Загрузка...

«Оба наших народа крещены в Киеве»

21.04.2014 14:09

l_992c9e1e

Беседа с иеромонахом Пафнутий (Мусиенко), начальником издательского отдела Киево-Печерской Лавры. «Журналистская правда» Отец Пафнутий, что вы можете сказать о состоянии церковной жизни на Украине?



Иеромонах ПАФНУТИЙ. По сравнению со временем, когда открывались первые храмы, церковная жизнь в Украине налаживается. В 90-е годы было большое оживление, храмы были переполнены. Сейчас людей в храмах меньше. Но меньше почему? Во-первых, храмов стало больше. А во-вторых, сейчас идет этап осознания того, что люди открыли для себя в 90-е годы. Тогда энтузиазм был велик, всем хотелось молиться и посещать святыни. Но многие не были готовы к искушениям. Сейчас, если людей и меньше, то те, кто есть — это уже укрепленные в вере люди. Так что я бы даже заявил, что православная вера в Украине укрепляется. Но в отношении других конфессий есть проблемы с расколом, о котором, я думаю, все знают. Но с Божией помощью, в этом направлении наметились очень позитивные перспективы. Местоблютитель Киевской митрополичьей кафедры митрополит Онуфрий проводит очень взвешенную и мудрую политику укрепления православия в Украине. Есть диалог между церквями Украины, в котором мы рассматриваем перспективу объединения так: готовы они присоединяться к нам или нет, но не мы к ним — так вопрос не стоит и стоять не может.


У нас три православные церкви: УПЦ Московского патриархата, УПЦ Киевского патриархата и Украинская Автокефальная Православная церковь, которая возникла в Украине после революции 1917 года и существовала в диаспоре. Когда В 90-е годы, после перестройки, они вернулись в Украину, было две православные церкви: Московского Патриархата и Автокефальная. И Филарет, когда его не избрали Патриархом Московским, хотел объединить эти две церкви. Но в итоге организовал «свою» неканоничную церковь Киевский патриархат. Потому что и автокефальные за ним не пошли, и мы не присоединились. Вот три церкви, и еще есть греко-католики, униаты. Это христиане, которые исповедуют восточный обряд, но подчиняются Папе Римскому. Их не признают ни православные, ни римо-католики, но эта церковь очень популярна на Западе Украины, на Галичине.


«Журналистская правда». И прихожане есть во всех четырех церквях Украины. Как вы считаете, в чем причина того, что людей тянет в разные стороны?


Иеромонах ПАФНУТИЙ. Прежде всего, это традиции. На Востоке и в Центре Украины, например, в XVII-XVIII веках было сильное униатское движение, но они там не прижились. Другое дело — Запад Украины, Галичина, которая долгое время была под влиянием Польши – там уния сохранилась. Люди просто привыкли. Традиции – это то, что так сильно въедается, вживается в человека, формирует его мировоззрение, и от этого почти невозможно добровольно отказаться. Многие переходят в нашу церковь, но не все, конечно. Мы к этому относимся терпимо. Вера человека – это его жизнь. И я считаю, что наш Блаженнейший митрополит Владимир проводил очень мудрую политику последние 20 лет, в результате которой мы избежали каких-то конфронтаций на духовной почве.


«Журналистская правда». Каков контингент прихожан Киево-Печерской Лавры?


Иеромонах ПАФНУТИЙ. Нашу Лавру посещают все. Есть известные артисты, есть политики, есть крупные фигуры из сферы бизнеса, не хочу называть их имен.


Но, честно говоря, меня больше умиляют простые прихожане. Ты не всегда помнишь их имена, но, приходя в храм, всегда знаешь, что вот эта бабушка стоит на этом месте, а этот мужчина – вот там. И храм, когда я думаю о нем, – это для меня храм в лицах, единое целое, люди, с которыми есть общая жизнь. Есть несколько прихожан, которые помнят Лавру еще до закрытия.


Очень много паломников из России, из других стран мира. Много молодежи.


«Журналистская правда». А как ведется в Лавре работа с молодежью? В 2010 году Патриарх Московский и Всея Руси благословил создавать молодежные группы при храмах, которые бы занимались изучением евангелия, организацией культурно-досуговой деятельности, а также социального служения для юных прихожан.


Иеромонах ПАФНУТИЙ. У нас есть в Лавре социальный отдел, который профессионально занимается помощью малозащищенным слоям населения: бездомным и детям-инвалидам. В этом отделе есть и волонтеры. Молодежного клуба у нас нет. Такой есть в Ионинском монастыре. На нашей территории находятся семинария и академия, у них проводится более активная деятельность с православной молодежью. Братия монастыря назидат и окормляет тысячи молодых киевлян и гостей столицы, а инициативу по целенаправленной общественной работе с молодыми прихожанами мы на себя еще не брали.


«Журналистская правда». А вы привлекаете прихожан активно, как, например, баптисты?


Иеромонах ПАФНУТИЙ. Нет, это не наш метод. Мы не уходим от мира, но и не хватаем людей за полы. Кто знает, что такое духовная благодать, понимает: невозможно и всем раздать, и самому не потерять. На это способны лишь самые великие подвижники, и то после того, как они стяжали много благодати. Серафим Саровский много времени провел в лесу, в уединении, прежде чем вышел помогать людям.


Мы молимся, чтобы Господь всех просветил. Господь премудро регулирует отток и приток людей в Лавру. Господь знает, кого и куда привести. Наше дело – не отказать человеку, который просит помочь ему обратиться, и наставить его. Поддержать. Но если человек упирается – человек получил от Бога право выбора. Это право отличает человека от всех других тварей. Он выбирает. Может выбрать вечную жизнь и блаженство, а может что-то другое.


«Журналистская правда». 17 августа 2012 года в Киеве возле самого Майдана, на Институтской улице обнаженные активистки из движения Femen прилюдно спилили большой деревянный крест с фигурой распятого Спасителя. Спилили, предварительно пригласив на это торжественное действо прессу. И полтора года спустя именно на этом месте, во время событий Майдана, совершилось убийство сотен людей и военнослужащих. Похожая акция (я говорю о кощунстве) имела место в Москве, со стороны группы Pussy Riot, но там кощунники получили решительный отпор: практически все конфессии Москвы объединились в своем решительном осуждении подобных провокаторских действий. Имело ли место такое объединение и противодействие верующих в Украине, в Киеве?


Иеромонах ПАФНУТИЙ. Нет. У нас тогда, можно сказать, не было общественной и церковной реакции на эту акцию.


«Журналистская правда». В последнее время участилось употребление таких понятий, как «свобода» и «рабство». Некоторые общественные группы даже строят на основании этой дихотомии свою пропаганду, утверждая свою «свободу» обвиняя в «прирожденно- рабском духе» своих противников. Каково отношение православия к понятию «рабство»? Каково толкование?


Иеромонах ПАФНУТИЙ. Насколько наше сердце преисполнено благодатью Божией, насколько мы душой возвышенны – настолько мы понимаем «рабство» не как унижение, а как возвышение. Раб, но – Божий! Насколько мы дорожим именем Божьим, и его присутствием в нашей жизни, настолько нас эта формула не умаляет, а наоборот, возвышает. Мы помним Бога, мы помним Божии благодеяния, мы умиляемся и воодушевляемся от Евангелия. Мы видим картину Божьего Промысла, в жизни своей и своих близких, и ощущаем, умудрившись, насколько Бог велик и насколько мы ничтожны. Мы осознаем, что «кто себя мнит первым, тот будет последним». По большему счету, мы, христиане — эгоисты, но в лучшем, созидательном смысле этого слова. Мы думаем только о своей душе и поэтому ставим себя ниже всех. Мы согласны быть рабами, чтобы обрести духовную свободу.


«Журналистская правда». Как отличить свободу от вседозволенности?


Иеромонах ПАФНУТИЙ. Эти состояния схожи, но не тождественны. Насколько наше сердце чисто от страстей, настолько мы свободны. Страсти нам дают лишь иллюзию свободы, порабощают человека этой иллюзией. Мы не можем быть бесстрастными, но понимаем, что страсть – это пережиток ветхого человека и стараемся немного ее в себе ограничить. Свобода – это сфера духа, когда человек соизмеряет происходящее с Божьим словом, поступает разумно, взвешенно, не спешит делать выводы. Когда он понимает, что все, что происходит в жизни, Господь посылает в испытание.


«Журналистская правда». Что такое потеря благодати и как не впасть в духовную спячку? Применительно, например, к человеку. Бывает так, что человек живет церковной жизнью, исполняет все правила и обряды, но чувствует, что мертвеет внутри. Происходит застой, и ничего не изменяется.


Иеромонах ПАФНУТИЙ. В духовной жизни есть внешняя и внутренняя сторона. Внешне может человек исполнять все обряды, но внутренне потерять связь с Богом. Почему люди часто разочаровываются? Потому что они приходят в Церковь, не ища Бога, а уходя от своих проблем. У них эта внутренняя сфера заблокирована. Им постоянно чего-то не хватает. Они все время ищут друзей, ищут работу, новых впечатлений. В Храм они идут – они думают: ага, вот здесь Бог, Бог в Храме, Бог в общении… А в сердце у них Бога нет. Конечно, к такому человеку рано или поздно подступит внутренний голод. В таком подходе к церковной жизни, о котором говорите вы, очень много из ветхого человека. Обрядовость? Да, это все святое, это все Божие. Но основная жизнь, конечно, происходит в сердце человека. Чтобы вывести сердце на живую дорогу, зачастую человеку нужна помощь опытного духовника. Мудрого священника, который хорошо человека знает, и может подсказать, над чем работать. Внешне мы все похожи, но внутренне очень разные люди, и каждый живет своим. И у каждого свой путь, каждый приходит в этот мир, чтобы восполнить в своей душе ту часть, которая до грехопадения была уязвима. Восполнить по-разному. Каждому Господь дает какой-то талант. Рисовать, строить, шить. Надо найти свое, ту струю, место, где ты чувствуешь себя на своем месте. Не идти по внешним критериям: это престижно, выгодно и т.д. Слушать себя. Вспомнить детство, минуты уединения. Когда тебя родители оставляли одного, чем ты занимался? Рисование, конструктор… И когда человек найдет свою стезю, у него будет всё хорошо. Он будет идти в храм с радостью и с радостью возвращаться домой, потому что него есть свой мир, своя семья, свое дело.


«Журналистская правда». У каждого человека есть своя духовная задача. Какова духовная задача Украины, если рассматривать ее народ как личность?


Иеромонах ПАФНУТИЙ. Украина, с ее мощной духовной и душевнотворческой традицией – мостик между Россией и Европой. Мы отличаемся от стран Евросоюза и наши ценности не во всем соразмерны этой цивилизации. Наше будущее – между Востоком и Западом. Политика, часто внедряясь в духовные сферы, отвлекает людей от духовных истин. Христос объединяет. Христос – для всех. Оба наших народа – и украинский, и русский — крещены в Киеве, у нас такая большая общая история и она останется общим достоянием.


«Журналистская правда». Как, по Вашему мнению, должна решаться ситуация с русским языком?


Иеромонах ПАФНУТИЙ. Русский язык нам не чужой, я за то, чтобы школьники изучали его — хотя бы в восточных регионах. Наши языки очень близки, но в этом, кроме преимуществ для тех, кто хочет владеть двумя языками, кроется угроза для будущего украинского языка, если в Украине будут государственными оба. В основном, все украинцы легко переходят с одного языка на другой, оставляя преимущество в официальных случаях, конечно же, для государственного украинского. Он сейчас развивается и утверждается после столетий игнорирования на государственном уровне, для всей нации он представляет собой культурную ценность. Надеюсь, что новая власть, пользуясь европейской традицией сохранения языков в дву- или многоязычных странах, сможет обеспечить изучение и функциональное употребления русского языка в тех регионах Украины, в которых на нем разговаривает большая часть. Этот вопрос важный и его необходимо решать не спеша, очень грамотно и очень мудро.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...