Загрузка...

ЕврАзЭС: согласованность вместо единства

12.09.2014 10:35

evr


В начале сентября российский, казахстанский и белорусский парламенты получили на рассмотрение и ратификацию трехсторонний Договор о создании Евразийского экономического союза (ЕврАзЭС). Однако президент Казахстана Нурсултан Назарбаев 31-го августа в очередной раз пригрозил двум другим государствам выходом из еще не начавшего работу Союза. Российские же парламентарии вроде как позитивно настроены – 18 сентября, во время первого заседания осенней сессии Госдумы, станет известно, когда же, наконец, Россия ратифицирует данный Договор, согласно которому работу ЕврАзЭС начнет уже 1 января 2015-го года.


Документ, подписанный президентами 29-го мая 2014-го года, определяет условия и достигнутые межгосударственные договоренности относительно работы ЕврАзЭС. В пояснительное к нему записке указано, что договор «является базовым документом, определяющим договоренности РФ, Республики Белоруссии и Республики Казахстана по созданию Евразийского экономического союза в целях устранения барьеров для свободного движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, проведения скоординированной, согласованной или единой политики в ключевых отраслях экономики» и «содержит правила иные, чем те, которые применяются в законодательстве Российской Федерации, предусматривает передачу осуществления части полномочий Российской Федерации на наднациональный уровень, а также устанавливает юридическую обязательность решений органов Союза для Российской Федерации».


В конечном итоге Союз должен стать механизмом для более успешного функционирования Таможенного Союза. Однако до сих пор нет ответа на ключевой вопрос: каким образом будет проведено углубленное интегрирование трех членов ЕврАзЭС в единое экономическое пространство, если экономические модели в каждом из этих государств принципиально разные, за минувшие 25 лет развивавшиеся в разных направлениях, имея разные приоритеты, задачи и конечные цели?


План и промышленная экономика


Увы, некоторые популистские заявления об улучшении качества жизни для населения, что начнется во всех государствах-участниках, ратифицировавших договор о едином экономическом пространстве, сразу после начала работы Союза, не прекращаются. Более того, масштаб их распространения наиболее широк. Но, учитывая опыт прошлых лет и практические «погрешности» при попытках воплотить в жизнь ту или иную стратегии, когда первые плоды можно было бы пожинать только через несколько лет, или вовсе не пожинать ничего, не стоит возлагать наивных надежд и на действенность ЕврАзЭС с первых дней его работы.


«Невозможно говорить населению о том, что оно мгновенно почувствует на себе плюсы от работы ЕАЭС. В странах сегодня множество различных друг от друга экономических методик и схем, в частности, например, внутреннее налогообложение», —  отмечает заведующая отделом экономики Института стран СНГ Аза Мигранян. – Нужно совершенное откровенно говорить людям о том, что имевшиеся до 1-го января 2015-го год проблемы в новом году не исчезнут. Всем нам предстоит адаптационный этап, на котором планируется устранить ценовую разницу на территории Казахстана и Белоруссии. А России и Казахстану, в свою очередь, нужно перенять опыт социальных программ, действующих в Белоруссии».


Ратификация вышеупомянутого договора лишь даст начало для длительного процесса экономической интеграции всех трех сторон. Тем более, что правительства каждой страны в любом случае будет преследовать собственные интересы, а также, по идее, должно будет отстаивать интересы своих подопечных – малый и средний бизнес, то есть поставщиков продовольствия и сырья на рынки партнеров. Важно отметить здесь еще и тот факт, что юридическая база, основанная под ЕврАзЭС, не содержит такого термина, как «единый». То есть де-юре нет никакого «единого экономического пространства», а есть «согласованная межгосударственная политика».


Однако пока, судя по провокационным заявлениям то белорусского президента Александра Лукашенко, то господина Назарбаева, согласованность в Союзе де-факто отсутствует.


«Сегодня мы создаем пред экономический союз трех стран, который будет использован для того, чтобы строить цельную экономику на постсоветском пространстве», — объясняет председатель Наблюдательного Совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов. – «Экономический рост в Российской Федерации близок к нулевому, национальные валюты двух соседних государств, вошедших в ЕврАзЭС, проходят сегодня девальвацию. И в связи с этим, как мне кажется, сегодня очень важно нашим политикам более серьезно подходить к проблемам Евразийского экономического союза».


В принципе, если вслушаться в слова лидеров ЕврАзЭС – Владимира Путина, Нурсултана Назарбаева и Александра Лукашенко – становится понятно: ни о каких мгновенных экономических преобразованиях и едином для всех райском пространстве без забот и проблем речи не идет. Предстоящая ратификация договора – это своего рода концентрация сил перед большой и серьезной работой на десятилетия вперед. Однако именно такая – четко спланированная экономическая программа как раз таки вписывается в нынешние разговоры о возрождении на территории России промышленной политики. В Казахстане, например, уже банальным стал ее синоним — термин «форсированная индустриализация». Однако именно такими методами можно слезть с так называемой «сырьевой экономики». Ни для кого не секрет, что именно переформатирование нынешней модели даст в итоге пусть частичную, но свободу от внешних факторов, каковыми сегодня являются, например, санкции.


Геополитика и Евразийский Союз


Что касается двух других членов ЕврАзЭС – Киргизии и Таджикистана – они также не должны остаться в стороне. Помимо экономико-промышленной заинтересованности со-сотрудничества с тремя государствами, в которых в скором времени договор должен пройти ратификацию, эти участники, после улаживания ряда формальных вопросов, в частности, связанных с границами, также не останутся в стороне. В первую очередь, связано это с нестабильной геополитической ситуацией.


«Сегодня необходимо скоординировать усилия в области безопасности в первую очередь, — заявил член Совета по внешней и оборонной политике Российской Федерации Иван Сафранчук. – «Мы переходим к новой стадии нашего экономического развития: прожив 20 лет в иллюзии о скором причастии к глобальному миру, мы сегодня понимаем, что вряд ли попадем в него из глубины континента. Однако надо понимать, что регион, где мы сегодня собираемся совершить успешную интеграцию, обстановка очень серьезная и сложная – здесь имеется целый ряд вооруженных конфликтов и религиозных проблем. Одна из самых опасных ситуаций сегодня складывается в Афганистане, сложные процессы проходят и на Востоке и в Южной Азии. Поэтому необходимо принять все усилия для обеспечения безопасности».


Учитывая, что Россия в последние годы все активнее наращивает сотрудничество со странами из региона «риска», действительно так или иначе вместе с партнерами будет провоцировать и усугублять некоторые конфликты. И здесь встает вопрос о качественном взаимодействии с нынешними и потенциальными участниками ЕврАзЭС. Помимо создания единых торговых площадок на территориях России, Белоруссии и Казахстана, уже сегодня сторонам необходимо вести реальную согласованную политику, которая, как ни крути, успешной станет лишь в случае наличия какого-то общепринятого конструктивного плана. По словам экспертов, тесно работающих в рамках проекта ЕврАзЭС, таковой план имеется. Однако о нем, почему-то, говорить в популистском стиле не принято – чтобы каждому гражданину, проживающему на территории одного из трех государств, он был понятен. При том все специалисты, близкие к ЕврАзЭС, или же осведомленные наблюдатели признают, что главное сегодня — продемонстрировать дееспособность этого Союза.


После ялтинского мира


Упоминая Евразийский и Таможенный Союзы, не забывают и о Шанхайском содружестве. И, увы, здесь валится все в один котел. Как отмечают эксперты из Узбекистана, главная причина отсутствия интеграции в Центральной Азии связана все же с неготовностью бывших советских республик признать важность наднациональных структур. При том организаторы и активные участники Евразийского Союза всеми силами пытаются «интегрировать» в ШОС, выступая, к примеру, в некотором роде банком внутри структуры последнего.


«В ближайшее время мы увидим какое-то закрепление отношений между странами в рамках БРИКС, ШОС и ЕврАзЭС, — прогнозирует главный редактор ИнфоШОС Денис Тюрин. – «Через 2 недели в Актау откроется энергетический форму ШОС. И сегодня крайне важным является вопрос инвестиций между ШОС и ЕврАзЭС. Как можно запустить маховик экономической интеграции? Есть, опять же, популярное мнение, что выстраивание более тесной интеграции между странами ШОС».

Впрочем, по мнению Юрия Крупнова, такая позиция не дает чести экспертному сообществу: «Механическое сложение экономик и даже моделей двух проектов никакого эффекта в нашем случае не даст. Это говорит о полной безалаберности и попытках паразитировать за счет КНР. Ялтинский мир закончился – нас будут сносить, пытаясь превратить в колонию».


Вспоминая опыт прошлых лет, когда Россия сделала ставку на Запад, пытаясь подвергнуть либерализации и экономическую модель советского периода, и даже политический уклад государства, в итоге едва не потерпела фиаско. И, в рамках промышленной политики, широко обсуждаемой сегодня на верхах и среди независимых специалистов, ставку явно необходимо делать на восточно-азиатский регион, проводя не верхушечную интегративную политику, а системно подходить к вопросам развития и продуктивного взаимодействия.


Александра Хасанова


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...