Загрузка...

Евгений Бень: Устоит ли европейская глыба перед кислотой нелегальной миграции?

13.04.2016 13:35

Очень трудно будет России, если рухнет Европа, и Европе будет очень трудно, если пошатнется Россия

23459


6 апреля президент Австрии Хайнц Фишер встретился с Владимиром Путиным и высказался про отмену санкций: «Эта тема нас тоже волнует, и я сразу же готов ответить на это: я всегда в любом месте откровенно говорю, что санкции – это то, что невыгодно для обеих сторон».


Самое главное, по его мнению, заключается в том, что санкции «не могут вызывать долговременного решения». Фишер заверил, что Австрия активно участвует в дискуссиях по санкциям внутри ЕС, «и наша позиция в ходе дискуссии включает в себя также вопрос о том, что необходимо рассмотреть все возможности развития взаимоотношений между Россией и ЕС».


Он добавил, что необходимо найти «такой общий путь для всех нас, разработать его, что привело бы в ближайшем будущем к снятию большинства этих санкций, преодолению этих санкций».


В то время, как президент Австрии находился в Москве, наш постоянный эксперт, политолог и публицист Евгений Бень по стечению обстоятельств побывал в Австрии. Сегодня он делится впечатлениями от поездки в Европу с читателями «Журналистской правды»


вена бень


Когда я прошелся по исторически изысканным улицам Вены, первое, что пришло в голову – это присутствие одного поразительного момента, который когда-то можно было наблюдать и в Москве. Но прошло лет 30-35, как у нас этого явления не стало. Вот, к примеру, дом в уникальном историческом центре Вены, к которому в разные времена пристроены несколько этажей. Внизу дома – кафе с табличкой, на которой написано, что «кафе открыто в этом доме в конце XVII века». В том же доме находятся жилые квартиры. И вот семьи могут жить в центре Вены – колыбели западной цивилизации с более чем тысячелетней историей целыми поколениями – по двести-триста лет – в одном и том же жилище. В этом смысле феномен старой Европы уникален.


— Евгений Моисеевич, как  видится проблема с мигрантами непосредственно в Вене?


— Важно понимать, что Вена – это не Париж и, тем более, не Неаполь, наводненные беженцами. Хотя проблема беженцев в Австрии стоит довольно остро, но, в отличие от Парижа, Неаполя или Берлина, осмыслить эту проблему можно, если только специально обратить на нее внимание.


Австрия – первая страна Евросоюза, которая совершила превентивную меру в отношении мигрантов. Они недавно пошли на то, чтобы, по сути, закрыть границы. Туда пускают только граждан Евросоюза и тех, кто имеет визу на въезд в Австрию или в пограничные с ней страны.


Исходя из разговоров с австрийцами, я понял, что проблема с беженцами имеет место быть. Они считают ее главной и тяжело переживают. Последние десятилетия европейцы достаточно открыты миру и к любому человеку настроены благожелательно. Тем более, в период глобализации. Но вот пример…


Недалеко от Вены есть одно из сельских поселений. Там разместили несколько сотен выходцев из Афганистана. И местные жители этому очень радовались: как с ними легко общаться, находить общий язык и… так далее. Но через несколько недель на улицах появилось объявление, адресованное местным женщинам. Власти предупреждали о том, чтобы они не выходили на улицу одни в темное время суток, поскольку им угрожает опасность. Жители поняли, откуда может угрожать опасность – только от мигрантов. Действительно, бывают случаи нападения и агрессии со стороны мигрантов, но власти стараются их не афишировать.


Что касается того, насколько эта проблема, что называется, «бросается в глаза». На улицах Вены в общем потоке мигранты не так уж заметны, но если спуститься в метро, то там можно увидеть большое количество выходцев из арабских стран, азиатско-тихоокеанского региона и прочей дальней Азии. Очень много. Что интересно, я Вене совсем не встретил русских.


IMG_3275


— А украинцев?


— Украинцев в метро можно увидеть довольно много. Видно, что это люди с усталыми землистыми лицами не из больших городов и не представители интеллигенции.


В целом, если присмотреться и прислушаться, проблема миграции в Австрии по-своему стоит в полный рост.


Надо понимать, что при всей серьезности ситуации с беженцами и мигрантами в Европе в целом, сегодняшний кризис вряд ли способен прямо сейчас обрушить общеевропейскую многовековую универсальную инфраструктуру.


В то же время никакие договоренности с Турцией не разрешают проблему беженцев, а только отодвигают ее решение «на потом».


Если в ближайшее время европейцы не пойдут на принципиальные меры, в том числе законотворческого для всего Евросоюза спектра, не изменят собственные стандарты последних десятилетий, то не в столь отдаленной перспективе в Европу может придти огромная трагедия. Большинство мигрантов из мусульманских стран, хотя бы по своей естественной природе, неспособны к адаптации к европейской традиции, как это упорно хотели бы представлять управленцы из Евросоюза.


Да, Европа – это глыба цивилизации. Но на любую глыбу находится кислота, способная постепенно разъесть глыбу до самого ее основания. Если, конечно, не опоздать с принятием мер. Нелегальная миграция – такая кислота и есть.


— Ну, вот прошел референдум в Голландии, и там показали свое негативное отношение к вступлению Украины в ассоциацию с ЕС и к миграции в целом… Однако, несмотря на это, еврочиновники все равно обещают Украине безвизовый режим. Лукавят или серьезно хотят интегрироваться с незалежной, как думаете?


— Еврокомиссия уже заявила о том, что если будет большой наплыв нелегалов с Украины, то потом ничего не останется, как отменить новоиспеченный безвизовый режим. Что касается референдума в Голландии, то он носил консультативный характер. Другое дело, что безвизовый режим для Украины будет еще одной головной болью Европы помимо беженцев с Ближнего Востока и Азии. Тем более что украинцев сейчас полно в Европе и без всякого безвизового режима.


Думаю, что в любом случае Украине не дадут членства в Евросоюзе по простой причине – количеству населения в 46 млн. человек, а в Европарламенте голоса распространятся пропорционально численности населения. Население же самой Европы составляет всего 300 млн. человек, а значит Украина получила бы очень большое количество мест в Европарламенте. Учитывая, что политика Украины ориентирована на получение разного рода кредитов, дотаций и инвестиций, она сможет, став членом Евросоюза, оказывать влияние на принятие решений. Евросоюз на это не пойдет.


— В первой декаде апреля Россию посетил президент Австрии Хайнц Фишер. Как сказал глава МИД этой страны, одной из причин визита явилось нежелание Австрии подчиняться указке ряда стран, которые поддержали санкции против России. В этом смысле Австрия готова к сотрудничеству с нашей страной. Вот есть две братские страны – Австрия и Германия, почему у них такой разный подход к России?


— Хайнц Фишер говорил не только о сотрудничестве с Россией, но и прямо высказался за отмену санкций. Что касается Австрии и Германии. Нельзя отождествлять эти страны. Они довольно разные во всех отношениях, кроме того, что обе немецкоязычные. В этом смысле правильнее было бы провести параллель с Данией и Норвегией. Австрийцы представляют собой что-то вроде датчан, а немцы – норвежцев. По крайней мере, так ощущают в Австрии. Австрия – небольшая страна со своей серьезной государственной традицией, исчисляемой по времени не менее чем германская. Даже внешне австрийский и германский типы людей имеют отличия, есть зримые отличия в языковой интонации и произношении, которое у австрийцев намного мягче и глаже что ли и т.д.


Что касается отношений с Россией. Германия позиционирует себя как одна из трех крупнейших европейских держав, которая в эпоху глобализации ставит вопрос ребром о том, чтобы быть «локомотивом» в Евросоюзе. Германия является одним из инициаторов Шенгена, самого Евросоюза и перехода на Евро, и вообще претендует на экономическую гегемонию в рамках Евросоюза. Причем по ряду направлений – в тандеме с Францией. Но при этом не факт, что в ближайшие десятилетия Германия и Франция во всем будут находиться в фарватере влияния США. Вполне вероятно, что в перспективе произойдет их сближение с Россией.


Австрия же – небольшая страна с социалистической экономикой в западноевропейском варианте. Это страна узких прагматических интересов с богатой культурной традицией. У нее нет германских геополитических амбиций. Очевидно, что австрийцам нужно сотрудничество с Россией. От санкций пострадали фермерские хозяйства, которые торговали с Россией. Кроме того, в Австрии остро стоит проблема с рабочими местами. В этом смысле наши санкции отразились на определенном проценте австрийских граждан, вовлеченных в аграрный сектор. В то же время Австрии интересно сотрудничество с нами в области технологий.


Кроме того, в силу исторических традиций Австрия никогда не хотела находиться именно в том векторе, который предлагает германский внешнеполитический курс, тем более, что в подкорке у австрийцев еще жива, образно говоря, австро-венгерская память.


— Все равно непонятно. Австрия – член Евросоюза, а значит, находится в сфере влияния США. Но это не мешает ей вести довольно самостоятельную политику…


— Не только они. Свой взгляд на отношения с РФ имеют Италия, Венгрия, Чехия, Словакия – они все входят в Евросоюз. Надо понимать, что Евросоюз не воинская структура, не НАТО, и США здесь выступают, скорее, в роли рекомендательной. Безусловно, Евросоюз зависит от США, особенно в плане развития ВПК. И вот тут, что интересно. Большим странам трудно избавиться от зависимости США, поскольку они кардинально завязаны за ВПК США. А странам типа Австрии гораздо проще уходить от этой зависимости. По крайней мере, в ряде вопросов быть самостоятельными.


— Принимается… Теперь вот о чем… Австрийские власти хотят экспроприировать дом, в котором родился Адольф Гитлер. На такой шаг могут пойти, чтобы спасти являющееся памятником архитектуры здание от разрушения. Его владелица – пожилая австрийка Герлинда Поммер не хочет продавать здание, получая деньги от аренды МВД страны, а делать ремонт в обветшавшем строении отказывается. После ремонта в доме могут разместить беженцев, сделать офис, музей или центр для инвалидов… При этом чиновники порядком устали от вопросов про Гитлер, и не хотят сохранять никакой преемственности с именем фюрера… Что думаете по этому поводу?


Я оказывался на родине Гитлера в Австрии, был и в Баварии и Мюнхене, откуда начался национал-социализм, поэтому могу сказать об их отношении к Гитлеру. Конечно, если очень сильно копать, то в Мюнхене можно найти отдельных людей, которые испытывают какое-то смутно-скрытое сочувствие к германскому национал-социализму. Я с такими людьми общался. В Австрии найти таких людей гораздо сложнее, но…


Ни австрийцы, ни немцы никогда публично не скажут о симпатии к Гитлеру. То, что мы видим на поверхности – это повсеместные исключительная брезгливость и полное презрение к Гитлеру. Полагаю, что дом, где родился Гитлер кто-то вообще обходит стороной. Я думаю, что 95% населения Германии и Австрии глухи к этой теме потому, что для них это – великий стыд.


Что интересно… Если с австрийцами говоришь об истории, например, даже о Сталине, они готовы анализировать его деятельность как с отрицательной, так и даже с положительной стороны. Но если начать говорить с немцами или австрийцами о Гитлере, их лица становятся каменными и непроницаемыми. Эта тема для них табуирована так же, как, например, тема зловонных фекалий для любых адекватных людей.


— Каково общее впечатление от современной Европы?


— Главное впечатление состоит в том, что европейцы очень близкий к нам народ, но одновременно… совершенно другой. Европейский мир грандиозен. Это целая глыба цивилизации. Даже – одна из ее основ. Этот мир нам близок, хотя и во многом параллелен российской исторической ментальности. Тем не менее, надо находить общий язык с европейцами. Наши судьбы неотделимы. Очень трудно будет России, если рухнет Европа, и Европе будет очень трудно, если пошатнется Россия.


Мы очень поверхностно судим о европейцах и Европе. Также поверхностно судят о нас и они. В конце XX века произошло сближение европейского и российского сознания. Наш диалог тогда был проще, но при этом Россия зависела от Европы. Сейчас общаться сложнее, но зато теперь Россия обретает свою естественную самоидентификацию.


Однако мир так устроен, что векторы цивилизаций то пересекаются, то расходятся. При этом нужно ценить и уважать друг друга. Очень важно искать пути для глобальных диалогов, несмотря на разность политических, гуманитарных и экономических представлений.



Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...