Загрузка...

Атрофия совести: либеральная «образованщина» против бедной Лизы

18.02.2016 09:20

А кто хочет тут разводить свой моральный «русский порядок», тому устроим расстрел Белого Дома, как в 93-м. А у кого нет миллиарда, тот…

photo_2016-02-18_09-27-01

Рисунок гениального иллюстратора газеты «Завтра» Геннадия Живова, к сожалению, никогда не устареет…


Раздавите гадину! Многие знакомы с этим призывом, но существенно меньше людей знают, кто и в какой связи это предложил. А предложил это французский философ-просветитель Вольтер в связи с католической церковью. Иногда ещё фразу переводят как «уничтожьте подлую», но гуманистический посыл оной от этого не меняется. Разумное, доброе, вечное иначе не построишь.


Тому же Вольтеру приписывается другая крылатая фраза: «Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить». Вольтер, правда, прожил 83 лет и умер в 1778 г., не дотянув 11 лет до Великой Французской революции, где всеобщие свобода, равенство и братство достигались восторженной резнёй аристократии.


Казус Вольтера не разрешён и по сей день. Как связаны свобода слова со свободой действия? Может ли слово быть приравнено к действию и, если да, в каких случаях? Является ли оправдание насилия его пропагандой? Является ли высмеивание жертвы насилия допустимым?


***


Кризис с наплывом сотен тысяч мигрантов из Африки и Ближнего Востока в Европу является самой болезненной темой региона в течение последнего года. В СМИ, обществе и политикуме идут непрекращающиеся дебаты о причинах кризиса и способах справиться с ним. А кто-то вообще говорит, что это и не кризис даже, а наоборот – шанс вдохнуть новую жизнь в экономику ЕС и дать стареющей Европе демографический импульс. Европейская экономика от притока миллиона получателей пособий работать лучше не стала (сюрприз!), а вот число изнасилований в ранее благополучных странах ЕС резко возросло.


Одно из таких изнасилований произошло в Берлине в январе 2016 года. Жертвой стала 13-летняя девочка Лиза, жившая в квартале Марцан, где обитают преимущественно переселенцы из бывшего СССР. Изнасилование, совершённое несколькими мужчинами ближневосточного происхождения, получило «международный» резонанс. О нём говорили и немецкие СМИ, и, учитывая русские корни девочки, СМИ российские. Отечественные медиа подавали информацию в контексте случившихся ранее в Кёльне новогодних бесчинств экономических мигрантов и дезертиров из сирийской армии (по другим данным: беженцев, oh wait!..), немецкие же традиционно старались «не раскачивать лодку» и «не играть на руку радикалам».


По мере появления всё новой и новой противоречивой информации о случившемся с Лизой разнонаправленные политические течения как в Германии, так и в России стали вплетать инцидент в свою повестку. Немецкие левые, летом прошлого года встречавшие мигрантов с плакатами «Refugees welcome», уповали на социальную неустроенность мигрантов и на третирование их со стороны недружелюбного государства и правых радикалов. Немецкие националисты, в частности Национал-демократическая партия Германии, призвали навести железный порядок, наказать виновных и не пускать в страну новых сомнительных «гостей».


Общественное мнение в России также разделилось по идеологической линии. Консерваторы напомнили о признанном даже лидерами западных стран крахе мультикультурализма, о рисках, которые несёт в себе политика открытых границ и размывания культурной и национальной идентичности во имя, чтоб её, толерантности.


Российские либералы предсказуемо пошли другим путём. Когда стало понятно, что семью, где росла девочка Лиза, вряд ли можно назвать благополучной, а в инциденте с её пропажей, изнасилованием и возвращением есть ряд несостыковок, у либералов, наоборот, всё быстро «состыковалось». Это, убедились они, российская государственная пропаганда раздула скандал на пустом месте, создав очередного «распятого мальчика», а всё для того, чтобы очернить благословенный Запад и отвлечь россиян от отсутствия пармезана и хамона в холодильнике и присутствия платных парковок на улицах. А Лизы вообще нет, как нет и более широкой проблемы, будоражащей Европу.


А что, вот даже и филантроп Джордж Сорос на днях заявил, что главную опасность для Европы представляют не джихадисты, а Россия. А насильники-то берлинские, может, и джихадистами-то не были, а были совсем наоборот – умеренной оппозицией. Которую государство российское огорчает до невозможности.


Либеральная «Новая газета» не могла остаться в стороне от дискуссии. 31 января на её страницах появилось «Насильное» стихотворение Дмитрия Быкова о произошедшем с Лизой. Ироничное описание изнасилования, нейтрально воспринятое либеральной аудиторией, предсказуемо вызвало негодование у аудитории национально-консервативной. Публицист Егор Холмогоров у себя в фейсбуке выразил озабоченность «воспеванием изнасилования малолетних» в «респектабельной» газете. Такая характеристика не понравилась главреду «Новой» Дмитрию Муратову, который пообещал подать на Холмогорова в суд.


В случае бедной Лизы как в зеркале отразились фундаментальные противоречия российского политического поля. С одной стороны, это противоречия морально-этические (даже не политические), а с другой – чисто правовые. В рамках секулярного общества поднимать вопросы морали зачастую себе дороже. Обязательно поднимется новый Базаров и скажет: а откуда эта ваша мораль родом? А в нашей Конституции нет ничего конкретного про мораль. А кто хочет тут разводить свой моральный «русский порядок», тому устроим расстрел Белого Дома, как в 93-м. А у кого нет миллиарда, тот… Впрочем, это уже другая история, хотя и классово близкая.


Другое измерение противоречия – правовое. Насколько обещание засудить за публикацию своего мнения в соцсети сопоставимо с принципами либерализма, с тем же Вольтером, который обещал за право другого выражать своё мнение отдать жизнь? И ведь, что характерно, обычно именно «атомных православных» в лице того же Холмогорова изображают в качестве врагов свободы, желающих всех несогласных запретить, засудить и не пущать.


А Лизу действительно жалко. Девочка, насколько можно судить, виктимная (от слова victim – жертва). Жертвами сексуального и иного насилия чаще оказываются именно дети из неблагополучных семей. В русской традиции таким принято сочувствовать или, если сочувствовать тяжело, отворачиваться и идти в другую сторону. Но никогда не смеяться. Никогда.


В своём более чем благополучном детстве я любил книгу «Волшебник Изумрудного города» Александра Волкова. Там был такой персонаж Страшила — соломенное чучело, мечтавшее получить мозги и стать мудрым. Мозги Страшила в итоге получает от волшебника Гудвина. Сейчас вот думаю: а смог бы Гудвин кое-кому подарить совесть?



Станислав Бышок


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...