Загрузка...

Автомат вместо референдума

21.05.2014 15:02

1bUBgkEY76kПраво на самоопределение – запретный плод или привилегия для избранных?

Когда летом 1975 года главы 34-х государств Европы и США подписывали в Хельсинки Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, зафиксировав в нём принцип нерушимости послевоенных европейских границ, они и представить себе не могли, что всего через полтора десятка лет распадутся Югославия и СССР, объединится Германия, а ещё через десятилетие количество независимых государств в Европе достигнет пятидесяти (!). И это не считая непризнанных и «полупризнанных» государственных образований – таких, как Косово, Абхазия, Южная Осетия или Приднестровье. 

Раздробление европейских государств, к сожалению, не всегда проходило мирно и цивилизованно по примеру «бархатного развода» Чехии и Словакии или выхода Черногории из состава Союзного государства с Сербией. Распад Югославии сопровождался длительной и кровопролитной гражданской войной, а Косово, как известно, было просто вырвано из Югославии при помощи американских «томагавков». Реки крови были пролиты и по периметру новых российских границ. Но в любом случае «цивилизованный мир» горячо поддерживал самоопределение восточноевропейских и «постсоветских» наций.

Однако сепаратистские процессы в Европе не остановились на восточной её части. Стремление к отделению территорий долгие годы наблюдается в таких «как бы нерушимых» государствах, как Бельгия, Испания, Великобритания, Италия. Вообще, в той или иной степени сепаратистские движения активны сейчас примерно в 15-ти европейских странах. И, если о требующих независимости жителях Северной Ирландии, Каталонии и Страны Басков знают наверняка почти все, то, скажем, о движении сепаратистов на принадлежащих Финляндии Аландских островах слышал далеко не каждый.

В 90-е годы прошлого века в европейских научных и политических кругах всерьёз заговорили о «Европе регионов». Процесс регионализации стал бурно развиваться как следствие общего кризиса ценностей «государства-нации», глобализации экономики, пробуждения политической активности на местах. В этих условиях естественное желание бесконфликтно и легально осуществить сецессию привело к решениям проводить референдумы о статусе той или иной территории. Референдум, как непосредственное волеизъявление граждан, безусловно, является высшей формой прямого народовластия, о чём записано в конституциях практически всех европейских государств. Государства Европы, столкнувшись у себя с проявлениями сепаратизма, конечно, неохотно признают права своих граждан на референдумы и ставят на их пути множество юридических преград. Однако проведению референдумов это не сильно мешает, а уж тем более танки в непослушные регионы «тру-Европы» никто не вводит и санкциями не грозит. В отличие от странного украинского образования.

В марте этого года беспрепятственно прошёл референдум об отделении Венето – итальянской области, образованной на территории бывшей Венецианской республики. Этот референдум проводился в электронной форме, в нём приняло участие более миллиона жителей, подавляющее большинство из которых проголосовало за отделение от Италии – но Рим не расстреливает их из пушек. Несмотря на негативное отношение властей Великобритании, на 18 сентября 2014 года назначено проведение голосования об отделении Шотландии – и вряд ли Лондон станет посылать на захват Глазго вертолёты. Испанские власти хоть и считают противоречащим конституции запланированный на ноябрь 2014 года референдум о независимости Каталонии, но при этом не объявляют каталонцев поголовно террористами и не призывают давить их как насекомых. 

Что касается руководства Европейского союза, то стремление регионов к самоопределению ранее никогда не вызывало отторжения в Брюсселе. Более того, чиновники Евросоюза неоднократно заверяли тех же шотландцев, фламандцев и каталонцев, что они без проблем будут приняты в ЕС после того как решат проблемы с отделением. Логика евробюрократов понятна: ведь управлять союзом, состоящим из мелких государств, значительно проще, чем иметь дело с такими крупными и самостоятельными игроками, как Германия или Франция. Поэтому если сепаратистские процессы в Европе прямо не поощрялись, то уж точно никогда не осуждались на уровне руководства ЕС. Разумеется, не осуждали это и в Вашингтоне. 

Но сейчас Евросоюз вслед за США вдруг превратился в ярого поборника принципа территориальной целостности и нерушимости государственных границ. Почему вдруг случилась такая метаморфоза, откуда появилась такая забота о сохранении единой Украины – нам понятно. Просто то, что дозволено «своим» сепаратистам, никак не может быть разрешено «чужим», особенно если они устремляются отнюдь не в сторону Евросоюза, а по примеру Крыма желают быть принятыми в состав РФ. Вот и получается, что усилиями США и ЕС вместо мирного цивилизованного пути самоопределения жителям Новороссии предлагают добиваться независимости исключительно взяв в руки автоматы.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...