Евгений Бень: Мне всегда была близка консервативность взглядов

5 mn read

Мы записали интервью с Евгением Моисеевичем, которое предоставляем вниманию наших читателей.

– Ваша жизнь связана с литературой, политикой и историей. Нельзя сказать, что это редкое сочетание интересов. Но всё же именно для вас, как связаны эти три направления? В чём вы видите свою миссию как литератора?
– Всё это связывается, прежде всего, системой общих представлений. А система общих представлений исходит из того, что и литература, и литературоведение, и политика, и политология – это своего рода отражение больших цивилизационных закономерностей. И эти закономерности – смысл того времени и пространства, в которых мы живём, смысл России, а с Россией у меня связана вся жизнь. Смысл времени и пространства и смысл России. Это то, из чего я исхожу, то, чем я живу.
Хотя политикой я стал интересоваться и заниматься политическим анализом гораздо позже. Это было связано с ситуацией, когда Крым вернулся в Россию, потому что, согласно моим представлениям, в тот момент Россия после очень долгого перерыва долгожданно выявила свою историософскую сущность. Это было крайне интересно. Но в то же время Россия приняла на себя очень тяжёлую ношу, потому как в современном мире ничего, кажется, труднее нет, чем откровенно быть самим собой.
– А эта сущность может быть сформулирована более конкретно? В чём эта сущность?
– Я всегда был человеком консервативных взглядов. Именно консервативных. Слово «патриотизм» мало вписывается в мой лексикон, поскольку оно патетическое. «Консерватизм» – понятие ясное и не теряющее актуальность. «Просвещённый консерватизм». Понятно, что Российское государство было нивелировано в советские годы, а потом еще более нивелировано в 1990-е годы на международной сцене, хотя вернулось название «Россия». Исчезло то ощущение преемственности и корней, которое России свойственно и присуще, которым она веками держалась и держится. В этом смысле Крым стал существенным шагом, чтобы страна и люди начали осознавать себя по-новому, а вернее, вернулись к естественному состоянию вещей.
Но здесь есть один момент. Мы привыкли в последние годы ратовать за наше государство, говорить о государстве и государственности. Но здесь важно не забывать о втором равноценном моменте – о самих людях и конкретном человеке. И внимание консервативного государственнического мышления отнюдь не должно обходить запросы, нужды и интересы человека. И с этим в последние годы, думаю, у нас возникли проблемы.
– Сейчас в мире тоже происходит много событий, которые потенциально могут дать старт новой эпохе, своего рода точка бифуркации, где будут запущены новые инерции. Вы согласны с этим?
– Я об этом не раз писал и говорил. Но мне представляется, что именно сейчас в мире наблюдается некоторый кризис новых идей, поскольку мы наблюдаем, что и Трамп, который был проводником таких идей для США, не сумел вывести Америку на новые рубежи (правда, и срок очень маленький – меньше 4 лет пока что), и Россия, которая пошла по этому пути (в общем-то, первая, если вспомнить Крым), сталкивается с большими сложностями, потому что из года в год трудно позиционировать себя в изоляции. Нелегко представить, как это будет дальше.
– Возможно, сейчас слово, даже самые вульгарные его жанры, из-за большей доступности имеет самое большое значение за всю историю – идут информационные войны за умы людей. Война идёт с помощью образов. Ощущаете ли вы на себе это противостояние смыслов?
– Безусловно, ощущаю. Прежде всего, я хотел бы отметить, что у нас за последние 30 лет сложилось, даже окостенело, определенного рода противостояние. Одна сторона противостояния – это то сознание, которое у нас называет себя либеральным, а на самом деле оно мало связано с исторической либеральной традицией. Для нашего российского либерализма характерно игнорирование исторических основ, игнорирование почвы как таковой. Что самое существенное: наш либерализм в худшем своём проявлении несет цинизм и лицемерие, которые выдвигаются как некая концепция видения мира.
Истоки нашего либерализма уходят в коммунистическое прошлое. Часто он проистекает не от первого звена, которое во времена Брежнева и позднее управляло государством, а от второго-третьего звеньев партийной элиты, которые рвались опередить это первое звено и в конце концов его опередили. Они репродуцировали так называемое российское либеральное сознание. Наш либерализм я бы парадоксально назвал брежневским неокоммунизмом. Искренняя неискренность, лицемерие во всём, наплевательское отношение к своей стране и к её истории, представление о том, что некие абстрактные глобальные ценности превыше всего. При этом слепота к собственному нутру, глубинам своей страны. Наш либерализм впитал и худшие черты западного либерализма.
– Прочитала ваше довольно подробное интервью 2014 года о той части биографии, которая касается издательского дела. Должна сказать, я застала СМИ уже в том виде, когда самоокупаемые издания были вымирающим видом и находились в процессе поиска спонсоров. В каком-то смысле это дух времени. Мною ощущается определённый кризис: крупным СМИ, в которые явно вложено много труда и денег, доверяют всё меньше, доверие сместилось в сторону различных Telegram-каналов, блогеров, ютуберов, стримеров… То есть туда, где пока ещё не такие огромные бюджеты крутятся… Какие у вас есть прогнозы относительно общественного спроса на информационные источники? Чему будут верить люди, кого они будут слушать, какие источники считать достоверными?
– Это ещё одна большая проблема. Посмотрите, как бурно развивается «Яндекс.Дзен». Какое он занимает весомое место по влиянию на сознание людей! А какое «Яндекс.Дзен» может сформировать общественное сознание? Он может сформировать в значительной мере искажённую систему представлений о мире, потому что возможность высказываться всем и вся обо всём на свете ведёт к некоему хаосу. Там каждый умнее всех! И авторы этих статей, и комментаторы, которые переполнены своей значимостью. И те, кто ставит «лайки». И каждый переполнен собой.
В «Яндекс.Дзене» очень много статей по истории, они востребованы, они всегда лезут в топ. Но среди них много безграмотных материалов. Я бы сказал, что «Яндекс.Дзен» – это такая лакмусовая бумажка. Она выявляет огромные противоречия между Москвой и регионами. Между Москвой, Петербургом и Нижнем Новгородом (эти три города – единое ментальное целое, пусть и со своими оттенками) и остальной Россией. «Яндекс.Дзен» насаждает какую-то свою систему координат и нередко с кондовыми в не лучшем смысле и провинциальными в худшем смысле представлениями.
И ещё, я взял «Дзен» как пример, потому что он является к тому же активно распространяющейся высокоразвитой технологически соцсетью. Давайте обратим внимание, сколько же там фобий и ненависти! Почти любая статья на политические темы – это абсолютная непримиримость. Если Горбачев, то это какой-то поганый меченый американский шпион. Если Ельцин, то это бандит из бандитов. Если Путин, то тоже ничего лицеприятного. Если Сталин, тоже куча негатива.
Кстати, странный там тренд на любовь к брежневскому времени. А брежневское время на самом деле, пожалуй, самое паразитарное в истории нашей страны за последние, может, 150 лет. Тогда не происходило ничего: экономика стагнировала, политика и мировоззренческий мир были совершенно ходульными и построенными на каких-то готовых формулировках и стереотипах. Как раз это и привело к крушению огромной державы, которая называлась Советский Союз.
Авторитет же больших профессиональных СМИ как-то тает на глазах. Причём и прокремлёвских, прогосударственных СМИ, и оппозиционных.
– Если бы у вас была сейчас возможность сделать какой-то информационный источник, который был бы и востребован, и пользовался доверием, то какой бы формат вы выбрали?
– Я бы выбрал тот формат, который так и не был реализован в новой России. Мы всегда в суете и в текучке понимали, что такой формат нужен, но так и не довели его до читателя. Это глобальный масштабный общественно-аналитический портал, абсолютно не жёлтый, не бульварный, не тенденциозный и не оппозиционный, в котором речь идёт и об экономической жизни, и о финансовых рынках, и об обществе, есть и политическая аналитика, и мощное представление о культурологических аспектах, и серьёзный разговор об истории России. Такой масштабный просветительский портал. У всех больших изданий есть свои инвесторы. Но очень трудно найти инвестора, который был бы бескорыстно заинтересован в столь разновекторном общероссийском аналитическом издании.
Но, думаю, со временем настанет время для подобного авторитетного и универсального СМИ, сосредоточенного на глобальном российском информационном пространстве. Но пока это мечта.
– Поскольку у нас, так сказать, юбилейное интервью, не хотели бы вы подвести итог своему десятилетию? Чем гордитесь, что не удалось? У вас вот трое внуков родилось за прошедшее десятилетие.
– Многому рад. Жалею только, что сфера моих интересов не передалась моим детям, но теплится робкая надежда, что передастся внукам. Увы, нынешние молодые люди редко мыслят масштабными категориями, им непросто заинтересоваться историко-культурными темами, какими-то онтологическими проблемами.
За последние 10 лет моя жизнь существенно изменилась. Изменил её общественный накал, которые в это время имел место. Раньше я пытался всегда держаться «над схваткой», но вот последнее десятилетие повернуло меня в сторону политологии и политического анализа. Это было для меня чем-то новым. И мне кажется, что ещё много чего можно сделать, но нужны здоровье и силы. Хотелось бы написать большую книгу.
– О чём?
– Если хватит времени и сил, то о судьбе моего поколения и последующих с конца 60-х годов прошлого века и до нашего времени. Но это замысел. Как выделить на воплощение такого замысла пространство и время своей жизни в нынешней круговерти – пока не знаю.

Записала

0
0

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правила использования материалов

Информационные тексты, опубликованные на сайте jpgazeta.ru могут быть воспроизведены в любых СМИ, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без существенных ограничений по объему и срокам публикации. Цитирование (републикация) фото-, видео- и графических материалов ЖП требует письменного разрешения редакции ЖП. При любом цитировании материалов на серверах сети Интернет активная ссылка на газету «Журналистская Правда» обязательна. 18+

© 2020 ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА 18+