Загрузка...

Как чешские грантоеды «свили» разведсеть USAID в ЛДНР

29.08.2016 16:18

Как организации с таким длинным и грязным шлейфом русофобской деятельности и шпионажа в пользу США (и СБУ) удаётся продолжать свою деятельность в ЛДНР?



^6E9C715BBA337B59BE62E41FA828EDFADFC660B0F6F221F3B1^pimgpsh_fullsize_distr

Вот такие вот люди свили своё разведгнездо прямо в Донецке. Ау, МГБ!


Американская концепция «мягкой силы» подразумевает, среди прочего, поиск в других странах людей, готовых работать на продвижение американских интересов. Естественно, не безвозмездно, а за солидное вознаграждение.


Когда-то это называлось «банка варенья и корзина печенья», теперь предатели работают за гранты, выраженные в зелёных долларах (кроме майданных лохов, которые, как известно, скачут за печеньки).


Поиском продажных «диссидентов» занимаются различные фонды по «продвижению демократии» типа «USAid» и «NED». Они организуют множество семинаров, тренингов, лекций и прочих культурно-массовых программ, в ходе которых отсеивают подходящие кадры.


Кроме того, они размещают грантовые заявки, в которых объявляют задачи и суммы, которые готовы за выполнение этих задач платить. Благодаря этому потенциальные агенты влияния сами выходят на заказчиков.


Многие «правозащитные» организации, таким образом, уже десятилетиями существуют на американские гранты, а их члены обслуживание американских интересов сделали своим основным занятием в жизни (больше ничего такие трутни, как правило, не умеют).


Ниточки тянутся издалека


Не является исключением и созданная в 1992 году двумя чешскими диссидентами организация «People in Need» (PIN), или «Человек в беде».


Хотя началась эта история ещё раньше, поскольку Шимон Панек и Яромир Штетина (основатели PIN) были активными участниками чешской «бархатной революции» 1989 года.


А Штетина, родившийся в 1943 году (видимо, от «истинного арийца»), собственно, был ещё и участником провалившейся «бархатной революции» 1968 года. Так что можно сказать, что человек на служение американским интересам жизнь положил.


В общем, в 1989 году «активисты чешского евромайдана» победили, жить дальше как-то надо, работать они не умеют – поэтому пришлось регистрировать в торговом суде Праги 16 апреля 1992 года грантоедскую организацию «PIN».


Юридический адрес – г. Прага, ул. Шафариковад, 63.


Это юридическое лицо со статусом «компания по оказания общих услуг».


В видах деятельности указаны: организация оказания гуманитарной помощи в Чехии и за рубежом, оказание политической помощи, образовательная деятельность, проведение семинаров, издательская деятельность, торговля, рекламная деятельность, аренда недвижимости, гостиничная деятельность, посреднические услуги и другие. В общем, «любой каприз за ваши гранты».


Но основной деятельностью этой организации стала различная русофобская/антироссийская активность. Финансируемая Агентством по международному развитию США (USAID) и Министерством по международному развитию Великобритании (UKAID) организация «PIN» активно снимает и показывает фильмы о «страшной России», читает лекции об «ужасном Путине», в том числе и в ВУЗах и средних школах Чехии, чтобы чешские дети с детства знали «кто их враг».


В рамках проекта «Единый мир» PIN проводят русофобские «кинофестивали» и конкурсы карикатур на лидеров ЛДНР (хотя, спрашивается, какое дело чехам должно быть до Донецка?), проводят семинары типа «Правда против российской пропаганды», а также активно поддерживают (как финансово, так и медийно) различных русофобов. Например, возят по Европе выставку сбежавшего из Донецка художника-карикатуриста Захарова, негативно изображающего Путина, Лаврова, Захарченко, командиров донецкого ополчения и других русских и пророссийских деятелей.


Российский след


В Российской Федерации деятельность организации «People in Need» также имеет достаточно давнюю историю. Они действовали в России ещё со времен Первой чеченской войны, занимаясь гуманитарной и правозащитной деятельностью в Чечне и Ингушетии.


После начала Второй чеченской PIN в 2000 году вернулась в регион, чтобы возобновить деятельность.


А затем в 2005 году деятельность «People in Need» в России была внезапно запрещена. Причём запрещена с громким скандалом, который западным «правозащитникам» так и не удалось полностью замять.


До этого PIN под предлогом благотворительности действовала в Чечне. В частности, распространяла гуманитарные грузы и создавала для чеченских женщин курсы кройки и шитья, изучения английского языка и компьютерной грамотности.


Однако в декабре 2004 года в подвале женского центра «Иман», организованного PIN, был обнаружен и уничтожен российскими силовиками известный ваххабитский боевик Иса Сакаев, помощник террориста Шамиля Басаева и главарь банды в Шалинском районе Чечни.


В схроне, где он прятался, был также обнаружен целый склад с оружием, в том числе автоматы, 2 гранатомета «Муха», 4 гранаты «Ф-1», противопехотная мина, 6 фугасов, 15 килограммов пластита, радиостанции «Кенвуд», подготовленные к использованию в качестве дистанционных детонаторов, а также 3 поддельных заполненных бланка служебных удостоверений сотрудников милиции, несколько удостоверений ФСБ, Минобороны России и военной прокуратуры.


Тогдашний глава МВД Чечни Руслан Алханов заявил, что там же нашли подпольную типографию для изготовления этих поддельных документов.


По оперативным данным, центр «Иман» длительное время использовался террористами для встреч лидеров так называемых джамаатов.


Итак, как минимум имеем:


— координацию деятельности террористов;


— укрывательство террористов;


— незаконное хранение оружия;


— подделку документов.


Это, кстати, не единственный зафиксированный случай сотрудничества «PIN» с террористами. До этого в августе 2004 года был задержан 26-летний Юнус Макаев, который работал в другом центре этой организации. Его обвинили во взрыве автомобиля «Урал» тюменского ОМОНа и ряде других преступлений.


И кто знает, сколько ещё террористов укрывалось за правозащитной ширмой, сколько денег передала эта организация террористам, сколько разведывательной информации собрала для них и их американских кураторов?


Несмотря на это глава «PIN» назвал запрет деятельности организации в РФ «прискорбным, необоснованным и несправедливым».


PIN и евромайдан


Стараясь заслужить побольше «печенек» от своих работодателей из USAID, лидеры PIN активно действовали на евромайдане в Киеве. В частности, именно они организовали так называемую «Медицинскую сотню», а также осуществляли организационную и методологическую поддержку государственного переворота.


После переворота PIN не прекратил свою деятельность на Украине, а лишь перенаправил свои усилия на организацию деятельности так называемых «волонтёров», активно поддерживающих боевые действия на Донбассе со стороны киевской карательной группировки.


В частности одним из проектов PIN по поддержке карателей стал «Зимний блокпост», задачей которого стало обеспечение карателей из ВСУ всем необходимым (что является прямым нарушением всех возможных норм правозащитной и благотворительной деятельности, поскольку для гуманитарных организаций любая поддержка кадровых военных и парамилитарных бандформирований прямо запрещена).


Структура PIN на Украине и в Новороссии


1. Офис в Киеве, от 5 до 10 человек. Руководит всегда иностранец (сейчас это женщина, гражданка Франции). Все остальные граждане Украины.


2. Офис в Славянске. Очень большой, от 120 до 150 человек.


В основном все члены протестантских сект, переселенцы из ДНР (для них брать на работу в Славянске именно переселенцев и сектантов – это очевидный приоритет, с целью последующего заброса их обратно в ДНР).


Руководит офисом иностранец. В Славянске находится и главный специалист по безопасности ПИН в Украине (тоже иностранец). Он периодически приезжает в ДНР и в ЛНР.


3. Офис в Донецке, от 50 до 70 человек.


До последнего времени формально руководила гражданка Киргизии Дина Уразбаева, но с сентября 2015 года фактически офисом руководит Екатерина Свириденко (заместитель главы офиса).


Вторым по значимости является глава службы безопасности – Владислав Розанов (дончанин, житель Калининского района). Неоднократно проходит специальное обучение в Славянске и в Киеве. Официально он отвечает за безопасность сотрудников, а неофициально руководит сбором разведданных из ДНР (военного, политического и социально-экономического характера) и регулярно отправляет их по внутренней почте в Славянск. Напрямую подчиняется исключительно главному специалисту по безопасности ПИН в Славянске.


Потом по иерархии идут начальники отделов. В Донецке их три.


А) Отдел продуктовой помощи и гигиены (сокращённо FOOD, то есть еда). Им руководит Олег Дзядик. Он работает в основном с группой волонтёров МОСТ, через которую раздаётся вся гум. помощь из ПИН. Это единственный субагент ПИН, не считая членов сект, которые иногда раздают помощь (в основном развозят её по домах таких же сектантов).


Б) Отдел восстановления жилья (сокращённо SHELTER, то есть жилище). Им руководит Наталья Кожохарь (жительница Ханжонково). Занимаются установкой дешёвых и низкокачественных пластиковых окон.


В) Отдел по восстановлению водоснабжения (сокращённо WATER, то есть вода). Им руководит Иван Игнатов (житель Донецка). Через этот отдел ПИН нелегально ввозит различное оборудование, в том числе — и для водоснабжения, потом его частично отвозят в ЛНР.


Очень тесные связи у ПИН с американской организацией «MercyCorps», руководитель которой, Оксана Микитенко, недавно арестована МГБ ЛНР. Представитель «MercyCorps» Стюарт Виллкатс неоднократно приезжал в Донецк (селился всегда в отеле Рамада).


Также PIN арендует большой склад по ул. Баумана в Донецке. Им руководит Эдуард Карпенко (доверенное лицо Екатерины Свириденко).


4. Офис в ЛНР, около 10 человек. Находится г. Стаханов. Руководитель офиса регулярно приезжает в Донецк, где беседует за закрытыми дверьми с руководителями офиса в Донецке и со специалистом по безопасности ПИН.


PIN в Новороссии


Несмотря на свою явную русофобскую деятельность и поддержку евромайдана и карательной операции киевского режима, пользуясь тем, что Новороссия пока не является частью Российской Федерации и на неё не распространяется действие российских запретов, грантоеды из «People in Need» развернули активную деятельность на территории ЛДНР.


Руководители PIN в Новороссии Екатерина Свириденко, Олег Дзядик и Владислав Розанов прошли специальный инструктаж (как вести себя при возможном задержании в ДНР, как отвечать на вопросы при допросах). Инструктаж проводил в Донецке летом 2015 года гражданин Польши Михал Пшедлацки.


Впоследствии Пшедлацки уехал из Украины и сейчас работает в структуре PIN в Сирии в качестве главного эксперта по безопасности (где эта организация также занимается шпионажем и пропагандой в пользу США).


Волонтёрская группа «МОСТ», организованная PIN, регулярно предоставляет своему руководству в Киеве мониторинг настроений населения ДНР, формирует списки доверенных лиц чиновников ДНР, недовольных ситуацией в ДНР, подготавливает почву для создания несистемной оппозиции.


Руководитель донецкого офиса Свириденко активно сотрудничает с заместителем министра иностранных дел ДНР Мнухиным и заместителем таможенной службы ДНР Ерёминым. Не на безвозмездной основе.


Свою гуманитарную помощь PIN раздаёт практически исключительно среди членов различных протестантских церквей, независимо от их финансового состояния. Среди них же вербуются осведомители, а также разжигаются и поддерживаются недовольство и протестные настроения. Также завербованные активно ведут антиреспубликанскую агитацию в соцсетях, разжигая антироссийские и антиреспубликанские настроения в стиле «Россия нас бросила» и «Лучше вернуться в Украину».


Одновременно ведётся сбор разведывательной информации военного, политического и социально-экономического характера, регулярно осуществляются попытки вербовки чиновников ЛДНР, в том числе с «выделением им персональной гуманитарной помощи».


Деятельность PIN на территории ДНР осуществляется с разрешения аккредитационной комиссии.


Не забывают сотрудники PIN и о личном обогащении. Так, например, в ноябре 2015 года сотрудник PIN, член евангелистской секты Сергей Сапрыкин, при раздаче продуктовых наборов предложил одинокой пожилой женщине переписать на него квартиру, а взамен обещал ей оказывать регулярную гуманитарную помощь. Женщина позвонила на горячую линию МГБ и сообщила об этом. В дальнейшем инцидент был замят, а Сапрыкин продолжает работать в организации.


После всего изложенного у меня остаётся только пара вопросов:


1. Как организации с таким длинным и грязным шлейфом русофобской деятельности и шпионажа в пользу США (и СБУ) удаётся продолжать свою деятельность в ЛДНР? Как её вообще туда допустили и выдали аккредитацию (при том, что есть достаточно много и нормальных, ни в чём не запятнанных благотворительных организаций, готовых сотрудничать с российскими волонтёрами?


2. Куда смотрят силовые ведомства ДНР, если на месте не видит того, что видно даже из Москвы?





Александр Роджерс


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...