Загрузка...

Гангстеры и филантропы

04.09.2013 10:35

Беллетризировать поведение жертв куда труднее, чем действия палача. Да никто и не старается.


gangstery.i.filantropy.avi.image6


Мое знакомство с жанром криминального сериала было коротким. Включив телевизор, я услышал из уст могильщика бунинские слова про «свою и чужую смерть» и, успокоенный, прекратил просмотр буквально через пять минут.

Люди начитанные, грамотные – наверняка и дальше всё будет качественно и солидно. Не престижно быть соглядатаем чужих амурных похождений, а вот там, где льется кровь, желательно соблюдать дистанцию, и особенно приятно, когда злодеи сопровождают свои злодеяния цитатами из классики. Против таких имен не попрешь. Еще среди любителей фильмов «про немцев» кому-то нравилась сомнительная романтика и дендизм «белокурых бестий», но кому-то нравились и зверства, показанные с целью излечить новое поколение от жестокости.

Неважно, кто и как сеет плевелы: фанатичный проповедник или сценарист, реализующий свои больные фантазии под соусом «нуар». Главное – выйти сухим из воды, отметив виртуозную работу гримеров и трюкачей-садистов.

В мире иллюзий безнравственна только халтура – будь-то муляж обезображенного трупа или теракт 11 сентября 2001 года.

Старшеклассник, подражающий гримасам Мика Джаггера в мамином трюмо, чувствовал себя ущербно. Его нынешний сверстник, заходя в богемное кафе походкой гангстера, уверен в себе, как вползающая в оранжерею гадюка. Он ощущает пикантную близость одновременно и с «лихим разбойничьим миром», и с кем-то из проклятых поэтов. 

Белгородский убийца выдает фразу, достойную манифестов Андре Бретона и персонажей Юрия Мамлеева. На фоне кровавых художеств, совершенных одиночками, удобней чувствовать себя чистым и праведным. На фоне коллективных расправ протестующие коллективно погружаются в экстаз групповой оргии, где каждый участник хорошо понимает партнера.

Разумеется, чтобы маньяк сорвался с цепи (а Фантомас снял маску) и устроил кровавую баню, ему совсем необязательно чего-то «насмотреться», «начитаться» или «наслушаться». Но я хорошо помню, как воспрянуло школьное хулиганье, посмотрев «Генералы песчаных карьеров», – фильм, по сути, романтизирующий малолетних преступников. А двумя годами ранее всех вдруг очаровала похабная фраза про «порванную пасть» и «выколотые моргала». Причем страдало и испытывало дискомфорт моральное большинство подростков, ходивших в школу ради знаний, а не ради реализации дегенеративных комплексов.

Судьба доморощенных «генералов» была чу­до­вищна: групповые изнасилования, большие срока, смерть от водки, карточные долги и суицид в страхе перед унизительной расправой. Вот куда приводит людей безграмотных морально и эстетически бессмысленная, кокетничающая жестокость.

Помнится, одному пожилому инфантилу страшно понравилось слово «братва» и, мало-помалу сходя с ума, он причислил к ней всю свою родню, как живую, так и мертвую. «Братком» сделалась даже его двоюродная сестра, инвалид по общему заболеванию.

«Hell is empty», – с удовлетворением цитировал Шекспира любитель одиноких прогулок, выходя на пустынные улицы в летних сумерках первых лет перестройки: ад опустел. По пятницам города вымирали. Люди сидели у экранов в ожидании ранее недозволенного. Можно было до часу ночи бродить, не встречая ни трезвых, ни пьяных, словно ты вошел в одну из картин сюрреалиста де Кирико.

Отсутствие нравственной осведомленности в массах необходимо для осуществления планов, как государственных, так и индивидуальных, не уступающих в безобразии сценам насилия, сдобренным цитатами мастеров мировой прозы. Моральное и эстетическое слабоумие рывками и зигзагами подводит человечество к оправданию целей, достичь которые возможно только большой кровью, обманом и предательством.

Привычными для наших дней средствами обывателя не пошлют «выкалывать моргала» и «рвать пасти» очередным врагам прогресса. За него это сделают, скажем, «американцы», причем, скорей всего, руками «французов».

Раздайте патроны, корнет Помазок…

Беллетризировать поведение жертв куда труднее, чем действия палача. Да никто и не старается. В экранизациях геноцидов роль мучеников достается, как правило, статистам-extra (буквально «лишним людям»), у которых по сценарию реплик нет. Им полагается корчиться и страдать.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...