Загрузка...

Будущее – за Россией

08.10.2013 14:22

ivashov600_nikolskij


МЫ В ГЛУБОКОЙ ОБОРОНЕ

«ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА». Леонид Григорьевич, начнём с одного из основных вопросов сегодняшнего дня. Как бы вы могли оценить обороноспособность нашей страны? 

Леонид ИВАШОВ. Говоря об обороноспособности страны, мы обычно имеем в виду две её главные составляющие: Вооружённые силы и оборонно-промышленный комплекс. Но существуют и другие её элементы: например, оборонный потенциал страны может сильно дополнить внешнеполитическое искусство. Речь идёт об использовании международно-правового поля, международных организаций, формировании военных и политических союзов, создании группировок для предотвращения чужих агрессивных действий. Важным элементом обороноспособности является и состояние науки – насколько она способна превосходить противника в исследованиях и разработке более перспективных систем вооружения сдерживающего типа и т. д.


Если же говорить о материальной стороне дела… Давайте представим большое современное здание, которое в течение 25-ти лет методично разрушают, порой выбивая из него несущие конструкции. Именно так обстоят дела с нашей обороноспособностью, и я бы не стал говорить о том, что она находится на высоком уровне. Техника, которая сегодня используется на учениях, а значит и тактика ведения боевых действий, являют собой образцы 70-х—80-х годов прошлого столетия. Конечно, с террористами мы воевать с её помощью можем, а вот с серьёзным противником – увы, нет.


Посмотрите, что сделали за последние годы с разведкой! По ней был нанесён сильнейший удар: не только штабные структуры, но и оперативный состав были сокращены, эффективные подразделения расформированы, и для их восстановления потребуются не только огромные финансы, но и время. А непродуманная и враждебная акция по реформированию организационной структуры Вооружённых сил, когда уничтожались штабы военных округов и армий, привела к ликвидации узлов связи. В результате сегодня сложилась парадоксальная ситуация, когда Генштаб должен напрямую управлять оставшимися бригадами. О том, что сделано с военной наукой и образованием, вообще говорить страшно: они уничтожены. А без военной науки мечтать о победах можно только над противником, живущим в первой половине XX века.


Когда Дмитрий Рогозин был назначен курировать ОПК, у него была уверенность, что если президент выделит деньги, то армия быстро перейдет на новую технику. Со временем этой уверенности в рогозинских речах поубавилось. Приватизация и последующая разруха сломали ОПК как систему, в которую входили отраслевые НИИ, опытно-конструкторские бюро, экспериментальные производства, испытательные полигоны и т. д. И сегодня мы видим, что происходит с нашим самым перспективным оружием – ракетой «Булава», системой ГЛОНАСС. Если в советское время ОПК находился на уровне пятого технологического уклада, то сегодня болтается между третьим и четвёртым.

УГРОЗЫ ПО ПЕРИМЕТРУ ГРАНИЦ

«ЖП». Вы заговорили о серьёзном противнике. Насколько серьёзно стоит рассматривать угрозу с Ближнего Востока? Особенно в свете того, что мы можем наблюдать сегодня: переформатирования ближневосточного мира под влиянием ваххабитских проектов и неспособности Средней Азии и Закавказья сдерживать натиск радикальных исламистов.


Л. И. Характер и масштабы угроз, а также их актуальность сейчас даже выше, чем в период существования СССР. В те годы у нас был спокойным Север и более-менее спокойным Восток, главная угроза наблюдалась с Запада. Что мы имеем сегодня? Битва за Арктику обретает характер военно-стратегической операции – и ответом России на угрозу с Севера становятся попытки восстановить хоть какую-то мощь Северного флота. Мы видим нарастание угроз с Востока, со стороны Америки и Японии. Кроме того, мы не знаем, как поведёт себя в будущем наш дружественный сосед Китай. Смею предположить, что если мы будем слабыми, то наши пустеющие территории «отвалятся» ему сами собой. 


Усиливается и угроза с Юга. Турция, которая имеет самую мощную армию в составе НАТО после США, проявляет довольно агрессивное поведение в отношении Сирии, Ирана и России. Агрессивную активность и наглость являет миру Саудовское королевство. Радикально-исламистская угроза, направленная на данный момент против наших друзей, может в ближайшем будущем перекинуться и на Северный Кавказ. Не исключена возможность политической схватки по поводу российских «южных потоков» – произойдёт это в случае ущемления наших экономических интересов. 


Понятно, что на фоне возможных конфликтов НАТО, как инструмент защиты олигархических интересов Запада, обязательно вмешается – дай бог, чтобы не прямыми военными действиями. Особенно осложнится ситуация на южном и юго-западном стратегических направлениях, если Украину удастся оторвать от России и затащить в Евросоюз.


Противостоять же всему этому комплексу угроз мы так и не научились. И до сих пор все социальные, межрелигиозные и экономические угрозы мы пытаемся заткнуть солдатом или полицейским.

ЕСЛИ БЫ НЕ ПРЕДАТЕЛИ

«ЖП». А как было раньше? Не при СССР, а совсем недавно, в 90-е годы? Вы же присутствовали, например, на переговорах по Югославии. Как вела себя Россия тогда?

Л. И. Ельцину кто-то вбил в голову ложную геополитическую идею, будто наше благополучие лежит на Западе. Его мысль, высказанная в 1992 году, о том, что наша цель – встраивание в западное цивилизационное сообщество, преступна с геополитической точки зрения, ибо цивилизации–антиподы с различными системами ценностей не могут уживаться вместе. Они могут лишь сотрудничать и союзничать по взаимовыгодным аспектам политики. Ведь что означает встроиться в западную цивилизацию? Это значит отказаться от своей истории, самобытности, системы ценностей. Но эта идея крепко сидела в мозгу Бориса Николаевича, и когда встал вопрос о поддержке нашего исторического союзника, Югославии, Ельцин защищал её только на словах. На деле же частенько самоустранялся. И тогда приходилось брать инициативу в свои руки. 


Тогдашнего премьер-министра России Черномырдина американцы хорошо разыграли. Он в конце 90-х годов мечтал о президентстве, и на встрече с Альбертом Гором, куда «случайно» заехал Билл Клинтон, была достигнута договоренность, что американцы поддержат его кандидатуру на следующих выборах в России. По просьбе того же Клинтона Черномырдин вскоре был назначен спецпредставителем по Югославии и на этом посту делал всё, чтобы понравиться США. Сыграл он и определённую роль в принятии американского плана урегулирования ситуации на югославском пространстве. По сути дела, он изменил существующей директиве президента РФ, в которой говорилось о необходимости добиваться немедленного прекращения боевых действий. Мне даже пришлось говорить Виктору Степановичу, что он изменяет не только национальным интересам России и предает сербов, но и не слушает своего президента. Получается, что его роль можно назвать провокаторской и предательской.


Я прекрасно помню, как Черномырдин призывал Слободана Милошевича и сербское руководство принять американский вариант действий. Как лгал при этом, говоря, что Косово останется в составе Югославии, а армия сохранится в прежнем виде. И одновременно стращал, что в случае неподписания Белградом американских условий Россия прекратит оказывать ему всякую помощь: политическую, экономическую, военную. Я, со своей стороны, постарался предостеречь югославов: «Если вы подпишете документ, то никакой целостности и независимости не будет, и Косово не вернёте».

«ЖП». А знаменитый Приштинский бросок наших десантников? Кто стоял за этим решением? И как был в итоге выведен из Югославии наш контингент?

Л. И. В те дни мы подготовили для Кремля аналитическую записку, где говорилось о необходимости предусмотреть одновременный ввод в Косово наших подразделений с НАТОвскими: «Если НАТОвцы нас опередят, это будет не только поражение России, но и унижение вас, как верховного главнокомандующего и президента». Ельцин согласился. А дальше свою роль сыграли военное искусство и хитрость. Мы смогли обмануть американцев и вывели батальон из зоны действия натовской дивизии «Север» почти демонстративно. Операцию удалось осуществить не полностью, поскольку изначально планировалась переброска трёх батальонов (два с территории России), но нам не разрешили пролёт – в нарушение конвенции международной организации гражданской авиации.


Сказать, что российские десантники совершили подвиг, будет, наверное, слишком громко. Но то, что это был беспрецедентный геополитический рывок, когда один батальон смог изменить соотношение сил не только в Европе, но и в мире, сомнений не вызывает. Мы заняли стратегический объект и важный коммуникационный перекресток – аэродром, и ни один НАТОвский самолёт без нашего ведома не мог на нём приземлиться. В результате США пошли на пересмотр собственного документа, который ранее Черномырдин заставил подписать сербов. Таким образом, благодаря действиям наших десантников американцы были вынуждены «уменьшать» уже достигнутую победу.


Если же говорить о причинах нашего ухода… Военные создают условия для политического и дипломатического наступления. Мы заняли геополитический плацдарм, после чего необходимо было развивать этот успех, но уже на поле внешней политики. Но не получилось. Почему? Во-первых, достаточно мощной была «пятая колонна» в России, да она и сейчас продолжает таковой оставаться. Кроме того, когда во власти присутствуют крупные бизнесмены (а мы видели, что, по сути дела, власть в России в 90-е годы осуществлял олигархат), то интересы их собственного кармана оказывались гораздо выше геополитических интересов страны. Свою роль сыграло и поведение безграмотнейшего начальника Генерального штаба господина Квашнина. О финансистах и говорить не приходится: мы встроены в американскую финансовую систему, наша финансовая модель управляется из-за океана, рубль тесно привязан к доллару. В результате произошло то, что мы получили.

ВЗЛОМАТЬ АМЕРИКАНСКИЙ ДИКТАТ

«ЖП». Давайте подробнее поговорим о переговорном процессе с американцами. Что такое переговоры с Америкой, как их следует вести? Насколько с ними вообще можно договариваться, насколько им можно верить?

Л. И. Мне много раз приходилось сидеть с представителями США за столом переговоров. Они всегда действуют с позиции силы, я даже называл их «ковбоями». Если они чуть-чуть пригнули тебя, и ты начинаешь уступать, то будут дожимать до тех пор, пока не окажешься у них под ногами. Силовое давление является их тактикой ведения переговоров. Если кто-то из американских генералов (среди них встречаются порядочные люди) начинает соглашаться с твоей логикой, то присутствующие представители Госдепа или ЦРУ тут же принимаются давить на них. Я даже спросил как-то у моего партнера Дока Фогельсона, имеется ли у Пентагона политическая самостоятельность? Или нам лучше сразу вести переговоры с другими ведомствами?


Какой должна быть модель поведения в этом случае? Очень простой – нужно действовать с американскими генералами солидарно против Госдепа и ЦРУ, и совместно со своим МИДом и другими внешнеполитическими структурами давить на американских представителей. И ни в коем случае не поддаваться их давлению. Чаще быть «генералом НЕТ». Так нам удавалось добиваться желаемых результатов. Плюс, нужно учитывать третьи стороны – скажем, на трёхсторонних переговорах по Косовскому вопросу всегда присутствовали финские военные, с которыми мы выступали иногда единой командой.


Верить или не верить американцам? Вся история политической стратегии США основана на том, что ты можешь на равных вести переговоры и соблюдать договоренности лишь в том случае, если твой партнёр сильнее или равен тебе. С более слабым договоренности не соблюдаются. Пока СССР был равносилен США, Договор по ПРО и все остальные договоренности соблюдались. Как только Советского Союза не стало и мы ослабели, американцы стали вести себя совершенно по-другому.


Простой пример. Американцы допустили множество нарушений в сфере договора «СНВ-1». За стол переговоров садятся Мадлен Олбрайт и Евгений Примаков, который передает ей перечень нарушений и просит её разобраться. Олбрайт не придает бумаге никакого значения и передает её своим помощникам со словами: «Хорошо, Евгений, если у меня будет время, я прочитаю». Таков подход к стратегически важным договоренностям.


Эта логика американской политики не изменилась. Ещё в XIX веке в Конгрессе США представлялся проект законодательного акта, в котором говорилось, что есть цивилизованные народы, а есть дикие и варварские. И последние не являются политическими нациями, а, следовательно, не обладают политическим правами. Русских американцы всегда считали и считают варварами. Хотя по уровню культуры, образования и науки Советский Союз стоял на две головы выше США.

КАК СТАТЬ ЛИДЕРОМ МИРА

«ЖП». Как же все эти факторы могут повлиять на нашу безопасность в будущем? Где искать просвет для России?

Л. И. Прежде всего, я должен заметить, что Америка «заканчивается», равно как и западная цивилизация. Она достигла своего пика. Никогда с древних времён Запад не был духовно и политически единым. Сегодня это проявляется как внутри Европы, так и в ожесточённой борьбе европейской интеграции с англо-саксонским миром. Кроме того, на Западе существует мощнейшее противоречие между финансовой олигархией и простыми гражданами. Наравне с кризисом экономическим и кризисом государственности, мы наблюдаем там полнейшую деградацию в духовно-нравственной сфере.


У России сегодня есть великий шанс – стать лидером мира в системе духовно-нравственных ценностей, на поле справедливости и международно-правовых отношений. Кроме того, наша страна обладает огромным геополитическим потенциалом – у нас имеются огромные пространства, богатейшие ресурсы, возможность соединять Запад с Востоком. Народы мира с надеждой смотрят на нас, а когда тебе доверяют, это умножает силы. 


Именно поэтому будущее я вижу за Россией. Но сначала нам придётся поменять сущность власти, выбрать свой проект, соответствующий нашей евразийской самобытности, сохранить культурно-цивилизационную среду и запустить наш природный божественный интеллектуальный дар.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...