Изучение русского языка в ЦАР напоминает о золотом веке СССР

Не скрою, что на фоне потока тревожных новостей о новом штамме COVID-19 и обострении ситуации вокруг Донбасса, информация из Центральноафриканской Республики о том, что теперь в этой стране русский язык будет обязательным предметом, меня сильно порадовала.

Я никогда не считал ошибкой многолетнюю и терпеливую работу Советского Союза по завоеванию позиций в Африке. Тезис о расточительности СССР, якобы вкладывавшем огромные деньги в африканские страны без всякого смысла и перспективы, всегда казался мне пропагандистским и легковесным. На самом же деле с конца 50-х по конец 80-х годов нашей стране удалось завоевать огромный авторитет и сильные геостратегические позиции на африканском континенте. Потраченные на это средства не могли подорвать мощную экономику СССР и союзных ему соцстран, а авторитет Союза в Африке в очень большой степени основывался на моральных ценностях.

К сожалению, многие наши наработки были бездарно утрачены в начале 90-х годов из-за ползучего предательства Горбачева и однозначной ориентации на Запад Ельцина. Так, СССР, являвшийся основным союзником Африканского национального конгресса ЮАР, не извлек никакой пользы для себя из победы левых сил этой большой страны в 1994-м году. Ослабление международного влияния нашей страны не позволило Союзу установить тесные и взаимовыгодные связи с получившей в 90-м году независимость Намибией, новая элита которой имела исключительные связи с КПСС. Поражение в холодной войне свело на нет очень тесные и важные для Москвы связи с Анголой, Мозамбиком и Конго-Браззавилем, где за десятки лет власть привыкла к нашему политическому, военному и экономическому присутствию. Особенно обидно, что независимость Анголы и Мозамбика была оплачена кровью и наших военных и разведчиков и гражданских специалистов… Большим поражением СССР, сравнимым с потерей ГДР, было падение режима Менгисту Хайле Мариама в Эфиопии, который был ничем не хуже нынешних правителей этой огромной страны.

С изумлением глядя на добровольную эвакуацию Москвы с африканских земель, местная элита, большая часть которой отучилась в советских ВУЗах и военных академиях, в нулевых годах была вынуждена переориентироваться на США, Англию, Китай, Францию, Германию и позабыть о своих социалистических и патриотических симпатиях. Кто из старых африканских партнеров Москвы чего-то не понял, тому все стало ясно после зверского убийства большого друга СССР из Северной части Африки, Муамара Каддафи. Да и в нашей стране новое постсоветское руководство долгое время не желало, да и не могло думать об африканском направлении внешней политики… Вот почему, когда в конце нулевых было справедливо решено вернуться на этот континент, конкретные шаги дались столь сложно. Свято место пусто не бывает, и новые-старые игроки жестко обороняют африканские просторы. Да и сама африканская элита сохраняет обиды и недоверие к Москве, которая однажды уже так неожиданно и спешно ретировалась, поставив союзников в крайне сложное положение.

Казалось бы, наличие альянса БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) надежно гарантирует интересы России хотя бы на Юге Африки. На деле все гораздо сложнее. Нынешний президент Бразилии Болсонару гораздо ближе к США и Западу, чем любой другой возможный глава этой страны, Индия открыто участвует в антироссийских маневрах США, а в ЮАР, несмотря на все антиимпериалистические декларации этого государства, весьма сильно английское влияние.

Все же, используя старые связи и подготовленных еще в СССР специалистов, а также наработки новых поколений африканистов, России удалось в некоторой степени восстановить свое влияние в Анголе, Мозамбике, Конго. И все равно объем нашего присутствия в этих странах несопоставим с советским, многие позиции явно утеряны. А некоторые бывшие союзники попросту неприятно удивляют. Так, Минздрав Намибии заявил, что российская вакцина «Спутник» увеличивает риск заражения ВИЧ среди мужчин, осуществивших вакцинацию. Такого рода нелепые заявления являются, конечно, следствием неприкрытого внешнего политического давления, и особенно обидно слышать их от страны, в борьбу за независимость которой СССР вложил так много!

С переменным успехом идет и наша борьба за влияние в Судане, где вопрос об открытии военно-морской базы РФ видится каждому новому правительству в своем цвете… И вот в этой непростой обстановке власти Центральноафриканской Республики объявляют русский язык обязательным предметом для изучения. Это решение  президента страны Фостен-Арканжа Туадера. Русский язык будут изучать в ВУЗах африканской страны, с первого курса бакалавриата до магистратуры. Это большой успех как российской внешней политики, так и свидетельство всестороннего укрепления отношений Москвы и Банги.

Бедная страна, раздираемая внутренними конфликтами, ЦАР в силу большого наличия у нее полезных ископаемых, многие десятилетия являлась ареной активных действий западных стран, международных организаций. Но все попытки бывшей метрополии, Франции, а также и всех других западных стран принести ЦАР что-то хорошее не увенчались успехом. Да и были ли эти попытки искренними? В отчаянии положить конец междоусобице, в основе которой искусно раздуваемый извне конфликт между христианской и мусульманской общинами в стране, власти Центральноафриканской Республики обратились к помощи России.

Этот шаг оказался неожиданно продуктивным. Решение попросить о помощи Москву было оригинальным, в советский период ЦАР не была в числе основных африканских партнеров СССР. Наладить сотрудничество с Москвой решился президент страны Фосте́н-Арка́нж Туадера́. Сам он христианин, но сделал немало для того, чтобы наладить отношения с мусульманской общиной страны, выбить тем самым козыри из рук экстремистов. Туадера происходит из кругов академической интеллигенции, он математик, преподавал естественные науки, был ректором университета. Можно с уверенностью сказать, что Туадера один из самых образованных людей в своей стране.

Поначалу он не слишком выделялся на фоне других политиков ЦАР, которые стремительно приходили к власти и также стремительно ее теряли, не в силах справиться с нестабильностью и диктатом вооруженных группировок. Но Фосте́н Туадера́ крепко держит рычаги власти с 2016-го года. Избираемый в последние годы от центристской «Партии объединенных сердец», он, как и многие африканские политики современности, вряд ли привержен какой-то определенной идеологии. Его задачи просты – сохранение национального государства, подавление террористических банд, элементарное социальное развитие истерзанной конфликтами страны. Возможно, именно острый ум математика привел Туадера, разочарованного многолетним взаимодействием с международными организациями и французскими миссиями, к решению обратиться к России. Ключевые контакты состоялись в 2017-м году в Сочи. Туадера оказался волевым и настойчивым политиком. Зачастую в таких случаях дальше обмена любезностями речь не идет, слишком далеко Россия отошла от Африки в постсоветские времена. Но и сам Туадера и те, кто в нашей стране отвечает за африканское направление, сумели наладить мосты, найти общий язык, определить ключевые направления сотрудничества.

Горькие реалии ЦАР таковы, что именно помощь в борьбе с терроризмом, помощь в обеспечении национальной безопасности, стали главным направлением совместной работы и основным инструментом для усиления влияния России. И этот факт не нужно замалчивать. Когда мир был иным, двухполярным, СССР мог себе позволить, помимо военной помощи, помогать странам соцориентации создавать индустрию, культурное пространство, сельскохозяйственные кооперативы, формировать пионерские организации. Но сейчас необходимо, прежде всего, помочь нашим африканским партнерам победить в гибридных войнах, которые им навязаны неоколониализмом. Ведь рецепты западного давления на слабые страны давно известны – самые разнообразные военно-политические группировки снабжаются оружием, деньгами, и, используя нередкие ошибки властей национальных государств, начинают войны всех против всех, разрушающие элементарные основы управления и социальной структуры.

Фактически это рецепты принуждения к политической капитуляции, и защиты искать практически негде. Правда, серьезным альтернативным игроком в Африке является Китай, он известен очень серьезными инвестициями в этот регион, но доводилось слышать от некоторых африканских политиков, что порой стремление получить сиюминутные выгоды и эксплуатировать ресурсы порой перевешивает у Поднебесной все иные соображения…

В общем, руководство ЦАР остановилось на России и не ошиблось. Российские миротворцы действительно сумели выполнить боевые задачи, не раздражая мирное население Республики, чего не скажешь об их западных коллегах. Так, еще весной этого года в Банги прошли многотысячные демонстрации молодежи страны против присутствия Франции и миротворцев ООН в республике. Граждане высоко оценили работу российских военных инструкторов и их сотрудничество с национальной армией (FACA). Мероприятие прошло под лозунгом: «В нашей стране нет места для французов и многопрофильной миссии ООН в ЦАР (МИНУСКА)». Демонстранты уверяли, что «голубые каски» имеют тесные контакты с террористическими антиправительственными группами, которые попросту грабят и убивают всех подряд. Кстати, в эти дни демонстрации под аналогичными лозунгами разгораются в ЦАР с новой силой.

А западные СМИ, в свою очередь, уже давно трубят о том, что в стране все больше российских специалистов и консультантов в военных и гражданских ведомствах. Понятно – зло господ берет. Так было и в 60-70-х годах прошлого века, когда советское присутствие в Африке неуклонно усиливалось, поскольку социальный идеал нашей страны пришелся по душе миллионам жителей континента… Сегодня все немного проще и сложнее. Африка хочет жить не хуже Европы, Америки и Азии, но многолетнее следование советам Вашингтона и Брюсселя, а также бывших метрополий ее к этой цели не привело.

Кризисные явления в богатых странах Запада нарастают в последние годы, серьезнейшей проблемой стала пандемия, и в этих условиях Париж, Лондон, Берлин и их старший союзник, Вашингтон, уже просто не в состоянии проводить никаких серьезных гуманитарных миссий в Африке.

Они могут только грабить, выкачивать ресурсы и бесцеремонно смещать избранных африканцами лидеров, не сильно заботясь даже о демократическом фасаде. Вашингтон же на всех аренах увлеченно борется с Китаем, Пекин жестко парирует. А щепки летят.

Что же касается России, то еще с советских времен у нас сложился стиль работы с развивающимися странами. Большие социальные проекты, толерантное и уважительное отношение к обычаям местного населения и грамотное сочетание борьбы за собственные интересы со стремлением помочь во всестороннем развитии страны-партнера. Такой стиль в сегодняшнем мире является действительно оригинальным.

Поэтому опыт тесного пятилетнего сотрудничества ЦАР и России подтолкнул власти Республики к решению углубить наши отношения, вырастить в стране поколения, которые бы изучили русский язык и культуру. Ясно, что реакция Запада на такое смелое решение последует очень быстро и будет жесткой.

Возвращения России в Африку неоколониализм допустить не хочет! Слишком хорошо в западных столицах помнят, какой проблемой было для них покраснение Африки в 70-80-х годах, когда даже Буркина-Фасо, Бенин и Зимбабве заявляли о необходимости идти по социалистическому пути и делали реальные шаги в этом направлении.

Впрочем, я не хочу лакировать реальную картину. Безусловно, нашему значительному успеху в ЦАР мы в большой степени обязаны и настойчивости российского крупного капитала, аффилированного с государством, заинтересованного в получении выгодных контрактов. Такова сегодня политическая модель в нашей стране, и тут руководство России должно внимательно следить, чтобы интересы бизнеса не противоречили политико-гуманитарным целям нашего государства, ведь завоевать уважение и престиж в Африке нелегко, а потерять можно очень быстро.

Важно реально оценивать и наших политических партнеров из ЦАР. Судя по всему, президент Туадера действительно оказался наиболее ответственным и дальновидным лидером африканской страны, но сравнивать его с Агостиньо Нето, Амилкаром Кабралом или Нельсоном Манделой пока не стоит.

Политическая борьба в ЦАР ведется по сверхжестким правилам, и интересы соответствующих военных, политических и финансовых группировок здесь довлеют над любым лидером гораздо более чем самые высокие идеи, очень важны этнические и религиозные факторы (в ЦАР 80 этнических групп, каждая из которых имеет свой собственный язык).

Большого выбора относительно партнеров в ЦАР, как и в Африке в целом, у России сейчас нет. Необходимо стараться принести в эту страну мир и стабильность, одновременно максимально укрепляя собственные экономические и геополитические интересы в Центральной Африке. Предстоит серьезное противоборство с западными спецслужбами, которые пойдут сейчас на все, чтобы сорвать наметившийся российско-африканский альянс. Верю в нашу Победу!

Надеюсь, что включение русского языка в образовательные программы ЦАР, как обязательного предмета, лишь первая ласточка нового этапа российско-африканского сотрудничества, и что достижения советской эпохи в этом плане современная Россия со временем сможет превзойти.


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Правила использования материалов

Информационные тексты, опубликованные на сайте jpgazeta.ru могут быть воспроизведены в любых СМИ, на серверах сети Интернет или на любых иных носителях без существенных ограничений по объему и срокам публикации. Цитирование (републикация) фото-, видео- и графических материалов ЖП требует письменного разрешения редакции ЖП. При любом цитировании материалов на серверах сети Интернет активная ссылка на газету «Журналистская Правда» обязательна. 18+

© 2020 ЖУРНАЛИСТСКАЯ ПРАВДА 18+