Загрузка...

Как украинские патриоты защищаются от реальности

19.08.2016 07:25

Мышление украинских патриотов, которые изо всех сил пытаются защитить свою зону комфорта, - это страшновато, конечно, выглядит, если всматриваться в логику...

2620

В Воображаемой Украине герои не умирают. И не убивают, и не насилуют детей…


В этом они мало отличаются от какой-нибудь жены алкаша и дебошира, которой очень не хочется признаваться, что полжизни она угробила и уходить надо уже прямо сейчас. Признаваться в том, что жизнь загублена собственной ошибкой — страшно. Уходить в неизвестность, рвать с родным человеком — страшно. Проще убеждать себя и окружающих, что муж — прекрасный человек, не без недостатков, но самый лучший, вы на остальных-то посмотрите.


Это, конечно, очень наглядно проявляется у разных Ален Балаб и Романов Бочкал, но куда страшнее это выглядит у более умеренных. Они, в отличие от балаб, свою точку зрения пытаются хоть как-то аргументировать, и вот на этой аргументации логика жены алкаша расцветает пышным цветом.


То есть, логика там, конечно, ложная, а приводимые свидетельства не выдерживают критики. Это последняя попытка себя обмануть и остаться в зоне комфорта, которая трещит по швам.


Ситуация: арест Мирославы Бердник. Писателя, публициста, оружия в руки не бравшей. Ребята, говорит здравомыслящий человек, вам вообще нормально, что здесь Оруэлл как бы расцветает пышным цветом, что за «мыслепреступление» арестовывают – нормально, да? Вы же, ребята, жаловались в 2013 году на то, что в России трудно живется инакомыслящим – митинги незарегистрированные разгоняют, ЛГБТ-пропаганду запретили. Жаловались, да? Так вот, догнали и перегнали.


Приходит украинский патриот. Человек с хорошим, светлым лицом. И говорит: «Ну знаете, почитал я Бердник. Нельзя же так писать, вот здесь она передергивает, и здесь, и здесь».


То есть, как бы легитимизирует ее арест. Мыслепреступлением Бердник легитимизирует. И вот что интересно: рассказали бы этому патриоту про такую ситуацию году в 2012 – не поверил бы. Возмущался бы, негодовал.


Да если бы даже сейчас рассказали, что, скажем, к Аркадию Бабченко ФСБ пришла – негодовал бы. Петиции бы подписывал, мол, свободу журналисту, которого кровавый режим тиранит.


Ну хорошо, уйдем в принципе от политики. Допустим, патриоту рассказали эту ситуацию с упоминанием того, что она произошла во Франции. В Англии. В Америке. В Буркина-Фасо. Осудил бы. Точно говорю, осудил бы.


Потому что патриот, в принципе, хороший. Только ему очень страшно.


Ему страшно думать. Потому что включить мышление – это не только потратить много ценной глюкозы. Включить мышление – это признать, что Майдан не добился ничего хорошего. Что верхушка по-прежнему олигархи, что его друзья убивают людей, что на границе страны идет война, а внутри страны – 1984 год, Джордж Оруэлл, аресты за мыслепреступления и лайки в социальных сетях.


Я два года пыталась объяснять, показывать, задавать вопросы. Бесполезно, мышление не включается. Очень страшно включить мышление. Это повлечет за собой выход из зоны комфорта.


Зона комфорта – это воображаемая Украина. Воображаемая Украина бодро движется в Европу, занудных чинуш сменили «свои люди», говорящие современным языком (ну, например, Зорян Шкиряк). В воображаемой Украине хорошие, добрые друзья сражаются с агрессией безнадежно устаревшего Путина и защищают мирных жителей от его произвола, не щадя своей жизни. Патриоту, у которого водятся деньги, которого окружают чудесные люди, хорошо живется в этой воображаемой Украине.


Разбить эту зону комфорта, признать, что творящееся вокруг – это нехорошо, патриоту страшно. Потому что быстро и весело исправить это в хорошей компании не получится. Потому что придется признать, что друзья-рыцари лгут в глаза. Что два с половиной года назад, выйдя на Майдан, он сам подтолкнул Украину в этот оруэлловский ад.


Поэтому он не признает очевидного и будет всячески защищаться от реальности.


Очень жаль и совершенно непонятно, что с этим делать.



Анна Долгарева


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...