Загрузка...

Евгений Бень: Скоро все террористы в Сирии будут кричать, что они – не ИГИЛ

04.10.2015 19:31

Сценарий в любом случае позитивный. Негативного сценария быть не может

CQPjLqVWcAAFk6Z


Будучи жителем Подмосковья, столкнулся с простой темой досужего разговора: в безголосой электричке раздалась реплика пьяного мужика: «Зачем нам Сирия?». Казалось, что ответ очевиден. Наше присутствие на Ближнем Востоке было раньше геополитическим решением. Правда, Советского Союза. Но Россия как правопреемница СССР теперь взяла на себя эту задачу.


О том, почему, как и зачем мы беседуем с нашим экспертом – политологом, публицистом и главным редактором альманаха «Информпространство» Евгением Бенем.


Евгений-Бень-600x399


— Евгений Моисеевич, как вы считаете, почему мы ввязались в войну в Сирии?


— Ответ прост. Расстояние от Москвы до Дамаска составляет около 2,5 тысяч километров. Расстояние от Москвы до Еревана составляет 2.300, от Москвы до Ташкента – более 3-х тысяч километров… Существуют стереотипы в мире, что Россия сегодняшняя, дескать, хочет восстановить Советский Союз, но таких посылов, что Россия хочет восстановить Советский Союз нет. Россия хочет сохранить свою государственность, ее укрепить и развить. Это совершенно очевидно по внешней политике, по курсу России за последние годы. А если она стремится укрепиться, то это означает, что все, что окружает Россию, а Ближний Восток связан с Россией исторически очень сильно, касается граждан России…


— Но как он связан? Он связан тем, что мы оружие туда продаем, вот в этом смысле он связан или еще чем-то?


— …Он связан с Россией через Кавказ. При том, что Сирия граничит с Турцией. До 1918 года территории Сирии входили в состав Оттоманской империи, то есть Турции. Сейчас мы уже пережили 90-е годы, пережили две чеченские войны. И кризис в Дагестане… А каково там было участие террористов с Ближнего Востока –общеизвестно. А ИГИЛ между тем ставит конкретные задачи распространения в Европу и в Россию всемирного халифата. ИГИЛ прямо заинтересован в нашем Кавказе – как минимум.


— Вопрос: боевики ИГИЛа из России – насколько это фейковая информация?


— Главное совсем в другом. Исторически православная Россия научилась, в отличие от многих других стран, внутри себя сосуществовать с исламом. Как она научилась сосуществовать с исламом? Путем взаимного тактичного понимания соседа по религии. Что же происходит на Ближнем Востоке? Свергаются способные контролировать ситуацию режимы Саддама Хусейна, Каддафи, пытаются убрать Асада… Тем самым США спровоцировали пассионарную энергию. Пассионарную энергию страшную. Это отрезание голов, сожжение живьем, это заложники, это черный нефтяной транзит, торговля внутренними органами, грабеж и распродажа исторических памятников…


— В истории того же нацизма была простая формула: «грабь награбленное»…


— Верно… У германского нацизма с ИГИЛом действительно есть основная общая черта, о которой мы не очень-то говорим. Повернуть ход истории вспять, изменить весь ход истории. Только разные посылы. Гитлер хотел низвергнуть иудео-христианскую цивилизацию и создать новые цивилизационные устои, где он, уничтожив и поработив неарийцев, заговорит с Богом на «ты». А ИГИЛ хочет, опираясь якобы на ценности ислама, заставить весь мир быть правоверным, а кто не хочет быть правоверным, тех уничтожить. Самым жестоким образом.


— Почему мы одни – где все остальные?


— Понятно, почему мы пока одни… Страны Евросоюза находятся в фарватере американских интересов. Американские же интересы движутся по накатанному стереотипу… Но так не будет всегда.


— Раньше мы были союзниками, это нормально было…


— Во-первых, партнерские отношения между Россией и Западом имеют безусловную перспективу… но, конечно, на совершенно другой почве, чем в 1990-е, когда США и ведущие страны Евросоюза называли себя союзниками, а Россия была абсолютно зависима и превращалась в сырьевой придаток Штатов и Запада. Это совершеннейшая конкретика, это мы пережили в девяностые годы. И поэтому сейчас, когда Россия расправила плечи, я уверен, что она покажет себя способной решать проблемы мирового процесса и бороться с терроризмом. После этого у России вольно или невольно… возникнет новый виток отношений с Западом. Но теперь Россия будет выступать как абсолютно самостоятельный участник процесса в силу своей геополитической самодостаточности.


— Израиль партнер России, казалось бы, что складывается с этой страной?


— Хочу сказать следующее. Мой жизненный опыт не только как аналитика, но и конкретный человеческий жизненный опыт подсказывает следующее. Сложилось так, что за пределами Израиля сейчас его политический вес на мировой авансцене сильно преувеличен. На сегодняшний день Израиль находится не между двух огней, а между множества огней. Что касается ситуации российских авиаударов в Сирии – Израиль не высказал тех опасений, которые высказали Великобритания, Франция, США, Германия, Садовская Аравия, Турция или Катар. Израиль не высказал опасений по поводу того, что Россия попадает не по тем целям. Но Израиль сегодня пытается остаться в стороне от Сирийского кризиса. По простой причине: он «обрабатывает» свои региональные практические задачи, связанные с его многолетним «заколдованным кругом» противостояния с Хамасом и Хезболлой.


— Хезболла, как, например, быть с этим в наших отношениях с Израилем?


Хезболла не признана в России террористической организацией. Но ее враг Израиль является партнером России. Сирия тоже является партнером России. Совершенно разные государства. И Иран, и Израиль являются партнерами России. Это нормально, потому что «восток – дело тонкое».


— Не испортятся ли у нас отношения с Израилем из-за Ирана?


— Международная политика стихийно не строится. Она строится на прагматической почве. Противостоянию Ирана с Израилем сколько лет?


— Я так думаю, что со дня основания Израиля…


— Противостоянию Ирана с Израилем менее десяти лет. Еврейско-персидские отношения – это история большой многовековой дружбы. Стереотипы ненависти возникли при Ахмадинежаде, и их Израиль подхватил и не может остановиться. Иран при Роухани декларирует свою толерантность к Израилю, а тот пока декларирует свое недоверительное отношение к Ирану. История, полагаю, возьмет свое: Иран и Израиль – это исторические друзья.


В арабском мире, согласно его менталитету, можно спасти ситуацию от терроризма и от беспредела только одним способом – показать свою твердую и уверенную властную руку. Что Россия сейчас и делает. А если не Россия, то кто?


— Непонятно почему бомбили Сирийскую свободную армию?


— В принципе ВКС действует конкретно и точечно – уничтожает именно инфраструктуру ИГИЛ. Но в Сирии существует тотальная структура террора, задача которой сместить легитимную власть Башара Асада. Эта инфраструктура террора нарастила свой потенциал.


Завтра какие-то подразделения Свободной сирийской армии перейдут в ИГИЛ, послезавтра в «А-нусру», а оттуда обратно в Сирийскую свободную армию и т.д. и т.п. Там 100 различных направлений и течений и больше 2000 формирований. Уследить за всем этим совершенно невозможно…


Россия пришла туда бороться с терроризмом, уничтожать террористическую инфраструктуру ИГИЛа  и следить за тем, как они там переодеваются каждые два часа, как они вывешивают там разные флаги… Более того, скажу вам, на первый взгляд, удивительную вещь… Чем эффективнее будут удары России (они уже очень эффективны, там уже паника), тем громче все подряд, сначала через одного, а затем все подряд начнут кричать, что они не ИГИЛ. И тот, кто вчера еще был ИГИЛом, заявят свою принадлежность к Сирийской свободной армии, а, может, еще к каким-то подразделениям, которые лояльны к США и Саудовской Аравии…


Поскольку США и Саудовская Аравия припрятали бандитов под свое крылышко.


— Евгений Моисеевич, все понятно, но давайте рассмотрим позитивный сценарий…


— Сценарий в любом случае позитивный. Негативного сценария быть не может. Позитивный может быть только связан или с полным и окончательным уничтожением ИГИЛа, или как минимум с разрушением его инфраструктуры. Во втором случае ИГИЛ уже не сможет самовоспроизводиться, так как до того самовоспроизводился. Надо учитывать один момент, который мы упускаем: на самом-то деле большинство граждан в арабских странах воевать не умеют, к войнам исторически не приспособлены. Тамошние бандиты приспособлены отрезать голову, вешать, сжигать живьем, но не воевать


— А как же 2000 чеченцев, которые воевали за Ичкерию так называемую и теперь состоят в ИГИЛ?


— 2000 боеспособных чеченцев там погоду не сделают, потому что ИГИЛ составляет более 80-и тысяч боевиков, а «А-нусра» около 30-и тысяч.


— Но, тем не менее, ИГИЛ ставит себе в плюс наличие таких «ополченцев»…


— Игиловцы будут сейчас в панике разбегаться, как тараканы, потому что за них взялись воздушно-космические силы второй армии мира, для которой в последнее время характерно интенсивное технологическое развитие. Воздушно-космические силы армии с многовековой психологией победителя.


 


 
Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

1 Комментарий

  1. Сергей Каратов:

    Женя, поздравляю с интересным материалом!

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...