Ангел Русской Весны: Десять лет без Александра Непомнящего.

21.04.2017 14:48

Нет никаких сомнений, что, будь Непомнящий сейчас жив, он бы не вылазил с концертами из Донецка и Луганска, играя в окопах перед бойцами.

Снимок

В метафизическом плане Саша Непомнящий — один из тех, кто смог завертеть землю назад, вопреки демонам глобализма.


10 лет назад нас покинул Александр Непомнящий – поэт и бард. Мраморное слово «великий» мало подходит к нему – такому разнообразному в темах и песнях, «непричёсанному» и колючему, неполиткорректному и лиричному. Но для своей эпохи – алчно-депрессивных 90-х — он, безусловно, был великим. Потому что, кроме него, «рок-н-ролльный фронт» в его классическом андеграундном смысле жёсткого и честного поэтического слова, особо никто и не держал. А он – держал его на самых разных участках, бичуя и либералов, и попсу, и псевдоинтеллигенцию, и американский «новый порядок», и политкорректность, и всю эту матрицу с всемирным государством.


Слушая песни Непомнящего сегодня, поражаешься: Господи, как многое-то в мире и России изменилось! То, против чего Саша воевал, не покладая рук, отошло как бы на второй план, а на первое – вышли совсем иные, не менее грозные вещи. И песни Непомнящего теперь воспринимаются во многом как ретроспективное напоминание о том, какая уродливая и жестокая мерзость обрушилась на нашу страну после конца Советского Союза – вся эта торгашеско-либеральная Система, лицемерная на словах и кровавая на деле, топчущая понятия Родины, Веры, Патриотизма, мир американского карго-культа и потребительского материализма, без истории и будущего.


Как многие неравнодушные творческие люди того времени (Егор Летов, Сергей Курёхин и прочие), Непомнящий был нацболом, «приравняв к штыку перо» и вдохновляя молодых людей на нравственный выбор и активную позицию. Он говорил тогда: «Если кто-то из-за моих песен возьмет автомат ради хорошего дела, значит – не зря я их писал». И, право слово, песни были такими, что руки так и тянулись к автомату. И как же они пришлись к месту в 2014-м…



Тогда, больше 20 лет назад, пресмыкательство элиты перед Западом было таким карикатурным, что инвективы против «хозяев» били не в бровь, а просто между ног местным холопам «нового порядка». И кто бы мог подумать, что сейчас смысл эта песни стал значительно ближе не только народу, но и власти?..


А как едко Саша высмеивал постмодернистскую кашу в головах тогдашней (да, собственно, и неизменной в своём полуграмотном эклектизме) тусовки:


Тусовка курит сигареты,

Ведет премудрые беседы

Про постмодерн, законы кармы

И путешествие в Икстлан.

После обряда растаманов,

Чуть не почив в астральных планах,

Почтив обычай общих предков,

Пускает по кругу стакан.


Постоянным антигероем песен Непомнящего была Система – то, что объединяло в себе все признаки бездуховного, агрессивно-материального мира, «царства количества»:


Система хочет, чтобы ты торговал собой!

Во имя этого работают единой сворой

Газеты, хит-парады,

Законы, контролеры,

Девочки с программой в голове

И мальчики с кастетом на руке.

Система хочет, чтобы ты стал дураком!

Для этого придуманы штекеры в мозги,

Телеидиоты и «спасители души»,

Картавые големы,

Поведенческие схемы,

Мораль интеллигентов и мнение толпы.


Ещё один антигерой – такая специфическая, частично уже подзабытая штука как либеральный «антифашизм». Сейчас, когда самый натуральный, чубато-шароварный фашизм расцвёл в Украине, как-то не особо вспоминается, что под маской «борьбы с фашизмом» в 90-е свора либеральных писак глумилась над любым проявлением национального самосознания, патриотизма, в открытую помогая то чеченским боевикам, то олигархической антироссийской сволочи. Непомнящий и им посвятил в своих песнях немало «теплых» строк. Не лишне будет напомнить что пресловутые «антифашисты» сейчас почти поголовно поддерживают настоящих нацистов.


Но потрясающий, берущий за душу, нерв творчества Александра Непомнящего: жгучая, страстная жажда подвига. Подвига не декларативного, сценического, а самого настоящего – до крови, до смерти в бою, до самопожертвования. Его герои – партизаны, бунтари, метафизические подпольщики в царстве Сатаны.


В белорусских лесах под кромешными пулями

Нашей, земной, партизанской весны,

В запредельных окопах, проливных откровениях,

Крестах и знаменах нашей войны,

Нашей последней партизанской войны.


И как будто из сегодняшних сводок новостей про бои в Новороссии звучат слова:


Я виноват,

Ты виноват,

Что не дождется парня девка, сына – мать

Опять –

И заслонит от смерти с чёрных самолетов

Собою он наш Сталинград,

Белград или Багдад –

И свят солдат.

И прав солдат.


За одни эти простые слова из двух последних строчек уже можно смело вписывать в историю русской литературы. А таких строк у него очень много. Для меня нет никаких сомнений, что, будь Непомнящий сейчас жив, он бы не вылазил с концертами из Донецка и Луганска, играя в окопах перед бойцами.


А ещё Непомнящий был потрясающим лириком, умевшим соединить такие теплые, простые и искренние слова, что они волшебно разрешали самые сложные «проклятые вопросы»:


Упокоенным – покоя, а живым – не жить без боли,

Без ромашкового поля, к бою скрещенных мечей.

И, конечно, без любви не жить нам, как земле без соли:

Смерть каждая – твоя смерть – так становятся сильней,

И чище утренней росы с травы, что скосят на рассвете,

И прозрачнее ручьев из стран, что снятся только детям,

Безымяннее солдата, что с последнею гранатой

Уже не ждал подмоги — просто помнил он о Боге,


И вернее рук, тянувшихся навстречу миллион миль бездны

Космических морозов – без надежды, бесполезно;

Мы останемся счастливыми, останемся счастливыми,

Даже в земле счастливыми под соснами и ивами,

И встретимся, мы встретимся, мы встретимся, все встретимся…


Конечно же, мы все встретимся. Да он, собственно, и не уходил никуда. Он – с нами в одном строю на нашей партизанской войне – всегда последней и неизменно вечной.



Григорий Игнатов


Рекомендуем посмотреть:

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...

Загрузка...