Загрузка...

Девальвация юаня: Китай идёт в наступление в торгово-финансовой войне против США

11.08.2015 17:29

Многие проекты «реиндустриализации» Америки теперь станут финансово невыгодными и будут закрыты, что дополнительно подорвет и без того дышащий буквально на ладан производственный потенциал США

war


Проведенная властями КНР одномоментная девальвация обменного курса национальной валюты на 1,9% (с 6,1162 до 6,2298 юаней за доллар) воспринята на мировых рынках как очередной мощный раскат кризисной грозы. Хотя, например, почти аналогичное снижение обменного курса российского рубля, прошедшее днем ранее, 10 августа (на 65 копеек к доллару — до 64,4 рублей, на 1%, и на 94 копейки к евро — до 70,7 рублей, на 1,3%), никаких эмоций не вызвало. Оно и понятно: экономические роли двух крупнейших политических оппонентов «коллективного Запада» в целом и Соединенных Штатов в особенности — попросту явления разного порядка. Не для мира в целом, а конкретно для США.


Россия в 2014 году ввезла и вывезла товаров и услуг на $804,7 млрд (снижение на 6,93%, при этом экспорт упал на 5,11%, а импорт — на 9,8%), что составило 2,3% мировой торговли. Профицит достиг $188,7 млрд, а объём торговых операций с США, несмотря на санкции, вырос на 5,9%, до $29,3 млрд, но для Америки это несущественная цифра. Тем более — по сравнению с Китаем.


Внешнеторговый оборот «красного дракона» по итогам 2014 года достиг 26,43 трлн юаней ($4,4 трлн.), или 11,75% объёма мировой торговли, увеличившись (в долларовом выражении) на 3,4% (выше общемирового уровня, составившего 2,8%), при этом экспорт вырос на 6,1%, импорт — на 0,4%, а профицит достиг рекордной отметки в 2,35 трлн юаней ($390 млрд) — рост на 45,9%! При этом львиная доля китайских доходов приходится на США: в 2014 году — $342,6 млрд при общем объеме взаимной торговли в $590 млрд.


Чтобы сократить этот катастрофический дефицит, Вашингтон на протяжении вот уже двух с лишним десятилетий требовал и требует от Пекина «коррекции необоснованно заниженного курса юаня» — и накануне Летних олимпийских игр 2008 года добился-таки своего: с июля 2005 года по июль 2008-го юань по отношению к доллару вырос на 21%, достигнув отметки в 6,83 за доллар. За последующие семь лет, как можно видеть, дальнейший рост юаня составил в целом меньше 10%.


И вот теперь, сформировав практически глобальную банковскую структуру в рамках Нового банка развития БРИКС и Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, проходя через цепочку биржевых крахов, благодаря которым консолидированы активы примерно на $3 трлн, объявив о росте своих золотых запасов более чем в полтора раза, с 1054 до 1658 тонн (впрочем, аналитики «золотого рынка» предполагают, что реальная цифра должна быть минимум вдвое выше), Пекин девальвацией своей валюты фактически объявил Вашингтону торговую и финансовую войну.


Поэтому настоящая истерика, которая началась в подконтрольных «вашингтонскому обкому» глобальных масс-медиа относительно девальвации китайской валюты к доллару, ничуть не удивляет — следствием этого шага неизбежно станет еще большее усиление внешнеторгового дефицита США, что, в свою очередь, потребует увеличения и без того «космической» планки федерального долга.


Многие проекты «реиндустриализации» Америки теперь станут финансово невыгодными и будут закрыты, что дополнительно подорвет и без того дышащий буквально на ладан производственный потенциал США и отсрочит реализацию тщательно лелеемых ими надежд на «технологический рывок», если только не похоронит эти надежды вообще.


Единственным способом избежать подобной перспективы для американских «элит» является дальнейшее повсеместное усиление «политики управляемого хаоса», но при обязательном условии переноса её «центра тяжести» и, соответственно, «зон горячих конфликтов» с нынешних Ближнего Востока и Украины поближе к границам Китая — возможно, в Афганистан и Центральную Азию.



Владимир Винников


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...