Загрузка...

Прощание с «восьмёркой»

30.06.2013 10:56


17-18 июня на берегу озера Лох-Эрн в Северной Ирландии состоялась очередная, 39-я по счёту, встреча глав восьми ведущих государств современного мира: США, Великобритании, Франции. Германии, Японии, Италии, Канады и России. В центре внимания собравшихся оказались два вопроса: ситуация в Сирии и создание, по сути, единого финансово-экономического пространства между Евросоюзом, США и Канадой.

Ожидалось, что по «сирийской проблеме» будет принята резолюция, отражающая позицию Соединённых Штатов и их союзников, а Россия под давлением единого фронта западных держав будет вынуждена либо подписать данный документ, либо покинуть «клуб восьми». Однако ничего подобного не произошло: в итоговой декларации саммита G8 оказались формулировки, практически полностью соответствующие именно российской, а не западной позиции.
О том, почему подобное могло произойти и каковы дальнейшие перспективы одного из самых известных неформальных структур мировой политики рассказывают наши авторы.
История «Большой восьмёрки» началась, по большому счёту, весной 1965 года, когда президент Франции Шарль де Голль предъявил федеральному казначейству США несколько миллиардов американских долларов для конвертации в «презренный жёлтый металл». И вывез из Америки в подарок «прекрасной Марианне» три тысячи тонн полновесного золота. Примеру французского «паладина» последовали другие союзники США по НАТО, золотые запасы Форт-Нокса снизились почти вполовину: с 21 тысячи до немногим более 10 тысяч тонн, и уже в марте 1968 года Линдон Джонсон прекратил свободную конвертацию долларов в золото. А 15 августа 1971 года следующий президент США, Ричард Никсон, объявил о полной отмене золотого обеспечения доллара.
Для мировой экономики это означало не просто отказ от Бреттон-Вудсских соглашений, но утрату всей системы координат. Инерции могло хватить максимум ещё на несколько лет, а затем начинался неизбежный хаос. 
Надо отдать должное американской элите: в этих очень непростых для себя условиях она проявила максимум гибкости и изобретательности, во-первых, договорившись с Советским Союзом об установлении «статус-кво» (политика разрядки), во-вторых, убедив своих самых мощных союзников принять доллар в качестве мировой резервной валюты, выделив им часть доходов от эмиссии ФРС, а в-третьих, договорившись с «красным Китаем» о переносе на его территорию значительных производственных мощностей американских и других западных корпораций (в качестве «подарка» КНР в 1971 году предоставили место постоянного члена Совета Безопасности ООН с правом вето).
«Гением» этой челночной дипломатии в то время проявил себя Генри Киссинджер, который и поныне, будучи глубоким старцем и не занимая никаких государственных постов, является одной из ключевых фигур американской внешней политики. Не случайно именно он прилетал на переговоры с Путиным, когда Хиллари Клинтон, Майкл Макфол и Ко явно перешли границы допустимого в отношениях с Россией.
Что касается «Группы шести» (G6), то с 1975 года она функционировала в составе США, Японии, ФРГ, Великобритании, Франции и Италии, а на следующий год к ним с подачи США и Великобритании присоединилась также Канада, усилившая «англосаксонское» представительство в этом неформальном межгосударственном органе «свободного мира». В период своего расцвета, в конце 80-х годов, «Семёрка» производила свыше 60% мирового ВВП и фактически вершила судьбы мира, определяя все стороны жизни тогдашнего человечества.
О том, как стремились присоединиться к ней российские «реформаторы», после развала Советского Союза объявившие своей целью построение в нашей стране «рыночной демократии», можно слагать целые поэмы. И в 1996 году, чтобы поддержать кандидатуру Бориса Ельцина на президентских выборах, лидеры стран «Семёрки» наконец-то приехали в Москву, после чего российское участие в G7 стало постепенно расширяться, а сама G7 – преобразовываться сначала в G7 1, а затем и в G8. 
«Точкой невозврата» в этом процессе стал 2006 год, когда российский президент в лице Путина впервые полноценно председательствовал на встрече мировых лидеров в формате «Большой Восьмёрки» в Москве. Одной из причин тому стал быстрый рост российской экономики, которая после провала 90-х годов снова стала играть заметную роль на мировой арене – правда, пока только в качестве поставщика сырья и энергоносителей. 
Мировой кризис 2008-2009 годов, прежде всего, зафиксировал серьёзное перераспределение ролей на международной арене: прежние «центры мира» постепенно отходят на периферию, а их место занимают более динамичные и крупные развивающиеся страны. К тому же, американцы вот уже добрый десяток лет делятся со своими союзниками не доходами, а долгами, заставляя их скупать свои «ценные бумаги».
Долговая пирамида США непрерывно растет, и только за последние 7 лет она увеличилась почти вдвое, с $9 трлн до $17 трлн. Быть «союзником» США сегодня стало и невыгодно, и опасно. Но, похоже, американские элиты сегодня до конца не осознают, что ситуация для них складывается ещё хуже, чем это было в конце 60-х—начале 70-х годов. И продолжают действовать по инерции. Которая уже через несколько лет будет исчерпана.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...