Загрузка...

Крокодильи слёзы: укроСМИ «сочувствуют» беженцам в Россию

26.11.2015 10:09

Постойте, так это же «ватники и колорады», разве нет? Все настоящие укры не могли выехать в «страну-агрессор». Так отчего горчинка в скупой мужской слезе?

221-530x352


Так как «неполживые» украинские СМИ вдруг во весь голос затрубили о том, что кровавый путинский режим закрывает пункты временного пребывания беженцев из Украины в духе «с вещами на выход», мы, будучи очень въедливыми и дотошными гражданами, решили разобраться, в чем дело. Согласитесь, подвохом тянет за версту. «Куда пойдут те, кто не нашел другого места жительства?» – рыдают крокодильими слезами укрожурналисты.


Постойте, так это же «ватники и колорады», разве нет? Все настоящие укры (true-версия) не могли выехать в «страну-агрессор», т.к. это не укладывается в линейное миропонимание «жовто-блакытного» существа. Так отчего горчинка в скупой мужской слезе? Ну, не найдет себе крова над головой донецкий или луганский «террорист» — и что? В общем, понятно, что такой гипертрофированный интерес укроСМИ к этой теме связан только с тем, что гадость про Россию написать надо, а собирать ежедневно хоть сколько-нибудь адекватный материал в данном ключе — проблематично. Собственно, зачем собирать, если можно придумать?


Нет, к Новому году действительно планируется закрытие всех оставшихся пунктов временного размещения беженцев. Вот только на улицу людей, мягко говоря, никто выгонять не собирается. Понимая, что «свидомый укр» поверит только «свидомому» источнику или словам какого-нибудь, по их мнению, сверхчеловека, полубога и демиурга из «цивилизованного мира», обратимся к комментарию вполне респектабельного представителя Агентства ООН по делам беженцев в России, сказавшего, что Россия приняла более миллиона украинцев, которые приехали из-за вооруженного конфликта.


«Это стало примером того, что России нужны мигранты. Их не увидишь на улице. Около 20 тысяч человек живут в центрах временного проживания, а все остальные сами обеспечиваются. Им предоставляли право на работу, они ее нашли и живут». http://ria.ru/world/20151008/1298814951.html#ixzz3rGtMPUAU


А вот что говорит по этому поводу руководитель ФМС РФ Константин Ромодановский:


«Порядка 400 тысяч человек получили статус временного убежища в России. Количество тех граждан, которые планируют длительно проживать в России, превысило 600 тысяч человек», — заявил он и добавил, что 200 тысяч человек получили разрешение на временное проживание.


http://ria.ru/society/20151008/1298743154.html#ixzz3rGtjp8CI


Итак, получается, что из миллиона беженцев 400 тысяч получили статус временного убежища, а 200 тысяч – разрешение на временное проживание. Это 600 тысяч человек. При этом известно, что часть из них нашли работу и уже самостоятельно обеспечивают и себя, и своих близких, а часть просто проживает у родственников.


Представитель ООН сказал всего о 20-ти тысячах человек, находящихся в пунктах временного проживания, т.е., максимум о 2% от общего количества беженцев. Ну, и почему за полтора месяца, которые остались до закрытия ПВР, нельзя решить проблему 2%? По себе, что ли, судят?


Но все надо подтверждать цифрами. Наш хороший товарищ и, как теперь о нем говорят после разоблачения бандеровского подполья в Библиотеке украинской литературы в российской столице «главный друг украинского народа», депутат МО Якиманка г. Москва Дмитрий Захаров поделился данными по некоторым регионам Российской Федерации. Ситуация с количеством людей в ПВР примерно такова:


1.​ Саратовская область – 217 человек (2% от общего числа беженцев);


2.​ Архангельская область – 78 человек;


3.​ Ивановская область – 67 человек;


4.​ Липецкая область – 491 человек (2,9% от общего числа беженцев);


5.​ Кировская область – 96 человек (6,4% от общего числа беженцев);


6.​ Курганская область – 13 человек (1,4% от общего числа беженцев);


7.​ Псковская область – 41 человек (0,3% от общего числа беженцев).


Более-менее похожая ситуация наблюдается и в других регионах. Где-то вообще два человека на данный момент в ПВР проживают. Ну, и зачем содержать эти пункты?


Давайте посмотрим на подготовленную нами инфографику по ряду регионов РФ, после чего ситуация прояснится окончательно. В данной таблице наглядно показано соотношение общего количества зарегистрированных в разных регионах беженцев, а также те из них, кто получил статус «временное убежище» и участники госпрограммы по переселению соотечественников.


Таблица


То же самое в виде диаграмм:


графика1


Графика2


Графика3


Интересно, что людей, попросивших именно статуса беженца, практически нет. В зависимости от региона – это единицы, максимум — десятки человек. Во многих областях таковых вообще не зафиксировано. Соответственно, если человек не является беженцем, не просит временного убежища или не собирается получать российское гражданство, что он делает на территории РФ дольше установленного общими основаниями срока?


По российскому законодательству беженец — это лицо, которое не является гражданином Российской Федерации и которое в силу вполне обоснованных опасений стать жертвой преследований по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определённой социальной группе или политических убеждений находится вне страны своей гражданской принадлежности и не может пользоваться защитой этой страны или не желает пользоваться такой защитой вследствие таких опасений; или, не имея определённого гражданства и находясь вне страны своего прежнего обычного местожительства в результате подобных событий, не может или не желает вернуться в неё вследствие таких опасений.


Учитывая, что многие даже со статусом «временное убежище» вернулись обратно (об этом пишет Лариса Шеслер в статье «Украинские мигранты в России: чужие среди своих» http://antifashist.com/item/ukrainskie-migranty-v-rossii-chuzhie-sredi-svoih.html), можно сделать вывод, что речь действительно не идет о беженцах, коль скоро есть и возможность, и желание вернуться. Собственно, временное убежище это и предполагает.


Там же Лариса Шеслер сетует на то, что «…в рамках совершенно крохотных квот на выдачу разрешений на временное проживание этот вид легализации получить практически невозможно. Для примера, общее число квот по всей России составляет 181 тысячу. Вне квоты нельзя получить разрешение на проживание ни брата у сестры, ни племянника у тетки, ни внука у бабушки. Признаются только связь дети-родители и муж-жена».


Мы писали, что порядка 200 тыс. человек разрешение на временное проживание получили, что действительно говорит о заполнении квоты. Однако, непонятно: а в чем катастрофичность ситуации. Во-первых, среди тех, кто может получить такой статус вне квоты помимо «дети-родители, муж-жена», числятся люди, которые «родились на территории РСФСР или РФ либо имели в прошлом гражданство СССР» (а это все старше 1991 года рождения), а также «соответствуют иным условиям, которые могут быть предусмотрены законодательством».


http://sovetnik.consultant.ru/rvp/rvp_dlya_grazhdan_ukrainy_poryadok_i_osobennosti_polucheniya_2014-2015/


Смысл статуса «временное проживание» в том, что через 3 года человек оформляет вид на жительство с целью в будущем получить гражданство РФ. Т.е., для граждан Украины, выехавших из ДНР и ЛНР из-за, к примеру, военных действий, но не собирающимся оставаться в России навсегда, этот статус в принципе не нужен. Собственно, многие и возвращаются, если масштабных боевых действий не происходит. Достаточно сравнить улицы Донецка летом-осенью 2014 г. и сейчас.


Поэтому абсолютно логично, что подавляющая часть приехавших из ЛДНР получают статус «временное убежище». Лариса Шеслер считает, что большой проблемой данного статуса «является обязательное изъятие общегражданского паспорта взамен на удостоверение беженца и запрет покидать пределы Российской Федерации. Многие беженцы имеют родственников на Украине и в Донецкой области. Получив удостоверение вместо паспорта, они в принципе теряют возможность их навестить, хоть через границу ДНР, хоть через Харьков. А для многих эта невозможность является вообще неприемлемой».


Конечно, видеть родных и близких хотя бы изредка — большое благо, которого человека лишать нельзя. Но, позвольте, если у беженцев есть родные на Украине, к которым они могут приехать, зачем им убежище в России? Одно дело, когда человек хочет переселиться в РФ и тогда — госпрограмма по переселению соотечественников. И совсем другое — необходимость убежища в случае преследований разного рода на Украине. А тогда в чем проблема — получить удостоверение вместо паспорта?


Ведь, согласитесь, получается, что если люди сетуют на необходимость замены своего украинского паспорта на такое удостоверение из-за невозможности ездить на Украину, то они слегка лукавят насчет своих проблем на украинской территории. И такие товарищи, желающие улучшить свое материальное положение за счет России, действительно есть. Собственно, госпожа Шеслер фактически утверждает то же самое, говоря, что «значительная часть людей из 300 тысяч, получивших статус временного убежища, все же вернулись на Украину, не сумев вписаться в реалии российского законодательства.


Остались только те, кому уже совершенно нечего терять после потери жилья, близких или те, кому путь на Украину закрыт из-за политических преследований». Так и должно быть — убежище получает тот, кому путь на Украину по разным причинам закрыт. Остальные либо возвращаются, либо участвуют в программе по переселению соотечественников. Судя про представленной выше инфографике, люди принимают и то, и другое решение. А почему должно быть иначе?


А вот проблемы с политэмигрантами, на которые справедливо указывает в той же статье Лариса Шеслер, действительно весомы.


«Эта группа людей оказалась в самом тяжелом положении. Все проблемы с регистрацией у них присутствуют, но к этому добавляется то, что они не из Донецкой и Луганской областей, а, значит, не могут рассчитывать и на ПВР. В России существует статус политэмигранта, но он в законе от 1993 года оговаривает, что политэмигрантом может считаться только тот, кто приехал из страны с визовым режимом. Т.е., Украина сразу выпадает из этого списка. Остается – статус беженца или политическое убежище. Но я уже указывала, что этот статус невозможно получить в Москве и Московской области, а большинство политэмигрантов – люди, продолжающие заниматься своей деятельностью, правозащитной или журналистской, которые объединяются для общей работы со своими товарищами и коллегами. Естественно, это удобнее, когда ты живешь в центре. Но самой главной проблемой является то, что при получении статуса беженца изымается общегражданский паспорт. А это значит, что политэмигрант привязывается к месту регистрации, и, самое главное, не может выезжать по своей гуманитарной или другой работе в ЛДНР, в Белоруссию, на конференции в другие страны».


Касательно того, что этим людям удобнее проживать в Москве, — это действительно нюансы. Мало ли что кому удобно. А вот привязка к месту регистрации для политиков и общественников – то, с чем на самом деле стоило бы разобраться на законодательном уровне. Собственно, вот настоящее дело для правозащитников, с чем они, наверняка, справятся.


Естественно, российское законодательство не идеально, а чиновники не идеальны тем более. Вообще, капиталистическая модель сама по себе предполагает несправедливость. Однако, русская душа, русские культурные коды не капиталистические по своей сути – солидарность, сострадание, взаимовыручка определяют русского человека, в какой бы системе ему не приходилось жить и осуществлять свою деятельность. Поэтому капитализм в России лишь неудачная ширма и временное явление, связанное с геополитической и экзистенциальной катастрофой Советского Союза в его первой модификации. Мощное стремление к справедливости, заложенное в русском нутре неизбежно создаст и вторую, более совершенную модификацию. Но это в будущем.


А пока хочется успокоить коллег из укроСМИ – ничего страшного с украинцами, выехавшими из своей родной страны из-за ваших финансовых хозяев, которые отдали приказ бомбить их дома, не случится. Ведь русские считают украинцев братьями и ведут себя с ними соответствующим образом. Не рыдайте, коллеги. Все будет хорошо!



Павел Волков


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...