Загрузка...

Евгений Бень: Лукавая поза США в сирийском зеркале

20.10.2016 18:00

У США лукавая позиция. У них противники и террористы, и официальный Дамаск, который борется с ними...

barak


Тема сирийского урегулирования присутствовала на саммите «нормандского формата» 19 октября в Берлине. И, по словам Владимира Путина, на встрече и Россия, и Запад показали, что не отказались от поиска сближения по сирийскому вопросу.


На этом фоне западные СМИ сообщают о том, что высокопоставленные представители России и США провели встречу по Сирии с тем, чтобы выработать средства для отмежевания от террористов в Алеппо.


США были представлены спецпосланником по Сирии Макйлом Рэтни, Москва направила военных экспертов, имена которых не называются, передает Reuters.


К ним присоединились должностные лица из региональных держав, таких как Саудовская Аравия и Катар, однако, например, представителей союзного Дамаску Ирана среди них не было.


Ранее встречу по этому вопросу США и их сателлиты в регионе провели без участия России.


Встреча последовала после решения России ввести гуманитарную паузу в Алеппо 20 октября. Перед этим Россия и армия Сирии прекратили авиаудары по городу. Несмотря на это, США так и не начали отмежевание террористов от «умеренных» боевиков.


О том, возможны ли еще компромиссы между США и Россией по Сирии, как будет развиваться ситуация и когда будет поставлена точка в сирийском конфликте, размышляет политолог и публицист Евгений Бень.


foto15


— Евгений Моисеевич, все выше поставленные вопросы сложные, а ситуация с каждым днем в Сирии становится все более запутанной. Иной раз даже кажется безысходной. Тем не менее, есть ли вероятность того, что боевые действия в Сирии когда-нибудь прекратятся?


— Как известно, 7 сентября после долгих переговоров Лаврова-Керри Россия и США заключили о режиме полного прекращения огня. Уже тогда возник вопрос о том, насколько эти соглашения могут быть долговечными и выполнимыми.


Дело в том, что пункты соглашений по инициативе американской стороны не предавались публичности. Соединенные Штаты не хотели показывать миру свое понимание российской позиции. Кроме того, у США имелось еще и второе дно в осмыслении вопроса, от которого они не собирались отказываться – не столько борьба с терроризмом, сколько смещение режима Басара Асада. Когда американцы поняли, что соглашение с Россией приведет к тому, что официальный Дамаск укрепится, то они сделали все возможное, чтобы девальвировать это соглашение. Да и заранее было понятно, что перемирие будет зыбким.


Первыми соглашение нарушили американцы, когда якобы по ошибке уничтожили сирийских военнослужащих. Они даже не сразу признали, что это ошибка – несколько часов просто молчали.


Что касается общей ситуации в борьбе с терроризмом. До 30 сентября 2015 годабольшая часть территории Сирии (как и территории Ирака) контролировалась запрещенным в России «Исламским государством». ИГИЛ действовал на территории Сирии безнаказанно, а так называемая «антиигиловская коалиция» западных стран оказалась совершенно недееспособной в борьбе с терроризмом.


Благодаря присутствию ВКС России, за год ситуация коренным образом изменилась. Обратите внимание – даже такие пиаракции террористов, как публичные казни, практически прекратились.


Кроме того, близко освобождение Алеппо. Это промышленный и стратегический центр Сирии с населением в 2,5 млн до начала войны (сейчас чуть больше миллиона). Официальный Дамаск контролирует побережье, прилегающее к центру Сирии. Можно ли было это представить год назад?


ИГИЛ почти обескровлен, режим Башара Асада сохранен. Россия сдавать его не собиралась и не будет, потому что это приведет страну к плохо контролируемому хаосу наподобие того, что происходит в Ливии после падения режима Каддафи.


Вместе с тем понятно, что и американцы не отступятся от своего влияния на Ближнем Востоке. Поскольку военно-стратегическая инициатива сейчас в руках России, постепенно сферы влияния правительственных сил будут возрастать. Тем не менее, от очаговых столкновений никуда не уйти. Они будут продолжаться еще несколько лет.


— Американцы не хотят идти на условия Дамаска, мы на условия США. Зачем же тогда подписывать соглашения?


— Определенный компромисс мог быть все-таки найден. Если бы американцы проводили бы линию размежевания между Ан-Нусрой и Сирийской народной армией. В конце концов, можно было не провоцировать нарушение этого соглашения и не уничтожать 63 сирийских военнослужащих. Россия надеялась, что США даст возможность Башару Асаду выиграть ситуацию с Алеппо – уничтожить инфраструктуру террористов, а затем уже американцы будут вести переговоры о переформатировании сирийской власти.


Если резюмировать коротко, то такое впечатление, что Россия и США надеялись на то, что противоположная сторона устанет и негласно пойдет на какие-то уступки… Кроме того, мы рассчитывали на то, что Обама захочет спокойно завершить свой второй президентский срок и не пойдет на обострение отношений с Россией. Ни того, ни другого не произошло.


— А в целом, возможно ли России и США достичь компромисса по Сирии?


— Дело в том, что в конце сентября Соединенные Штаты открыто заявили о том, что выходят из переговорного процесса с Россией по Сирии. А Виталий Чуркин на экстренном заседании Совета безопасности ООН наоборот заявил, что хотя переговоры по Сирии вести трудно и сложно, Россия не оставляет надежды.


То есть, у нас позиция более отчетливая, чем у США. У России в Сирии действительно один противник – это международный терроризм. У США лукавая позиция. У них противники и террористы, и официальный Дамаск, который борется с ними. Поэтому США сложнее вести переговоры.


— Скорая смена хозяина в Белом доме как-то повлияет на ситуацию в Сирии или все будет идти примерно по такому же сценарию?


— Хороший вопрос. Что касается американской ситуации, то Клинтон и Трамп играют на схожем поле. Изначально Трамп говорил о том, что американцам надо менять курс, искать пути для перезагрузки с Россией, сокращать ВПК и так далее. Хилари Клинтон противопоставляла ему традиционную внешнеполитическую линию Обамы – дестабилизацию всего и вся.


Поскольку Трамп уже набрал себе оппозиционно настроенный по отношению к политике Обамы электорат, сейчас он присматривается к электорату Клинтон. В риторике Трампа появились заявления о необходимости американской внешнеполитической монополии.


Тем не менее, кто бы из них не стал президентом, ему придется считаться с тем, что весомая часть населения США очень недовольна политическим курсом США на Ближнем Востоке в последние десятилетия. И это понятно. Присутствие США на Ближнем Востоке не способствовало контролю над нефтью и газом в этих регионах, а только привело к созданию хаоса в Ираке, Ливии, Сирии и увеличению террористических группировок: Талибан, Аль-Каида, ИГИЛ, Ан-Нусра.


С учетом всех этих обстоятельств тому, кто возглавит Белый дом, придется проводить более взвешенную и продуманную политику в отношении ближневосточных стран.


— Может ли стать компромиссом между Россией и США раздел Сирии на зоны влияния?


— Я полагаю, что сугубо теоретически раздел Сирии возможен, но это был бы очень сложный и долгий процесс, сопряженный с большими рисками.


Например, курдский фактор. Курды претендуют как минимум на создание своей автономии на территории Сирии, а как максимум на создание Курдского государства на Ближнем Востоке. И по этому вопросу нет ни взаимопонимания, ни вообще четко выработанных позиций.


Кроме того, вопрос осложняется этническими и религиозными факторами у противоборствующих сторон.


Для того, чтобы провести раздел, нужно взаимопонимание между Россией, США, различными странами Евросоюза, Ближнего Востока и Башаром Асадом. Это чрезвычайно сложно сделать. Особенно в ближайшей перспективе.


На сегодняшний же день реально исходить из того, что предлагает Россия – максимально обескровить террористов в Сирии.


— Возможен ли раздел Сирии, например, как Германии после окончания Второй мировой войны?


— Невозможно провести параллель. В Германии была коалиция победителей и побежденный нацизм. В Сирии же нет никакой коалиции. Ее не сложилось у России ни с США, ни с Евросоюзом. Именно поэтому невозможно практически сейчас делить Сирию.


— Тогда какую ситуацию можно будет считать окончанием войны в Сирии?


— На сегодняшний день таковой не просматривается. Очень хочется надеяться, что в ближайшее время будет взят Алеппо, правительственные войска будут контролировать жизненно важные узлы на территории Сирии, и на этом фоне Россия и США все-таки станут пытаться вернуться в переговорный процесс.


Что же касается будущей точки в этом конфликте, то ей может послужить перезагрузка и переформатирование отношений России с западным миром. Рано или поздно это случится.


Беседу вёл



Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...