживал действия своего правительства в противостоянии с Россией. Им нужно постоянно поддерживать градус антироссийской кампании, разжигать русофобские настроения и формировать образ страны, от которой исходит глобальная угроза.


До недавнего времени у Обамы это хорошо получалось. Он ставил в один ряд такие угрозы, как: вирус Эбола, «Исламское государство», Российскую Федерацию в привязке к кризису, который происходит на Украине. Сегодня кризис на Украине затих, а тезис о том, что Россия не исполняет Минские договоренности — изрядно поистрепался.


Американцам уже надоело слушать про какие-то «минские договоренности» — о них уже давно забыли. Эбола тоже как-то сама собой загнулась, даже без участия международного сообщества. К чему привязать Россию? Отправных точек очень мало.


Штаты пытались провести активную пиар-кампанию против России, обвиняя ее в том, что, участвуя в операции против «Исламского государства», она бомбит мирное население. Кроме того, Россия наносит удары по так называемой «умеренной оппозиции», которую американцы пытаются представить «белыми и пушистыми», правда не всегда удается.


Далее США пытались «навесить» на Россию  обвинения в том, что российская авиация периодически промахивается и бомбит по школам, объектам социального значения. При этом американцы полностью списывали, чем занималась саудовская авиация в Йемене. «Героические» саудовские летчики не летали над территорией днем, потому что боялись старых комплексов ПВО, которые были у хуситов. Пилоты летали ночью, поэтому не очень хорошо видели, куда падают бомбы. Из десяти бомб, которые саудовцы одна попадала по позициям хуситов, а девять падали на школы и стадионы. Американцы закрыли на это глаза.


Что касается обвинений в адрес России – нет доказательств того, что российская авиация хотя бы один раз промахнулась. И тут появляется новая стратегия национальной безопасности Российской Федерации, где очень аккуратно и дипломатично говорится о  том, что если политика отдельных западных государств недостаточно ответственна перед международным сообществом и может порождать риски и угрозы, в том числе и для Российской Федерации, то она вынуждена будет предпринять адекватные меры.


Кроме того в стратегии сказано о том, что безответственная политика Соединенных Штатов однажды уже привела к созданию «Исламского государства». Если бы его не было, не было бы массовых казней, терактов и прочих угроз. Однако в стратегии национальной безопасности не говорится о то, что какие-то страны представляют угрозу.


В стратегии национальной безопасности сказано об уровне ответственности каждой страны, которая совершает определенное внешнеполитическое действие в нынешних условиях. Уровень этой ответственности должен быть очень высокий. И важно понимать, что каждое такое действие (особенно таких мировых лидеров, как Соединенные Штаты или ведущие страны Западной Европы), неизбежно влечет конкретные последствия.


При этом, что сделали западные СМИ? Они понадергали фраз из контекста и положили их на ту самую пропагандистскую матрицу, которая давно была готова. Сейчас им необходимо обновить образ России как страны-агрессора, потому что этот образ (в связи с действиями РФ в Сирии) очень сильно выцвел, поистрепался и больше не возбуждает ни американский электорат, ни население европейских стран.


— Да, а у них на подкорке отложились штампы о «русские идут» и «красная угроза»…


— Конечно. Американцы давно эксплуатирует эти исторические архетипы, которые были заложены в подсознание еще со времен «холодной войны». Сегодня поколении е выросло, политика много раз менялась, но эти архетипы никуда не делись.


В психологии есть такое понятие, как «якорные технологии», когда какой-то пережитый стресс хранится где-то глубоко на подкорке. Потом неожиданно появляется символ, который был связан с тем стрессом, и человек мгновенно на уровне подсознания переходит в возбужденное эмоциональное состояние, которое когда-то уже переживал. Вот западные СМИ и пытаются вернуть людей в состояние «холодной войны», по крайней мере, ту часть, которая ее помнит.


— Помимо СМИ, по поводу новой стратегии национальной безопасности России «возбудились» и официальные лица. Так генерал Пентагона Джозеф Данфорд заявил, что «Вооруженные силы США не прекращают наблюдать за военным потенциалом России. Судя по ее поведению и по ее возможностям — ядерным, кибернетическим, — она представляет угрозу нашим союзникам».


Представитель Североатлантического альянса Оана Лунгеску сообщила, что «НАТО продолжают изучать новую стратегию нацбезопасности РФ, утвержденную 31 декабря. При этом мы категорически отрицаем совершенно необоснованные заявления, что НАТО и политика альянса представляют угрозу безопасности для Москвы»…


Так и хочется «разбудить» военных чиновников Запада. Ребята, а как же планы по размещению системы американской ПРО в Европе, желание разместить в западных европейских странах наземные ракеты BGM-109G и ракетные батареи малой дальности Першинг-1.Кто вообще кому угрожает?


— Конечно, во всех этих заявлениях есть определенная доля лукавства. Важно понимать, что НАТО – военно-политический блок, который создан для военного противостояния. Ни для чего другого! Можно, конечно, попытаться переориентировать его на решение экологических задач или подметание улиц, но из этого ничего не получится.


В течение последних 15 лет, после того, как Варшавский договор распался, и НАТО оказалось в одиночестве (до этого блок поддерживался наличием Варшавского договора и необходимостью его сдерживать), американцы, что только не пытались сделать, чтобы НАТО сохранить. Но целей-то нет. Блок начинает деградировать, разваливаться изнутри.


Соединенные Штаты пытались переориентировать НАТО на решение миротворческих задач и операций. Для этого даже вносили соответствующие изменения в устав Североатлантического альянса. Ничего не получилось. НАТО бы загнулся, если бы не начался украинский кризис и снова не появился враг в лице Российской Федерации.


Появился смысл продвижения НАТО на Восток. При этом не барабанщиков их оркестра, а именно боевых частей. Поэтому, это уже становится угрозой по отношению к России.


— Ну а реально-то, что за этим стоит? Штаты всерьез опасаются России или это тупое осваивание военных бюджетов? Ведь Пентагон постоянно твердит об увеличении расходов, а НАТО чем хуже?


— Безусловно, освоение бюджетов и там и там есть. Это иллюзия, что коррупция существует только на Украине и в России. В Соединенных Штатах, в Пентагоне еще какая коррупция. Я очень хорошо помню, как американцы входили в Афганистан и создавали в Центральной Азии опорные пункты, базы снабжения для своей группировки. Туда поступало большое количество обмундирования, медикаментов и очень быстро это обмундирование оказалось в свободной продаже на местных рынках. Например, в том же Душанбе. (смеется)


Кто все это продавал? Понятное дело, что натовские военнослужащие, которые действовали под прикрытием натовского генералитета. Поэтому там бюджет «пилится» и осваивается очень хорошо. Вообще Пентагон – это большая корпорация, которая имеет свои корпоративные интересы и ставит их выше государственных. Это очевидно.


Но мне представляется следующее: американцы, безусловно, «пинают» НАТО и стимулируют на всяческие провокации в отношении России. В том числе, в размещении своих баз и контингента вблизи российских границ. Не случайно центр по подготовке специалистов по информационной войне располагается в Таллине, а не где-нибудь в безопасном Антверпене. Потому что до Таллина российские танки дойти могут за сутки, а до Антверпена нет. Именно по этой причине центр находится вблизи наших границ.


Когда американцы после окончания «холодной войны» позволили Европе расслабиться – у Штатов появились другие заботы. Европа поняла это по-своему. Поскольку градус противостояния стал меньше и угрозы явной или мнимой со стороны СССР нет, то можно уменьшать бремя финансовой нагрузки на бюджеты своих стран. Они стали сокращать армию, расходы на оборону, на наступательные вооружения, убирать базы.


Европа стала выводить контингент из районов, которые граничат с новой Россией. Таким образом, уже  у объединенной Европы армии осталось с «гулькин нос». Американцы сейчас пытаются использовать это якобы новое противостояние с Россией для того, чтобы «отжать» эти позиции назад. По-другому этого не назовешь.


По сути дела США хотят повернуть историю вспять. В этом основная цель, а не в том, чтобы заставить Европу вновь вооружаться  — например, перебрасывать те же «Рапторы» на европейские базы, чтобы создать видимость того, что Европа находится под американским зонтиком. Вовсе нет. Штаты хотят вернуть эти военные контингенты на те же базы, в той же численности, что и на момент окончания «холодной войны». Россия это прекрасно понимает.




Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...