Загрузка...

Андрей Манойло: вероятность того, что Марин Ле Пен окажется в президентском кресле — очень высока

07.12.2015 19:18

Что касается «Национального фронта», России будет сложно выстраивать с ними стабильные и конструктивные отношения, поскольку это ультраправые националисты

524618_431687833514213_1057231352_n_1372767737


Кандидаты от ультраправой партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен уверенно лидируют в семи регионах Франции в первом туре региональных выборов, состоявшемся в воскресенье, 6 декабря.


Общее число проголосовавших за партию Ле Пен превысило 30%, сообщает агентство Reuters со ссылкой на данные экзитполов.


Следом за «Национальным фронтом» идет партия «Республиканцы» во главе с экс-президентом страны Николя Саркози и союзные ей правоцентристские движения — на счету этого блока 27% голосов. Замыкает тройку Социалистическая партия действующего главы государства Франсуа Олланда.


По данным французского телеканала BFM, лучший результат среди кандидатов показала сама Марин Ле Пен, получившая более 40% голосов в северном регионе Па де Кале и в Пикардии. Не меньших успехов добилась и ее племянница Марион Марешаль Ле Пен, которая баллотировалась в южном регионе Прованс — Альпы — Лазурный Берег.


Сама Марин Ле Пен назвала результаты своих сторонников историческим событием для Франции. За партию, по ее словам, «голосовали патриоты», сделавшие «ясный выбор в пользу альтернативы задыхающейся системе» (цитата по ТАСС). Она считает, что именно «Национальный фронт» является единственной партией, которая может защитить народ Франции в сложившихся условиях.


О том, насколько велика вероятность смены политической элиты Франции и Европы, а также какие в этом случае бонусы может получить Россия, беседуем с нашим постоянным экспертом, профессором МГУ, доктором политических наук Андреем Манойло…


10574211_585536338222107_1970239216883431706_n-e1416241634286-300x225


— Андрей Викторович! Насколько ожидаемой стала для вас победа Марин Ле Пен на региональных выборах во Франции?


— Абсолютно ожидаемая победа. Я ничему не удивился. Эта новость была абсолютно прогнозируемой. Что представляет из себя «Национальный фронт»? Это ультраправая партия, которая придерживается прямо противоположных позиций той политике, которую проводит ныне правящая «Социалистическая партия» Олланда.


«Национальный фронт» набирает очки за счет своей позиции по мигрантам: требует жестко ограничить  внешнюю миграцию во Франции, запретить право семей мигрантов на воссоединение, требует ввести квоты. Чтобы Франция принимала не более 10 тысяч мигрантов в год.


Основная идеология «Национального фронта» на сегодняшний день – это любыми способами — законными, разумеется, защищать права коренных французов. От кого они собираются их защищать? Разумеется, от мигрантов.


Франция сегодня, как и другие страны Европы, столкнулась с жесточайшим кризисом, связанным с проблемой миграции — с неконтролируемым и нерегулируемым потоком мигрантов. Мне был совершенно очевиден такой итог, поскольку власти Франции не могут решить миграционную проблему — либо не хотят, либо бояться ее решать.


Политика Франции и предпочтения ее электората начнут резко «праветь». «Правые» партии вдвигают совершенно радикальные меры, связанные с серьезным ограничением миграции, с фильтрацией мигрантов, с ограничением им социальной помощи — вплоть до депортации мигрантов и их водворением из страны.


Население уже устало от этой проблемы. Мигранты, которые поселились сегодня в городах и населенных пунктах Франции живут по своим законам и совершенно не собираются натурализовываться, вливаться в то французское общество, которое гостеприимно их приняло.


Совершенно очевидно, что и настроения основной части французского населения начали резко «праветь». Нет ничего удивительного в том, что большая часть французов проголосовала за «Национальный фронт». Даже та часть, которая никогда его не поддерживала, считая его маргинальным движением.


Сегодня французы отдали голоса за «Национальный фронт» именно потому, что у остальных партий заявления носят популистский характер — неконкретный, направленный в основном на то, чтобы пощипать своего главного противника — Франсуа Олланда.


Понятно, что французы (особенно коренные) пытаются найти помощь в решении проблемы с миграцией, поддерживая радикалов  «Национального фронта».


— Смотрите, какая ситуация складывается: на президентских выборах 2012 года Марин Ле Пен заняла третье место, получив 20% голосов вслед за Олландом и Саркози. Сейчас ситуация коренным образом поменялась. Она на первом месте, затем идут партия Саркози и Олланда. И в связи с этим вопрос. Насколько велика вероятность того, что Марин Ле Пен окажется в президентском кресле?


— Вопрос, конечно, очень интересный. Вероятность того, что Марин Ле Пен окажется в президентском кресле очень велика. Помимо той части французов, которые отдали свои голоса сейчас благодаря собственным убеждениям, значительная часть французов проголосовала за «Национальный фронт» из чувства протеста.


Протест заключается в отношении к той политике, которую проводит правящая «Социалистическая партия». Люди голосовали из чувства протеста за тех, кто в будущем может эту «Социалистическую партию» заменить. Это типичный пример защиты чести.


Взлет позиций «Национального фронта» — это результат протестного голосования. А протестное голосование может какого угодно кандидата вынести на самый высокий пост.


У нас ведь тоже, вспомните, был такой момент, когда юморист Михаил Евдокимов стал губернатором Алтайского края. Исключительно на волне протестов голосования. Никто и никогда не предполагал, что за него будут голосовать. Основная масса жителей Алтайского края недовольная политикой прежнего губернатора, пришла и проголосовала за Евдокимова не потому, что видела в нем крупного политического деятеля или успешного администратора (ни тем ни другим он никогда не отличался), а исключительно потому, чтобы выразить вотум недоверия губернатору предыдущему.


Вот и сейчас, значительная часть населения Франции может проголосовать за Марин Ле Пен исключительно для того, чтобы продемонстрировать свое недоверие и, может быть, даже презрение той политической партии, которой сегодня принадлежит власть во Франции. И это вполне реально.


— Известно, что Марин Ле Пен является поклонницей нашего президента Владимира Путина. Ее приход к власти во Франции для России скорее плюс или минус?


— Я бы все-таки предпочел лидера со взвешенной позицией. Для России лучше всего, если к власти приходят не «ультра», а «центристы». Они в значительной степени предсказуемы. И имеют реальные политические ориентиры.


— Вы имеете в виду «Республиканцев» Саркози?


Если говорить о партии, которая была бы предпочтительнее для нас во Франции, я бы не имел в виду Саркози. Так же, как и «Социалистическую партию» во главе с Олландом. В нынешней политической ситуации они показали себя не с лучшей стороны. Но и «Республиканцы» Саркози вызывают у меня определенные сомнения, поскольку они вряд ли способны что-либо изменить во Франции. По сути, они ничего конкретного не предлагают. Их заявления носят не программный характер, а рекламно-популистский.


Поэтому, если к власти придут «Республиканцы» Саркози, это не будет означать сближения России и Франции. Они не будут проводить политику, рассчитанную на защиту собственных национальных интересов. Мы прекрасно помним, кто такой Саркози – именно он развязал ливийскую войну.


Достаточно вспомнить, что весь мир и Россия думали о Саркози, когда он боролся с Олландом за пост президента Франции. Сегодня это немножко подзабыто, а с помощью удачных пиар-ходов фигура Саркози и понимания того, что пророссийская риторика может принести дивиденды — фигура Саркози приобрела иной характер.


На самом же деле Саркози никогда не был пророссийским политиком и вряд ли когда-нибудь им станет. Поэтому, какие бы изменения сегодня не произошли, они не сулят ничего хорошего для Франции.


Что касается «Национального фронта», я думаю, России будет сложно выстраивать с ними стабильные, долговременные и конструктивные отношения, поскольку это ультраправые националисты.


До сих пор у них был опыт в форме существования некого такого маргинального движения. Оно никогда не было многочисленным движением, хотя существует уже довольно давно и многократно предпринимало попытки расширить свой электорат.


И хотя у «Национального фронта» есть некоторый опыт государственного управления, и жители севера страны их поддерживают (они имеют 26 мэров городов), у меня есть сомнения в том, что если они окажутся во главе Французской республики, они смогут эту власть удержать.


Радикальные меры в той запущенной внутренней ситуации, которая имеется на сегодняшний день – не принесут должного эффекта. В первую очередь это касается проблемы миграции. Они ее могут лишь обострить.


— Тогда последний вопрос. Вот эта тенденция, которая складывается во Франции, возможна ли она в других странах Европы? Например, в Германии? Я имею в виду приход к власти «правых»…


— Конечно. Я считаю, что это общая тенденция для всех стран Европы. Особенно западной Европы. Тех, кто испытывает общие проблемы с мигрантами. Сталкиваясь с нерегулируемым потоком мигрантов из мусульманских стран ближнего и среднего Востока и Африки, население пытается найти защиту от этого бедствия именно у «правых». Они в отличие от «центристов» выдвигают радикальные лозунги и заявления.


Другой вопрос – насколько сильно вправо качнуться электоральные предпочтения европейцев. Одно дело если к власти придут «правые» партии, другое дело «ультра-правые» — националисты и радикалы. А такой риск для всех стран Европы, в том числе и Германии чрезвычайно высок.


Напомним, выборы в региональные органы власти во Франции проходят в два тура. Как ожидается, нынешняя кампания станет репетицией для всех политических сил перед парламентскими и президентскими выборами 2017 года. Второй раунд региональных выборов состоится в следующее воскресенье, 13 декабря.


Марин Ле Пен — французский политик, дочь националиста Жана-Мари Ле Пена, который основал «Национальный фронт» в 1972 году и был его председателем до 2011 года. После этого партию возглавила его дочь, а ее отец оставался почетным председателем. На президентских выборах 2012 года Марин Ле Пен заняла третье место с 18% голосов вслед за Олландом и Саркози.


С 2012 года популярность «Национального фронта» неуклонно росла. В мае 2014 года партия набрала 25% голосов на выборах в Европарламент во Франции, а в сентябре впервые получила места в сенате. Эксперты отмечали, что на фоне серии страшных терактов в Париже рейтинг действующего президента-социалиста может понизиться, зато Марин Ле Пен получит большую поддержку населения. Она выступает за отстаивание национальных интересов Франции, за снижение потока мигрантов, а также за то, чтобы поставить его под жесткий контроль.


 
Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...