Гинзбург и Гинзберг — размышления о Галиче

20.10.2018 19:00

Кто помнит, что 19 октября «всё прогрессивное человечество» отмечало столетие со дня рождения Александра Ароновича Гинзбурга, более известного как Александр Галич?

glich


Никто. И слава Богу. Значит, «прогрессивного человечества» в его деструктивно-либеральном смысле в нашей бедной стране стало так мало, что некому вспомнить главного антисоветского барда. Но всё-таки помянуть эту фигуру есть основания – не ради уважения, так хотя бы морали для.


Возможно, это и прозвучит некоей хохмой, но «два мира – два Шапиро»: параллельно с нашим Гинзбургом на загнивающем Западе существовал его функциональный двойник практически с такой же фамилией – Гинзберг. У нас — Алик, у них – Аллен. Как протон и нейтрон в ядре атома.


«Два Шапиро» (да, уж простите, это и намёк на этническую принадлежность) в двух мирах занимались одним и тем же делом – страдали. Возвышенно и плаксиво. Гинзберг всю свою богемную жизнь нигде и никогда физически не работал, крал автомобили, поглощал тонны разнообразной дури – от бензедрина и марихуаны до пейота и ЛСД, вёл открыто гомосексуальный образ жизни, и «страдал от имени поколения» — как «полномочный посол» отчасти им и придуманных хиппи и битников. Само слово «хиппи» получило известность после упоминания в поэме Гинзберга «Вопль», которая представляла собой нехитрый словесный понос, вдохновлённый изменённым состоянием сознания. Смешно, но репутация «борца» как-то привела Гинзберга даже в социалистические страны, откуда, правда, его вскоре выслали как «грязного дегенерата» — куда бы вы думали? В Лондон. Тонко!


Галич был вроде бы неплохим автором средней руки – писал пьесы, киносценарии, ироничные песенки. Но решил «хайпануть немножечко» — и покатился по наклонной. Оказалось, что очень просто променять талант на протест.


Чуть в сторону: а вы не задумывались, что все – какое ни возьми! – великие произведения мировой литературы – совсем не о протесте. «Братья Карамазовы» и «Война и мир», «Фауст» и «Гамлет», «Мастер и Маргарита» и «Властелин колец» — каждое из них именно потому и представляет собой сложный уникальный мир, что его нельзя свести к банальной сатире, фиге в кармане и едкому фельетону. Чуть писатель, поэт, бард или кинематографист хочет отработать соблазнительную злободневную тему – всё, хана, талант его покидает, это начало конца. Так было у Толстого с «Воскресеньем», Владимира Кунина, сползшего от «Хроники пикирующего бомбардировщика» к «Интердевочке», массы талантливых советских киношников, резко деградировавших в конце перестройки (все эти «На Брайтон-бич хорошая погода»…), и даже Борис Гребенщиков превратился в карикатуру на самого себя, спев про «Поезд в огне».


При этом, если покопаться в песнях Гинзбурга, то просто поражаешься той грубой, на уровне лубка, пропаганде, которую он в них впихивал. Слово «очернительство» сегодня воспринимается как ханжеское – но, право слово, как ещё можно назвать строки типа «Начальник умным не может быть, потому что – не может быть»? Этот тупейший «квантор всеобщности» стоит где-то в одном ряду с «бей жида-политрука» и, кажется, успел впитаться в подкорку либеральной тусовки, которая единственно умными людьми в России считает только своих рукопожатных братьев по неполживости. За это кредо, которое вербализировал Галич, можно его иронически поблагодарить…


Однако, что мы ещё помним «из Галича» — если специально не искать? Да, собственно, ничего. Разве что песню «Облака», которую перепел Баста. Всё творчество «голоса рассерженного поколения» было востребовано только как куплеты на злобу дня, аля Семён Слепаков 60-х — в отличие от Высоцкого или того же Булата Окуджавы. Кстати, Гинзберга тоже мало кто помнит – кому он сейчас нужен, когда ЛГБТ и планокуры сами всех гоняют, а не нуждаются в защите?


Ненужность и забытость вышедшего в тираж «диссидентского соловья» — это стопроцентное пророчество насчёт будущей судьбы современной либеральной оппозиции, наследников «Льва Натановича Щаранского». Никто не вспомнит романов Шендеровича (да, представьте себе, это не только говорящая голова на «Эхе Москвы», а ещё и писатель!), стихов Быкова, песен Васи Обломова и, прости Господи, фильмов Серебренникова. Что ж, зато они могут заранее утешать себя тем, что «Галича теперь тоже никто не помнит». Только утешение ли это?


Дорогие мастера слова! Работайте для вечности, а не дешёвой популярности в узком кругу. Вечность — оценит. Тусовка – забудет.



Григорий Игнатов


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Закрыть

Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Новости партнеров

Загрузка...

Загрузка...