Загрузка...

Евгений Бень: «Исламское государство» уже оккупировало Европу…

09.09.2015 17:25

Проблему с беженцами можно будет решить только тогда, когда будет организовано масштабное противостояние ИГИЛу...

zavtraevropi


Власти Австралии приняли решение дополнительно разместить в стране 12 тысяч беженцев с Ближнего Востока, а также направить 44 миллиона долларов на урегулирование миграционного кризиса в Ираке и Сирии.


Об этом, по данным телекомпании ABC, заявил премьер-министр Австралии Тони Эбботт.


Кроме того, Австралия заявила, что готова присоединиться к международной коалиции, что будет наносить удары по позициям боевиков террористической группировки «Исламское государство» (ее деятельность запрещена в РФ) на территории Сирии.


В настоящее время Австралия ежегодно принимает в рамках гуманитарной квоты 13 750 беженцев из разных стран мира. Власти страны планировали увеличить эту квоту в 2018 году на пять тысяч человек, однако в связи с крупным миграционным кризисом в Европе решили выступить с дополнительной инициативой.


По словам Эбботта, беженцам из Сирии и Ирака в Австралии предоставят постоянное место жительства. Отбор будет вестись среди людей, которые находятся в лагерях беженцев в соседних с этими странами государствах — в Турции, Ливане и Иордании. Приоритет получат женщины, дети и семьи из преследуемых меньшинств. Премьер уточнил, что речь идет не только о христианах, но и о «мусульманских меньшинствах», представители которых «уже никогда не смогут вернуться на родину своих предков», передает ТАСС.


О том, почему Австралия решила помочь беженцам, а также к чему может привести миграционный коллапс в Европе и расширение ИГИЛ, беседуем с публицистом, политологом, главным редактором журнала «Информпространство» Евгением Бенем.


ben-foto-2015


— Евгений Моисеевич! Причем тут Австралия? Вот, казалось бы, живут спокойно на отшибе… Ан нет – ищет проблемы на голову… Зачем Австралии помогать беженцам?


— Участие в этой ситуации Австралии имеет глубокий политический подтекст. Он связан с тем, что Австралия входит в такой странный, я бы сказал, «международный клуб», который называется антиигиловской коалицией и представляет собой в реальности не более чем клуб деклараций. В этот клуб входит 60 участников – при этом почему-то страны Прибалтики, Польша, Южная Корея… и разные другие, которые ни с территориальной точки, ни с точки зрения военной мощи – никак не соотносятся с Ближним Востоком. Более того, мало, кто действительно сейчас заинтересован в уничтожении ИГИЛа.


Если бы антиИГИЛовская коалиция на самом деле осуществляла свои задачи и занималась уничтожением антитеррористических группировок в Сирии и Ираке, разве был бы такой поток беженцев? Нет. Потому, что с уничтожением этих группировок налаживалась бы и социально-экономическая жизнь. А поскольку антиигиловская коалиция занимается больше бумаготворчеством, никакого форпоста по ограничению притока беженцев в Европу эта коалиция не выставила.


Австралия, принимая дополнительно 12 тысяч беженцев с Ближнего Востока, ничего не теряет, потому что это будут не стихийно переместившиеся люди, а тщательно отобранные австралийцами в фильтрационных точках третьих стран пригодные для страны «кадры». Так что Австралия, скорее, в отличие от стран Евросоюза, даже приобретет…


— На неделе известный американо-русофобский канал FOXNews показал интервью с военным аналитиком Соединенных Штатов, который просто пытался всех собак повесить на Россию. Дескать, ее прямая вина в потоке беженцев, поскольку наша страна активно поддерживает Асада…


— Россия действительно активно поддерживает Асада. Еще и потому, что на его территории активно действует Исламское государство. Его очаг возник в Ираке, а потом огонь ИГИЛа перекинулся на Сирию. Это, во-первых. Во-вторых: большая часть беженцев бежит от боевиков ИГИЛа, которые совершают кровавые казни – уничтожают людей по любому признаку. Публично и беспощадно разрушают исторические памятники. И ответственность за возникновение ИГИЛа лежит на США. Весь мир это знает, чего сочинять-то про Асада? Это знают американские политологи и официальные лица. Другое дело, что ИГИЛ не специально организован Штатами, а во многом явился следствием появления суннитских группировок боевиков, которые противостоят Асаду. Но и это тоже было инициировано США.


В конце концов, Асад – легитимный руководитель Сирии. Исламское государство не только не легитимно, а просто террористическая организация, запрещенная в большинстве стран, в том числе и России. Очень странно переводить стрелки на нас.


— Ну, это стандартная информационная война, поэтому более-менее понятно. А вот то, что сегодня должно произойти в Европе, а именно – обнародование программы по распределению 120 тыс. беженцев, которые прибыли в ЕС…


Согласно этой программе страны, которые отказываются принимать беженцев, будут платить в Фонд поддержки беженцев… Это в первую очередь страны восточного блока… Таким образом, Европа пытается избежать раскола ЕС на фоне миграционного коллапса?


Если смотреть на реальность безо всяких экивоков, то проблема беженцев ускоряет те закономерные процессы, которые наметились в Европе XXI века. Естественно инстинкт самосохранения продиктует сегодня странам Евросоюза каким-то образом договориться. Даже Ангела Меркель 31 августа заявила, что если в Евросоюзе не договорятся, то реальна угроза существования Шенгенской зоны. А если она оказывается под угрозой, то под угрозой и само существование проекта «Европа без границ». А это означает либо конец Евросоюза, либо какое-то его существование в новом формате – как объединения стран на прагматической основе.


Но… Этот процесс большей автономии государств Евросоюза все равно набирает обороты. Европа так или иначе движется в эту сторону. Но инстинкт сохранения Евросоюза в таких странах, как Германия, Франция, заставит их пойти на уступки странам Восточной Европы: Прибалтике, Польше, Венгрии, а, в известной степени, и Великобритании, которая не входит в  Шенген, но если ей навязывать квоту на мигрантов, то, чем черт не шутит, может быть, на референдуме большинство британцев проголосует за выход из Евросоюза, если он будет все более и более аморфный – в таком случае Британия выйдет оттуда, где ее уже ничего не держит. Это приведет к окончательному обрушению Евросоюза. Поэтому сегодня они договорятся.


Но это только временная мера, которая затормозит процесс, связанный с потоком беженцев. Давайте представим картину: основной груз беженцев, как и прежде, возьмут на себя Германия, Италия и Франция, которые задыхаются от притока мигрантов. Да создадутся какие-то фонды поддержки, но через несколько месяцев это все равно проблема неминуемо вернется. Потому что нет никакой реальной борьбы с Исламским государством и терроризмом ни со стороны ближневосточных стран, ни тех же Соединенных Штатов. Это приведет к новому коллапсу.


Беженцы будут обосновываться там, где им удобно. И это будет бесконечно, пока не будет разработан план по борьбе с терроризмом и работы реальной антитеррористической коалиции, которая заинтересована в ликвидации Исламского государства. Это первое. И второе – это принятие новой конвенции ООН о статусе беженца, которая пересматривает положения Женевской конвенции 1951 года и Дублинской 1990 года.


— Евгений Моисеевич, ну вот некоторые либеральные СМИ считают, что у нас в стране искусственно раздувается проблема миграционного кризиса в Европе… В Европе утверждают, что у них есть огромный опыт интеграции мигрантов, в частности, что после Второй мировой войны в Германии было от 12 до 15 миллионов беженцев, и все спешно уладилось. Вы согласны с этим фактом или сейчас времена изменились, и Европа не сможет-таки переварить сотни тысяч беженцев?


Тут есть огромный опыт, действительно, тех давних десятилетий. Только теперь реалии следующие: в Германии население 80 млн. человек. По подсчетам германских аналитиков в этом году население Германии уменьшится более, чем на 160 тыс. человек. За счет того, что коренное население в Германии и другие европейцы мало рожают. У них часто либо нет детей, либо один ребенок.


При этом в Германии 16 млн. человек – это бывшие мигранты. Опять-таки в основном с Востока. Это получается 20 процентов. Еще свыше 10 млн. помимо граждан Германии – это беженцы, из которых подавляющее большинство – выходцы из исламских стран. И еще в этом году прибудет не менее 800 тыс. человек. Это только по Германии. Каковы же перспективы тогда?


Тут даже не нужно быть специалистом по демографии… Простая арифметика говорит за себя. А перспективы такие, что через несколько десятилетий камня на камне не останется от инфраструктуры германского народа, поскольку переварить такое количество беженцев, которое значительно превышают прирост коренного населения – не то, что превышает, а коренное население каждый год идет со знаком минус, какие тут перспективы? Как можно с таким потоком справиться, говорить о какой-то адаптации, ассимиляции, интеграции?.. Тут кто еще в ком будет ассимилироваться… (смеется) Это первый факт.


Второй факт: возьмем ситуацию с некоторыми крупными городами: Неаполь, Марсель, в значительной степени Париж, Берлин. Почему не говорить прямо, что это уже города проживания выходцев с Востока. При том в большом количестве нелегальных, которых не успели выслать. А есть такие, кто получил статус беженцев, но не устроился на работу. О какой адаптации идет речь? Я уже не говорю о том, сколько прибывает потенциальных террористов.


Каким образом надеяться на то, что Европа справится с этим? Это невозможно физически, если дети не родятся. Можно сдерживать какими-то социально-экономическими мерами, оттягивать… Но Евросоюз уже реально расшатан. Само существование Европы как инфраструктуры христианской цивилизации под большим вопросом. Это абсолютно реальный факт и необратимый процесс. Вопрос только во времени.


— Не секрет, что причиной наплыва такого количества мигрантов стало развязывание США масштабных и локальных конфликтов в странах Ближнего Востока при поддержке ведущих европейских стран. Почему же Штаты самоустранились от решения этой, в общем-то демократической, по их мнению, проблематики, и ничего кроме как консультативной помощи своим партнерам в Европе Штаты оказывать не собираются?


— Дело в том, что последние годы именно президентства Обамы все больше складывается такое впечатление, что Америка живет на какой-то другой планете. Отдельно взятая планета на земном шаре. При этом эти «инопланетяне» свято верят в то, что у них самая передовая страна, самые продвинутые принципы – глобализация, демократия и права человека превыше всего. Они в это свято верят. При этом США, исходя из этих принципов, почему-то решили, что все и везде должно быть подчинено этим приоритетам. Они живут в мире, с повязкой на глазах, которую сами себе и навязали. И для них эти либеральные идеи превратились в своеобразный «американский фундаментализм» – в какую-то непререкаемую догму. Чтобы реализовать эти ценности – Штаты ни за какой ценой не постоят. Тем более, это так выгодно. ВПК-то должно все время разрастаться. Внутренний национальный долг тоже имеет тенденцию расти, а наращивать его выгодно.


И отсюда задача навязать глобализацию всему миру как фундаментальную ценность. Причем демократия и права человека изначально как раз отвергают фундаментализм. Они несовместимы. Но политика США исхитрилась превратить относительные ценности в форму фундаментализма. Это – парадокс.


— Ну а какие же тогда, к черту, США партнеры Европы, если даже элементарно не могут выделить определенное количество квот для беженцев?


Они партнеры Европы потому, что Европа в очень ловкий узел завязана, и у узла два конца. Первый – это ценности глобализации и права человека, второй – это американский ВПК, к которому европейские страны подключены через НАТО. Получается, что Европа – это геополитическая проекция США через океан. Вот именно, что через океан. Там за океаном-то гораздо спокойнее. Ближний Восток далеко, пылающая Украина тоже, Россия, которую США пытаются загнать в угол – далеко. А здесь-то Европа рядом со всеми пространствами напряженности. То есть Европа – проекция, которой США будут жертвовать в первую очередь.


— То есть, получается, Австралия более демократическая страна, чем США…


Я не знаю насчет демократической, и вообще стал бы с большой осторожностью употреблять понятие «демократический». Вообще что такое «демократия» в нынешних условиях понять уже очень сложно. Было довольно очевидно, что такое «демократия» в условиях существования двух систем: коммунистической системы и системы западного мира. Теперь, вообще неясно, что такое «демократия». Тем более, в условиях нынешнего жесткого политического моделирования любых выборов повсеместно и повсюду. Я думаю, что демократия это только везде вывеска. Это понятие – не очень соответствующее первым десятилетиям XXI века.


Про Австралию можно сказать другое. В отличие от Соединенных Штатов, она не стремится ни к какому доминированию. Оно ей просто не нужно в силу устройства экономической системы. Там свои задачи перспективного развития. Из них Австралия и исходит. По своему составу населения эта страна близка к европейскому миру, действует в этом русле, но, прежде всего, исходя из своих интересов.


— Какова возможная роль России в решении проблемы беженцев. Из той же Сирии, а также Ирака, Ливии?


— Я думаю, что Россия может как-то поучаствовать в решении этой проблемы. Если России удастся создать реальную антиигиловскую коалицию и выступить с конкретной инициативой военного противостояния ИГИЛ, которое по идее должны оказывать не столько Россия, сколько ближневосточные соседи стран, охваченных эпидемией терроризма.


Но, главная сложность здесь в следующем… Если брать ближневосточную ситуацию: Иран заинтересован вроде бы в том, чтобы уничтожить ИГИЛ. Другая сторона медали: Иран заинтересован и в ослаблении своего проамериканского соседа – Ирака. Следовательно, даже Иран неоднозначно относится к ИГИЛу в этой ситуации. Хотя он против ИГИЛа.


Израиль против ИГИЛа. Но Израиль постоянно находится в инерционном и похоже взаимовыгодном противостоянии с Хезболлой и Хамасом, которые сами по себе враги ИГИЛа. Израилю тоже получается не так уж интересно противостояние ИГИЛу.


Саудовская Аравия, которая уже несколько раз, будучи суннитской страной, страной шейхов, но все равно сказала, что они готовы противостоять ИГИЛу. А на какие деньги возник ИГИЛ и кто вообще вливает в ИГИЛ? В ИГИЛ вливается каким-то образом и саудовский капитал. Пусть не от государства, но от частных лиц из государства.


Турция, казалось бы, первейший враг ИГИЛа. Одновременно Турция совершенно зациклена веками на борьбе с курдским народом. Курды – враги ИГИЛа. Через Турцию пролегает черный нефтяной игиловский поток. Этот ИГИЛ – настоящая инфекция – и весь Восток очень легко поражаем инфекцией независимо от вероисповеданий и этносов.


Я считаю, что ближневосточный регион, включая Израиль, который не мусульманская страна, так или иначе заражен этой инфекцией. И ИГИЛ – это самое коварное заболевание, которое могло там возникнуть. Заболевание, которое повсеместно подрывает иммунитет.


То есть Вы сейчас назвали страны, которые декларируют себя принципиальными противниками ИГИЛа?


 — Если послушать их СМИ, они камня на камне не оставили бы от ИГИЛа. Однако даже в этих странах есть свои очень серьезные «но», чтобы не трогать ИГИЛ.


— А создание антиигиловской коалиции, которую может инициировать Россия, она из каких стран может существовать?


— Из этих, других нет. В этом весь и парадокс (смеется). Более того, есть еще момент, что страны, которые мы перечислили, все они испытывают сильнейшее давление США, которые опасаются, что к этим странам приблизится Россия.


В общем, проблему с беженцами можно будет решить только тогда, когда будет организовано масштабное противостояние ИГИЛу. Но для этого нужна воля государств, которые находятся рядом с ИГИЛом. А эта воля наверняка по-настоящему проявится тогда, когда у ИГИЛа появится ядерное или химическое оружие.


 
Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...