Загрузка...

Казахстан — земля казахов

14.06.2016 14:04

Чтобы понять, до какой степени можно раскачать Казахстан, достаточно посмотреть на Сирию, которая до недавнего времени была процветающей страной...

56179f1723a38казукр

Националисты Украины и Казахстана объединены русофобией…


Именно так, совсем недавно, хотел переименовать страну её глава, Нурсултан Назарбаев. Входит ли в  эту программу также возрождение султанов и баев, осталось неизвестно, но с  учётом «опоры на национальные традиции»  это не было бы слишком удивительно. А перемены в республике идут, и идут они в совершенно определенном направлении.


Если есть султан, должны быть и баи


 «Для обеспечения рационального и эффективного использования земель сельхоз. назначения, принят ряд мер, направленных на введение земли в рыночный оборот» — сообщают  правительственные источники. Только на этот год запланировано продать около  двух миллионов  га угодий, и это прежде всего пахотные земли. Таким темпами через 15-20 лет вся пахотная площадь в республике, включая знаменитую  целину окажется  в руках новых «баев». Разумеется, РК обширна, и там есть ещё  сто миллионов га «земель запаса» не считая пастбищ — но и аппетиты землевладельцев  также растут постепенно. К баям, их дальнейшей роли в обновленном Казахстане  мы ещё вернемся, а пока посмотрим на население, которым будут володеть и управлять  новые хозяева жизни.


В 2016 году в РК проживало 66% казахов, 20% русских, 3% узбеков, и десять процентов — представители ещё ста наций и народностей, при стабильной численности населения страны (16,7 млн. в 1990-м году, 17,7 млн.  в 2016-м). Но в рамках этой стабильной численности идут весьма значительные и драматические изменения национального состава, которые будут иметь долговременные последствия.   Так, если согласно переписи населения СССР  в 1989 году во всем Союзе проживало всего 8,1 млн. казахов, то в 2016 году только в Казахстане проживало уже  11.7 млн., а месте по всем республикам СССР, число этнических казахов  составляет сейчас около 13 миллионов человек, из которых 90% в настоящий момент проживает в самом Казахстане.


Такой значительный прирост казахского населения — почти в полтора раза за четверть века — объясняется не только рождаемостью и политикой по переселению этнических казахов в Казахстан (потоком оралманов — «возвращенцев» – казахов-репатриантов из стран Азии),  но и переопределением «в казахи»  тех, кто ранее по иному определял свою национальную принадлежность — процесс, характерный для многих республик, строящих своё национальное государство на основе приоритетов  для титульной нации.


При этом на момент распада Союза казахская и русская общины были почти равны по численности: 6.5 млн. казахов и 6.2 млн. русских, по переписи 1989 года, то есть, на тот момент, в республике проживало около сорок процентов казахов и 38 % русских.


Минус полпроцента в год


Этот процесс — сокращение русского и прирост казахского населения с типичным темпом около полупроцента в год продолжается и сейчас. Так,   динамика сокращения русского населения  РК за последние годы (а это минус 4% с 2009 года)  не показывает, что эта долговременная тенденция  последних трёх десятилетий  хоть как-то изменилась или ослабла.


В отличие от многих республик Средней Азии это сокращение русского населения в целом не вызвано экономическими причинами: так, уровень жизни, зарплаты,  финансирование социальной сферы  в РК вполне сопоставимы с российскими. Причины здесь, скорее, в другом. Для того чтобы понять людей уезжающих из Казахстана, достаточно попробовать найти на улице РК, к примеру,  русского милиционера. И если среди  взрослого населения русский — это каждый четвёртый житель, в по ряду районов до половины,  то среди представителей силовых структур,  правоохранителей, влиятельного чиновничества картина совершенно иная. Лучшего способа, невзирая на всю толерантную риторику Назарбаева, сказать народам: «Это НЕ ваша страна, это страна казахов, здесь для вас перспектив мало»,  наверное нет.


Этот небольшой обзор позволяет сделать  вполне обоснованный прогноз по республике Казахстан на ближайшие пятнадцать-двадцать лет: это дальнейшее  последовательное сокращение русского населения, примерно до уровня 10-15% от всей численности населения республики (и нет никаких обстоятельств, которые позволяли бы  надеяться, что этот отток русского населения  сократится) и  рост доли казахского населения в республике до 75-80%. Также часть доли выбивающих русских займут узбеки и представители иных национальностей Средней Азии. Причём  драматические события  могут намного ускорить и приблизить этот прогноз.  Вряд ли этот процесс цивилизационного и национального размежевания можно остановить какими либо шагами властей России или Казахстана: это может быть остановлено только на пути полного прекращения строительства в РК национального государства казахов,  что пока не просматривается даже теоретически.


Естественным следствием этого процесса станет изменение религиозного состава региона с полным и тотальным преобладаем мусульманской уммы (в 1991 году регион скорее можно было определить как православный, в связи с немалым количеством крещеных в православие казахов). Поскольку значительная часть населения, и прежде всего молодежь будут при этом новообращенными мусульманами —  нетрудно предсказать довольно  быструю салафитизацию религиозных общин и  качественный рост  исламского экстремизма, появления заметного (ныне почти отсутствующего) фактора  агрессивного «политического ислама» в общественной жизни.


Так что радоваться последним новостям из РК о том, что: «все экстремисты в Актюбинске выявлены и  уничтожены» не стоит. Объективно идущие процессы неизбежно ведут к тому,  что на место каждого убитого спецназом экстремиста завтра встанет два, затем четыре, затем восемь … и затем … затем мы не узнаем нашего южного соседа.




Патриотам Казахстана …


При этом казахам, патриотам Казахстана — я употребляю это выражение без всякого сарказма — следует понимать, что всё то, что они так последовательно одобряют и поддерживают,  рост численности и доли казахского население, «повышение его роли», и другие признаки построения казахского национального государства имеют свою объективные негативные последствия, которые вряд ли можно преодолеть, даже действуя  в рамках самой разумной политики. Это исламизация, архаизация, и затем — цивилизационная изоляция Казахстана от передовых европейских народов, включая русский народ, естественная смычка республики с народами отсталыми, живущими в среде религиозной архаики,  культурно-духовный союз с религиозными автократиями Востока, и другие очевидные и существенные последствия.


При это никакое «укрепление государства», его антитеррористических структур и сотрудничество в рамках ОДКБ,  сколь угодно остро нацеленное против растущего религиозного экстремизма —  лишь ударит по последствиям этого объективно идущего процесса архаизации, исламизации и следующей за этим  культурной изоляции, но не отменит и даже не задержат его – скорее, насилие может подхлестнуть этот процесс.


И вот здесь появление в Казахстане новых «баев»,  крупных землевладельцев,  с которых мы начали , имеет и другую сторону: если уж архаизация неизбежна, то неизбежно и возрождение традиционных азиатских практик управления провинциями и их населением,  с опорой «султана»на местную земельную аристократию, «крепких хозяев», держащих  в кабале и полном повиновении значительные массы бесправного сельского населения, и контролирующих настроения уммы. Это вполне рабочая модель, которая может обеспечивать стабильность десятки лет. Другое дело, что эта модель, обеспечивая временную  тактическую стабильность,  на другом полюсе непрерывно накапливает динамит для  взрыва народного гнева, который могут использовать как внешние игроки, так и сами представители правящих элит, в рамках всегда возможного жесткого межэлитного конфликта – например из-за вопроса престолонаследия.


Вся   ситуация в Средней Азии  в среднесрочной перспективе осложняется  именно этим обстоятельством,  приближающейся  и неизбежной  эпохой смены региональных элит.  Исторически «среднеазиатская весна» с крахом части пост-советских режимов в регионе совершенно неизбежна. На грани смены элит и режим Назарбаева,  и режим Каримов, и Рахмонов, и целое поколение руководителей регионального уровня, которые уйдут в политическое небытиё вместе с ними. Кто их сменит – большой вопрос. Россия в вопросе вскармливания  новых элит для своих  соседей и союзников  традиционно проявляет полную беспечность, рассчитывая, по всей видимости, договориться с тем «кого выберет народ Казахстана» (Таджикистана и тд). Проблема, что в рамках существующих в Средней Азии  моделей «народ» как правило ничего не выбирает, а лишь призывается единодушно одобрить выбор, сделанный за его спиной  довольно  узкой прослойкой лиц.  Работа по выращиванию  элит системно  игнорируются нашей политикой, и формирование национальных элит в республиках все последние четверть века  идет под сильным воздействием иных иностранных  игроков.


Взрыв  Средней Азии неизбежен, он подготовлен и объективно, идущей демографической  национальной и религиозной перестройкой региона, он подготовлен субъективно,  в силу культивируемой десятками лет модели слабой политики России в регионе,  он подготовлен ситуационно, предстоящим неизбежным трансфертом элит.   Как будет выглядеть регион после  этих событий  — прогнозируется с трудом, и в значительно степени зависит от факта, решимости  и целей появления  в регионе  вооруженных «вежливых людей».  Но «во время перемен» жить в Средней Азии точно будет не вполне уютно, особенно русским,  другим  европейцам, а также тем жителям  Средней Азии,  которые приняли европейскую культуру и не очень хотят возврата к архаике и диким «традициям».


Чтобы понять, до какой степени можно раскачать Казахстан, достаточно посмотреть на Сирию, которая до недавнего времени также была мирной процветающей страной, одной из самых культурных и светских в регионе, где представители разных народов и религий вместе  жили, трудились и строили планы на будущее.


Тем, кто ещё не уехал из Казахстана и Средней Азии стоит задуматься о своих планах, детях,  и перспективах региона. Если не уезжать,  то задуматься  о российском паспорте стоит точно.  Акелла скоро промахнётся, но дело даже не в этом. Лозунг «Шал кет!» («Старик, уходи!»), вскоре смениться таким же лозунгом, но на многих языках региона («Старики, уходите!»), и Средняя Азия закипит.


Готовы ли мы к этому – большой вопрос.


Скорее нет, чем да, не так ли?



Борис Борисов


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...