Загрузка...

Арест Евтушенкова — намёк Лужкову и Ko

17.09.2014 15:08

На чьей стороне "старомосковские" олигархи?

10MypKmq


Арест (пока домашний) главы АФК «Система» Владимира Евтушенкова вызвал настоящую бурю в российском либеральном сообществе, которое, да, постепенно утрачивает свои позиции в России, но назвать его «стаканом воды», а «дело Евтушенкова», соответственно, «бурей в стакане воды» — тоже язык не поворачивается.


Равно как не поворачивается язык называть почетного консула Люксембурга в Хабаровске и Екатеринбурге «вторым Ходорковским» или, наоборот, «таким же гражданином России, как и все остальные», страдающим от произвола «политической и бюрократической шушеры» (определения Сергея Алексашенко на «Эхе Москвы»).


В первом случае мы преувеличим степень политизированности Владимира Петровича, во втором — преуменьшим его реальное значение в российской системе власти. И не пресловутая «Башнефть» тому причиной, и не $7,5 млрд личного состояния, и даже не «Система» как таковая.


Суть ареста Владимира Евтушенкова может быть обозначена одним-единственным словом: Лужков.


Говоря крылатой фразой «политического киллера» Сергея Доренко, казалось бы, при чем тут Лужков? Бывший «лучший мэр» Москвы почти четыре года назад без всякого скандала ушел в отставку, освободив место для Сергея Собянина, ведет себя тихо, в политику не лезет, а место одного из директоров в ОАО «Уфаоргсинтез», аффилированном с той же «Башнефтью», — так не мёдом же с собственной пасеки заслуженному пенсионеру торговать?


Но «человек в кепке», почти двадцать лет руководивший не просто российской столицей, а одним из крупнейших и важнейших мегаполисов мира, — тоже важен не сам по себе, а как часть «системы» (имеется в виду вовсе не евтушенковское ОАО).


Кстати, между арестом и выборами в Мосгордуму, прошедшими 14 сентября, тоже можно рассмотреть некие связи. Во всяком случае, изменился не только состав депутатов — скорее всего, другой «лужковец», Владимир Платонов, возглавлявший столичную законодательную власть более двадцати(!) лет, с июля 1994 года, уступит своё кресло другому депутату — одной из самых вероятных кандидатур называют Александра Семенникова.


Не случайно ведь перед самыми выборами, 10 сентября 2014 года сообщество «Диссернет» опубликовало разбор докторской диссертации Платонова «Разграничение предметов ведения между Федерацией и ее субъектами — как принцип российского федерализма», защищённой в 2010 году. Согласно оценке, «неавторизованные заимствования текста», то есть плагиат занимают 109 из 412 страниц этой работы. Ну, так, звоночек в дверь — с вещами на выход… Да, почетный. И 60 лет — пенсионный возраст.


Но вернемся к Евтушенкову и Лужкову. Цитирую выдержку из небольшой биографии главы АФК «Система» с обозначенным авторством В.Самодурова: «У жены московского мэра Елены Батуриной действительно есть младшая сестра. Ее, как и жену Владимира Евтушенкова, зовут Наталья Николаевна. Но сам по себе факт совпадения имен и фамилий — это еще не доказательство родственных связей. В конце концов, даже если Наталья Евтушенкова и Елена Батурина сестры, то формально к бизнесу Евтушенкова это не имеет отношения. Владимир Евтушенков и Юрий Лужков в любом случае познакомились и сблизились раньше, чем Лужков женился на Елене Батуриной» (http://secondwaft.ru/biographies/evtushenkov-vladimir-petrovich.html).


Отсюда можно сделать вывод о том, что арест Евтушенкова — своего рода сигнал «старомосковской» номенклатуре, плотью от плоти которой являются Лужков и Ко. Но смысл этого сигнала явно не в том, чтобы «отжать» у них какой-то конкретный бизнес, пусть даже миллиардный, или какие-то остатки властных позиций. А в том, чтобы эта «система», мягко говоря, наконец-то обозначила свою активность в нынешнем конфликте Кремля с Западом по поводу не только Украины, но и всего остального «постсоветского пирога», не строя из себя, скажем так, «стороннего наблюдателя». Потому что зарубежные активы зарубежными активами, связи связями (Люксембург же! и так далее — привет новому председателю Еврокомиссии Жан-Клоду Юнкеру!), но из двух вроде бы взаимоисключающих, а на деле — взаимодополняющих принципов: «кто не с нами, тот против нас» и «кто не против нас, тот с нами», — сейчас работает первый, а не второй. Умному достаточно.


Олег Щукин


Новости партнеров

Загрузка...

1 Комментарий

  1. Аркадий Шевелев:

    «Ползучий Переворот. 10 лет спустя.»
    (Это не крик, это вопль о помощи, обращенный уже к мировой юридической общественности, по поводу Пленума ВС РФ о порядке применения меры пресечения – к подозреваемым, обвиняемым и к подсудимым, и о судебной практике этого направления).

    Уважаемый читатель, т.н. скатывание в пучину полицейского государства в нашей стране завершилось. Яркими признаками этого являются завершение внутреннего коллапса нашей судебной системы, который сначала проявлялся в демонстративном неисполнении прямых категоричных положений уголовного процесса, а теперь к финалу обрел формы выхолащивания и незатейливого переиначивания в понимании, например, ст. ст. 97 и 99 УПК РФ, определяющих ОСНОВАНИЯ для применения той или иной меры пресечения гражданину. То есть, произведена прямая подмена положений УПК РФ соответствующими положениями Постановления ПВС РФ, и белое, ничтоже сумняшеся, названо черным. Ну а теперь конкретно:
    1. Ст. ст. 97 и 99 УПК РФ гласят, что любая мера пресечения (даже подписка о невыезде), может быть применена только (дословно):
    «…при наличии достаточных оснований полагать, что обвиняемый:
    — скроется от дознания, предварительного следствия или суда.
    — может продолжать заниматься преступной деятельностью.
    — может угрожать свидетелям, иным участникам судопроизводства.
    — может уничтожить доказательства.
    — либо может иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу».
    Согласитесь, уважаемый читатель, что суть всех вышеизложенных категорических установлений ст. 97 УПК РФ состоит в выявлении и доказанности именно определенных НАМЕРЕНИЙ соответствующего субъекта, а не в ПОЛУЧЕНИИ ИМ ФИЗИЧЕСКОЙ ВОЗМОЖНОСТИ ЧТО-ТО СДЕЛАТЬ ИЛИ СОВЕРШИТЬ!
    И еще один принципиальный акцент. Если в каком-то конкретном случае и есть какие-либо основания предполагать именно вышеуказанные намерения, но они, по мнению право-применяющего органа являются недостаточными, то применять любую меру пресечения (ДАЖЕ ПОДПИСКУ О НЕВЫЕЗДЕ) категорически нельзя, ТАК ГЛАСИТ ЗАКОН!
    2. 02.12.2003 года в газете «Известия» в своем интервью председатель ВС РФ г-н Лебедев В.М. сказал, дословно, следующее, касаясь вышеизложенной проблемы:
    «А позиция Верховного суда для судей, которые принимают решения и для тех, кто рассматривает их в кассационной инстанции одна: чтобы вопрос рассматривался объективно. И заключение под стражу производилось бы только в тех случаях, когда это предусматривается Законом. Т.е., когда совершено тяжкое преступление, когда есть опасность того, что подозреваемый может воздействовать на ход следствия и когда он может скрыться. Вот три позиции являющихся основаниями для заключения под стражу». Уважаемый читатель, даже если Вы и не юрист, то Вы безусловно обратите внимание на «игру» «граней и терминов» — НАМЕРЕН и МОЖЕТ – улавливаете, какая между ними разница в контексте вышеизложенного!? Как уважаемый председатель ВС РФ, простите, влегкую, жонглируя подменил одно – другим!? Как же он умудрился не заметить принципиальной, вопящей разницы!?
    После прочтения этого, уважаемые читатели, автор данной статьи впал в прострацию и полное уныние. Но вдруг подумалось, что это все корреспонденты–непрофессионалы по-напечатали, не дав проверить конечный вариант интервью самому г-ну Лебедеву, на самом деле, не может же так говорить Сам Председатель Верховного Суда ! Оказалось — ошибки нет.
    3. В тот же день, но уже в «Российской Газете» было опубликовано Постановление Пленума ВС РФ на туже тему, которое дословно излагает следующее (п. 14 абзац № 3 и № 4): «…Должны существовать и иные обстоятельства, которые могли бы оправдать изоляцию от общества. К таким обстоятельствам, в частности относится возможность того, что подозреваемый, обвиняемый или подсудимый МОГУТ продолжить преступную деятельность, либо скрыться от предварительного следствия или суда, либо сфальсифицировать доказательства по уголовному делу, вступить в сговор со свидетелями».
    Вот тут-то все и встало на свои места…. Не опечатка это была, это была заранее запланированная, пусть неуклюжая, но попытка как-то если не подготовить, то хотя бы затупить общественное мнение.
    И вот завершающий, серьезнейший шаг к т.н. полицейскому государству, был сделан не кем-нибудь, а
    Его Величеством самим Верховным Судом! И говорить здесь о какой-то зарапортовавшейся близорукости и/или неспособности определиться с не самыми сложными терминами русского языка, абсурдно.
    И как же мне, «…твари дрожащей…», неловко сейчас объяснять, аж самому ВЕРХОВНОМУ СУДУ, п р и н ц и п и а л ь н е й ш у ю РАЗНИЦУ В ЭТИХ ПОНЯТИЯХ! Ведь все мы прекрасно понимаем, что если исполнять данные требования ст. 97 УПК РФ дословно и буквально (а как же иначе!!!), то тогда 90 % от всех приводимых на арест субъектов нужно будет отпускать и, в том числе, отпетых отморозков и маньяков!!!
    НО ВЕДЬ ТАКОВ ЗАКОН! И при разрешении судом вопроса о ЛЮБОЙ, кстати, мере пресечения нужны убедительнейшие доказательства того, что очередной обвиняемый, приведенный на арест в суд, именно намерен скрыться, именно намерен продолжить преступную деятельность, именно намерен, а не получит такую возможность, воздействовать на свидетелей и т.п. — ТАКОВ ЗАКОН!
    Вот и дошли мы до простого и естественного вопроса как же быть-то? Пути два: или исполнять закон, или изменить его. Изменить нельзя, иначе посягнем на саму концепцию и провалимся даже не на дно, а сквозь дно перед цивилизованными западными принципами юриспруденции, а этого допустить нельзя.
    Если же исполнять закон как положено и как написано, на «верху» начнутся вопросы, что, мол, да как, да почему отпускаем преступников, вот и получается – опять нельзя. Ну, вот тогда и избрали средний путь: пусть закон так и останется, а для исполнения будет Руководящий Пленум (аж в дрожь бросило от словосочетания, помните – «… Руководящий мартовский Пленум ЦК КПСС постановил …»).
    4. А теперь давайте немного отвлечемся и порассуждаем, что же это такое — Постановление Пленума Верховного Суда? Известно, что жизнь богаче любых законов и любой Закон на второй день после его издания уже в чем-то устаревает. А также общеизвестно, что невозможно придумать универсальный закон на все случаи жизни, а потому ряд положений законов естественно нуждаются в разъяснениях. Так вот для этого в практике правоприменения и существует Пленум ВС РФ, чтобы давать разъяснения о сущности и порядке применения той или иной нормы права.
    Ну а теперь самое интересное. Бесспорно, что комментировать и разъяснять нужно то, что в этом нуждается, например юридические, так называемые, оценочные понятия. В нашем случае это будет термин «достаточные основания». И вот бы Пленуму ВС РФ и дать бы в тексте разъяснения этому, привести примеры такой «достаточности» и «не достаточности» этих оснований применительно к предмету спора.
    Так что бы Вы думали, есть ли такое в тексте Постановления Пленума? – НЕТ! А причина, спросите Вы? А причина одна: если хоть косвенно остановиться на этом, то сразу, простите, вылезет наружу принципиальное вопящее противоречие написанного исполняемому.
    И если так поступить, то мгновенно сместятся акценты — со столь желанного, но формального к острейшему, предельно существенному, но не нужному и опасному. И тогда неминуемо придется анализировать проблему по направлению доказанности именно намерений, а не по, столь милому судейско-прокурорско-полицейскому сердцу, направлению простого наличия физической возможности что-либо совершить! И людей из под арестов выпускать придется ты-ся-ча-ми !!!
    Результат такого подхода Высшего судебного органа страны на сегодня – это десятки тысяч наших граждан арестованы судами совершенно незаконно без к.л. достаточных, на то, законных оснований. И в их постановлениях об аресте основания из ст. 97-й УПК РФ даже не перечисляются не говоря уже о исследовании какой-то достаточности каких-то данных.
    Более того, в связи с таким, весьма «устоявшимся» на сегодня, подходом впереди грядут сотни, тысячи, сотни тысяч таких же совершенно незаконных арестов. Так вот ситуация настолько вопиющая, что тут даже не подходит известное изречение: «Формально правильно, а по существу издевательство» — у нас и формально-то неправильно! И ужасно, что все это исходит от суда, и не просто от суда, а от Суда Верховного!
    А самое лучшее подтверждение вышесказанному следующее. Известно, что по стране, среди десятков тысяч судебных дел об уголовных арестах есть немного и таких, когда людей отпускали и не арестовывали.
    Так вот в этой категории дел суды, теперь уже для отказа в аресте, прямо указывают на основания, изложенные в данной статье, как на отсутствие именно н а м е р е н и й !!! И если, в этой связи, взять дела с арестами и дела с отказами в аресте, то все они в этой части (по объему и качеству доказательств наличия опасных вышеуказанных намерений), будут похожи друг на друга как две капли воды !!! Т.е. достаточных оснований для ареста в соответствии со ст.ст. 97,99 УПК РФ не будет ни там, ни там!!!
    Таким образом, все наши судьи прекрасно понимают, что в подавляющем большинстве арестовывают людей безосновательно и незаконно, но они делают это в угоду прокуратуре, в угоду своему судейскому начальству и т п. А вот когда это нужно им самим (за взятки; по прямым указаниям начальников; по «нежным», заискивающе-гласым просьбам прокуроров и оперативников; и т п) они успешно применяют эти же, абсолютно законные основания ДЛЯ ТОГО ЖЕ ОТКАЗА в аресте, и отпускают людей!!!

    Аркадий Шевелев. 2.12.2003 – 2.12.2013 г.г.

    P.S.: Прошло 10 лет, как эта статья (с несущественными редакционными изменениями) заказными
    письмами в 2003 году направлялась повсюду, и Президенту РФ, в том числе, и в Государственную Думу, и в Верховный Суд, и в «Российскую Газету», и в министерство юстиции, и во многие иные СМИ и т п.
    РЕАКЦИИ = НОЛЬ!!!
    Прошло 10 лет и для Верховного суда РФ стало совсем неприличным оставить данное важнейшее направление без соответствующего Постановления Пленума Верховного суда…, которое благополучно вышло 20 декабря 2013 года и вот дословная выдержка из него по предмету данной статьи:
    «Заключение под стражу не может быть избрано в качестве меры пресечения, если отсутствуют предусмотренные для этого статьей 97 УПК РФ основания, которые предполагают наличие данных о том, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться от дознания, предварительного следствия или суда, либо продолжать заниматься преступной деятельностью, либо угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, либо уничтожить доказательства, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу».
    Вы заметили, уважаемый читатель, что о доказанности (или доказываемости) каких-то намерениях речи не идет вообще… Ну никак не хочет наш родной Верховный Суд замечать ( и, соответственно, хоть как-то анализировать) ту часть текста статьи 97-й, где говорится о «… достаточных основаниях полагать…», что субъект намерен что-то там и как-то там еще до-совершить, то есть, где говорится о необходимости доказывать именно намерения, а не получение им физической возможности еще что-то сделать.
    Аркадий Шевелев 21.12.13 года

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...