Борис Марцинкевич: Промышленность России можно считать абсолютно «зеленой»

Темпы «зеленого перехода» в Европе ускоряются. Основополагающим документом «зеленой революции» в Европе станет климатический закон ЕС, согласовать детали которого надеются в нынешнем году. Пока он не принят, его место занимает план «зеленой сделки», утвержденный в декабре 2019 года. Есть вероятность того, что такого рода деятельность сильно ударит по экономике в Европе. Скажется ли это каким-то образом на России?

Дальнейшее развитие событий «Журналистская правда» обсудила с главным редактором журнала «Геоэнергетика» Борисом Марцинкевичем.

«Я не до конца понимаю происходящего в Евросоюзе. Это административное решение по избавлению от ископаемого топлива, не имеет под собой не технико-экономического обоснования, не каких-то проработанных технологий. Есть желание, но за счет чего можно его реализовать? Сказать сложно. Введение углеродного налога — это дискуссионный вопрос для Евросоюза. Сейчас идет достаточно широкое обсуждение. Спор введется между ассоциациями и объединениями промышленников.

Читайте «Журправду» в нашем телеграм-канале

Вопросов много. Допустим происходит ввоз сырья, имеющего углеводородный след. На него идет налог. Это сырье становится частью цикла промышленной переработки. Привезли металл, который должен стать автомобилем. Если это сырье подорожало после уплаты налога, подорожала и конечная продукция. Соответственно, здесь вопрос конкурентоспособности. Промышленная группа в Европе это прекрасно понимает. Состоится ли введение намеченных налогов? На мой взгляд, сказать пока никто не сможет.

Что произойдет с Европой если она перейдет на водород?

Водород – это вторичный энергетический ресурс. Он не может быть дешевле первичного (того же природного газа и угля). Есть надежда, что нынешняя зима с ее погодными аномалиями может заставить задуматься еврочиновников, о том, тем ли они заняты.

Как водород накапливать, как его передавать, используя электростанции? Рядом с каждой электростанцией должно находиться какое-либо производство, чтобы все это было впритык.

Приведем пример. Идея голубого углерода, который мы будем вырабатывать на ветряных и солнечных электростанциях. Хорошо. Мы его выработали, его же еще нужно хранить, каким-то образом использовать. Все это недостаточно проработано. Логику происходящего пока что уловить не могу.

Есть много заявлений со стороны политиков, но я не слышал, чтобы активизировались промышленные группы, кроме тех, кто сможет участвовать в производстве и продаже. За счет кого они хотят себе создать спрос? Непонятно.

Переход может нанести удар по российской экономике?

Это будет зависеть от того, как мы будем действовать. Самым крупным экономическим партнером у нас остается Евросоюз, на мой взгляд это не очень правильный подход. Кроме Евросоюза существует множество других рынков.

Но, конечно, исторически сложилось, что энергетический ресурс – это ЕС и именно в этом направлении строились трубопроводы еще в советские времена. Кроме того, я не видел ничего о том, что именно относится к «Зеленой энергетике». Европейские политики настаивают на том, что это только солнечные и ветряные электростанции – это не совсем так

Зеленая энергетика – это та энергетика, в которой не используется химическая реакция горения. К данному виду должна быть отнесена и гидроэнергетика, и атомная энергетика. Так как никаких паровых выхлопов там на наблюдается. Если удастся вернуть на место терминологию, мы сможем рассуждать.

Возьмем наш Кольский полуостров. Там имеется атомная электростанция со стабильной генерацией. Ветреной потенциал позволяет установить большие мощности ветряных электростанций. Есть еще старопромышленные районы: Мурманск и Архангельск. Европа не так далеко, можно сосредоточиться на экспортно-ориентированную продукцию, производить ее там.

Возьмем наше арктическое побережье. С нашими возможностями северо-ледовитого океана никакая Европа и Америка не конкурирует. Вопрос в том, насколько целесообразно там этим заниматься. Поближе к Европе (мурманская и архангельская область), да. Сколько времени этой займет? Сложно сказать. Нужно ли переносить это производство из одного места на другое.

Не очень понятно почему с нашей стороны не идет работа о том, что такое углеродный след. Наши лесные массивы и болота (Болота – оргомные резервуары воды и поглотители углекислоты) позволяют считать всю нашу промышленность абсолютно «зеленой». Наша тайга, наши васюганские болота, которые по площади чуть ли не со всю Европу.

Ожидаем, что какая-то активность пойдет со стороны России. Основанная не на эмоциях, а на научных данных».

 


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

9+
9+

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правила использования материалов

Информационные тексты, опубликованные на сайте jpgazeta.ru могут быть воспроизведены в любых СМИ, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без существенных ограничений по объему и срокам публикации. Цитирование (републикация) фото-, видео- и графических материалов ЖП требует письменного разрешения редакции ЖП. При любом цитировании материалов на серверах сети Интернет активная ссылка на газету «Журналистская Правда» обязательна. 18+

© 2020 ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА 18+