Загрузка...

Евгений Бень: Уничтожение санкционной продукции действенно сейчас. Перспективно ли оно в дальнейшем?

11.08.2015 19:38

Не Россия изначально стала инициатором санкций, а США и лидеры крупных стран Евросоюза. Продовольственным эмбарго наша страна только отвечает на санкции, только держит оборону

1408090762_em


Региональные управления Россельхознадзора по всей стране отчитываются об уничтожении санкционной продукции. А в сети не умолкают споры о том, насколько справедливо было уничтожать продукты в стране, пережившей голод и ленинградскую блокаду.


Однако начался день с не менее «веселой» новости об уничтожении, то есть «ограничении численности поголовья скота и птицы в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ)». Премьер Медведев дал поручение правительству «проработать этот вопрос». Вначале было непонятно, что под данными ограничениями имеется в виду – изъятие и уничтожение излишек у фермеров или чего? В сети сразу вспомнили времена Хрущева, а некоторые иронизировали на тему «попадают ли пчелы под определение «скота или птицы»»?


Позже выяснилось, что Дмитрий Анатольевич имел в виду, но почему-то не сказал. Речь идет о норме численности скота и птицы в личном подсобном хозяйстве, чтобы различать, что такое ЛПХ, а что нет. Цель —  упорядочение налогообложения. При этом, введение нормы не подразумевает сокращение численности скота и птицы.


Но вернемся к основной теме уничтожению санкционных продуктов. Почему именно сейчас это вызвало такое раздражение, по некоторым данным более 80 процентов населения России, ведь раньше также демонстративно уничтожались и тонны браконьерской икры… Об этом и другом беседуем с нашим экспертом, публицистом, политологом и главным редактором журнала «Информпространство» Евгением Бенем.


ben2


— Моя точка зрения такова, что уничтожать еду в условиях страны, где есть малоимущие люди, где есть социальные проблемы, наверное, в принципе (и исторически) не очень правильно. Однако — с другой стороны, наши власти исходят из тех жестких и нестандартных реалий, в которых мы сегодня оказались. Не Россия изначально стала инициатором санкций, а США и лидеры крупных стран Евросоюза. Продовольственным эмбарго наша страна только отвечает на санкции, только держит оборону.


После вето РФ в СБ ООН в связи с так называемым трибуналом по малазийскому Боингу антироссийские санкции расширились, и стало чрезвычайно востребовано ответное усиление контроля за исполнением продовольственного эмбарго. И в данном случае уничтожение санкционных продуктов стало, пожалуй, действенным средством быстрого реагирования России на новый виток санкций. Тем не менее, давайте называть вещи своими именами – санкционная продукция является следствием российского продовольственного эмбарго. То есть она подпадает под указы президента Российской Федерации и решения правительства, но не является юридически подзапретной в других странах.


Если санкционную продукцию выявили, то все равно нет абсолютных гарантий, что она опять не окажется где-то на прилавке. Все равно, так или иначе, она способна оказаться в какой-то коррупционной схеме и следом — в товарообороте. Поэтому уничтожение продуктов направлено на то, чтобы всем, кто занимается поставками санкционной еды и из соседних, и из дальних стран, было неповадно. И, действительно, судя по последним данным стало понятно, что поставщики незаконной продукции поняли – их потери необратимы, поскольку их левый товар будет уничтожен. Однако, если в России будет налажено по-настоящему эффективное противостояние коррупции и жульничеству, такая крайняя и непопулярная мера как уничтожение еды, хочется верить, не понадобится.


— Верите ли вы слухам о том, что многочисленные проверки французской торговой сети «Ашан» связаны с нашим симметричным ответом на расторжение контракта по «Мистралям»? Смотрите, ведь эмбарго на продукты было введено год назад, а уничтожение еды и «ревизия» «Ашана» только сейчас… Почему?


— Здесь объяснение очевидно. С одной стороны, США инициируют новые санкции, после того, как хотели проводить совершенно не правосудный трибунал по Боингу, но это не удалось из-за российского вето. В то же время за этот год, что работает продовольственное эмбарго, столь жесткого контроля, как сегодня, не было. Тем не менее, фермеры Евросоюза все равно потерпели убытков на 5,5 млрд. евро. Но если еще ужесточается система контроля, то для них это становится еще больше ощутимо. Убытки этих фирм будут еще сильнее, а соответственно недовольство политикой США и Запада в отношении России со стороны  производителей продукции из Евросоюза будет нарастать.


— Но ведь в Европе тоже уничтожают продукты – те же фермеры, которые не могут реализовать товар потому, что за него дают мизерные цены…


— Они и уничтожают потому, что невыгодно продавать, а у нас избавляются от нелегальной пищи неизвестных происхождения и сохранности. Это де-юре — серьезный аргумент.


— Да. Россельхознадзор так и говорит – качество продукции не подтверждено. Но что мешает ее проверить? Провести те же лабораторные исследования, экспертизу и в случае, если они годны для потребления, просто раздать их малоимущим людям…


— «Раздать» — это, увы, вполне может породить коррупционные схемы. Установление универсального контроля за сельскохозяйственной санкционной продукцией в любом случае необходимо, и это правильный путь. Но я не думаю, что самый правильный инструмент этого контроля в дальнейшем  должен сводиться к уничтожению такой продукции. Более того, вот на этом этапе был предпринят самый очевидный шаг – уничтожение продуктов, а тщательный, многосторонний и многоступенчатый надзор за ввозом — более сложное, но наиболее перспективное решение, как мне представляется. При этом конфискованную продукцию можно, например, использовать при кормлении скота. Или ее можно перерабатывать на удобрение. В конце концов, ее можно даже превращать в электроэнергию, как уже предлагалось. Но то, что сейчас упор сделан на уничтожение санкционных товаров, означает, что допускается возможность жульничества со стороны нечистоплотных чиновников на местах. А значит, прежде всего, необходим жесткий контроль за такими чиновниками.


Напомним, уничтожать на месте ввезенные в Россию товары из санкционного списка предложил президенту РФ Владимиру Путину глава Минсельхоза Александр Ткачев. «Хорошо. Давайте согласимся с предложением министра», — сказал на это президент. Подобные меры поддержали также премьер-министр Дмитрий Медведев и Роспотребнадзор.


29 июля президент Владимир Путин подписал указ об уничтожении с 6 августа 2015 года продуктов, ввезенных из стран, в отношении которых РФ ввела ответные санкции. 31 июля вышло постановление правительства РФ, согласно которому уничтожать продукты можно будет любым способом с соблюдением требований в области охраны окружающей среды. По данным Россельхознадзора, только за 6 и 7 августа было ликвидировано более 300 тонн санкционных продуктов.




Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...