Загрузка...

Греф Монте-Кристо — или 20 лет спустя

06.10.2014 14:59

"Монетаристы" и "приватизаторы" снова приглашают Россию на эшафот

gref


Выступление Германа Грефа, президента и председателя правления ОАО «Сбербанк России» на VI инвестиционном форуме Внешторгбанка (ВТБ) 2 октября 2014 года на все лады обсуждается в российском медиа-пространстве. «Либералы» словам Германа Оскаровича рукоплещут, «патриоты-державники» запоздало упражняются в остроумии по поводу озвученных г-ном Грефом тезисов.


Лично я не вижу смысла ни следом за «болотником» Владимиром Миловым утверждать, что это выступление главы Сбербанка является «серьезным shakedown (то есть потрясением. — авт.) для путинской системы» и «признаком раскола этих так называемых чертовых элит», ни следом за «коммунистом-расстригой» Сергеем Доренко убеждать, будто Греф — странный человек и вообще не понимает, что он говорит, пребывая в состоянии когнитивного диссонанса.


Но если глава ВТБ Андрей Костин собирает на сцене своего форума целый синклит из председателя Центробанка Эльвиры Набиуллиной, министра финансов РФ Антона Силуанова, министра экономического развития РФ Алексея Улюкаева и уже названного Германа Грефа, а все сидящие в зале выступающих ораторов, включая Грефа, отлично понимают, их шуткам смеются и их смыслам аплодируют, — это не заговор и не договор. Это приговор. Который уже приведен в исполнение.

Правда.


Проблема ведь не в том, что Греф где-то сам себе противоречит, чего никто якобы не замечает. И не в том, что произошел якобы «прорыв правды на поверхность в исполнении ключевого игрока путинской команды».


Проблема — в самом уровне мышления Германа Оскаровича и иже с ним. «Сейчас мы завозим всё. Когда говорят, что импорта не будет, я вздрагиваю. Думаю о том, как мне строить высокотехнологичную компанию, а я сижу полностью на импортном продукте. Да ладно, я готов не есть (смех в зале) там… Но… Но я сегодня уже не могу без благ цивилизации. Я сижу на интернет-банке, и не хочу с него слезать. Я не хочу стоять два часа в очереди в советском сбербанке, чтобы девушка меня плохо обслужила. Я не хочу стоять в очереди в старый советский магазин, я хочу прийти в современный супермаркет, где шикарный сервис, где есть контроль качества продуктов…»


Мне одному кажется, что это речи тупого потребителя? Который даже не представляет, что такое — творчество, созидание, ответственность? Которому, по словам Достоевского, «чтобы всему миру провалиться, а мне завсегда чай пить (вариант — «на интернет-банке сидеть»).


Мне одному кажется, что это речи лжеца, который дорвался до власти, а теперь говорит от имени «простого человека», действительно ходящего и в магазин, и в сбербанк: и при нынешней власти, и при советской? Только теперь ему не на что покупать, а тогда ему на его деньги было нечего купить. И не потому, что советские руководители якобы «не знали законов экономики, даже не знали об их существовании», — это, опять-таки, речи, извините, лжеца, — а потому, что как раз хорошо их знали, устроив «приватизацию» «ничейного» народного хозяйства СССР по бросовым «рыночным» ценам. Вы, Герман Оскарович, похоже, даже не представляете себе, где вы, а где — те монстры советской экономики.


«Инвестиционная мотивация — нельзя людей мотивировать, как в Советском Союзе, ГУЛАГом, это мотивация недолгая, и она ломается, люди не могут создавать творческие продукты в условиях, когда у них нет понимания текущей экономической политики и текущего бизнес-климата».


И это, по-вашему, — правда, Герман Оскарович? Или вы «людьми» и вправду только инвесторов считаете? А для других, как во время пребывания в кресле главы МЭРТа, только «сроки дожития» рассчитываете, чтобы процент по «творческим кредитным продуктам» для пенсионеров правильно поставить?


А того, что возможна, помимо ГУЛАГа, мотивация, например, не долларом, а внешней угрозой, мотивация голодом, мотивация нищетой: не нынешней, но вполне вероятной, в том числе — и вследствие вашего банковского, извините, потреблядства, когда вы финансируете деньгами Сбера ту же киевскую хунту, мародеров и убийц, — вы не признаете? А мотивацию любви к Родине, любви к истине, любви к справедливости — признаёте или нет? Или для вас, Герман Оскарович, реальна и понятна только мотивация любви к наживе, к прибыли, которую вы почему-то называете «экономической эффективностью»?


2


Если посмотреть на этот, весьма информативный график Мэдиссона—Илларионова, отражающий отношение ВВП на душу населения Российской империи/СССР/Российской Федерации в % к аналогичному показателю США за последние сто с лишним лет, то на нём отчетливо видно, когда это отношение росло, а когда — снижалось. Когда социально-экономическая (в том числе — инвестиционная) политика отечественных властей была адекватнее, чем в США, а когда — наоборот.


А уж когда глава банка-монополиста начинает вслух рассуждать о том, что монополизм — это очень-очень плохо, а потому недурно бы всё приватизировать и создать конкуренцию, поневоле задумаешься: а не хочет ли Герман Оскарович лично поучаствовать в приватизации руководимого им предприятия? Иначе «пчелы против мёда» какие-то получаются…


Александр Дюма-отец в свое время написал роман «Граф Монте-Кристо», главный герой которого был невинно осужден, но бежал из тюрьмы, получил в свои руки сокровище и с помощью этого богатства отомстил своим врагам. Интересно, если наш Греф Монте-Кристо, в конце концов, получит свой пакет акций «Сбера», чем он займётся?


Нет, понятно, что сейчас морковкой возможной «приватизации» в ключевых отраслях российской экономики Кремль пытается ослабить тиски западных санкций — об этом на форуме ВТБ говорили все, включая президента Путина. Но и тут про персонажей типа Грефа сказано: заставь такого Богу молиться — он и лоб расшибёт. Хорошо еще, если только свой лоб.


После расстрела в октябре 1993 года Верховного Совета по России пошла первая волна приватизации — «ваучерной имени Чубайса», с последствиями которой мы до сих пор еще не расхлебались. Вторая волна приватизации, «залоговые аукционы», и тесно связанное с ними создание пирамиды ГКО, — привели к дефолту 1998 года. Теперь же идти под «дамокловым мечом» западных санкций на «третью волну» приватизации-либерализации — смерти подобно.


Но Греф Монте-Кристо и его единомышленники утверждают: другого пути у России нет, потому что это, мол, «противоречит законам экономики, которые не резиновые, и их на каждого желающего не натянешь». Да кто спорит? Только не надо говорить, что, кроме законов вычитания и деления, в арифметике других законов нет и быть не может.


Вот и получается, что у России — свои интересы, а у руководителей Центробанка, Минфина, Минэкономразвития, Сбербанка и так далее — свои. И надо одни приводить в соответствие с другими. Греф, ссылаясь на «выгодную» для себя часть законов экономики, предлагает поступиться интересами России. Но, может у этой дилеммы есть и какое-то другое решение?


Владимир Винников


Новости партнеров

Загрузка...

2 Комментариев

  1. Глупая статейка. Греф говорил об неэффективности госаппарата, о развитии конкуренции. Он ничего не произнес о приватизации. Не надо передергивать.
    Когда мы идем в поликлинику и встречаем огромные очереди, получаем талон на прием к врачу через неделю — это неэффективность. Когда предприниматель годами согласовывает разрешение на строительство завода, построенные дороги оказываются в разы дороже зарубежных аналогов, отечественные автомобили на внутреннем рынке стоят дороже, чем за рубежом — это неэффективность. Очевидно, что с этим надо что-то делать.
    Вот об этом и говорил Греф.

  2. Никто не хочет думать над проблемой, всем проще сделать, как им тихо советуют западные специалисты. С одной стороны, увести Сбербанк от санкций. петем его приватизации вроде бы и здравая мысль, но тут же нужно учитывать российский менталитет. А вот тут уже получается, что ничего хорошего, кроме как для Грефа, не выйдет. А значит нужно искать другие, более оптимальные пути.

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...