Загрузка...

Летчик Андрей Литвинов: Руководство Украины продолжает издеваться над своим народом

05.10.2015 09:32

С 25 октября прекращаются полёты по маршруту Киев - Москва

AEROFLOT


Киев конкретизировал дополнительные санкции в отношении России, вступившие в силу 22 сентября против 382 физических и 105 юридических лиц РФ. На сайте правительства Украины появилось сообщение о том, что решением Совета национальной безопасности и обороны Украины, введенным Указом президента Украины, принято решение о применении персональных санкций к отдельным субъектам РФ. В частности, дополнительные ограничения касаются российских авиакомпаний «Аэрофлот» и «Трансаэро» — им запрещено осуществлять полеты на Украину.


Москва приняла адекватные меры, и украинские авиакомпании больше не будут летать в Россию. Где-то и когда-то мы это проходили. О том, что делать, нам бедным и несчастным, что дальше, и  как быть беседуем с летчиком 1-ого класса, капитаном А-320, «Отличником Аэрофлота» Андреем Литвиновым (тем самым человеком, который отказался ждать иркутского губернатора на борту).


487613_481096295297345_465948849_n


— Я так понимаю, отсыпаетесь?…


-Да…  Я ночью летел, в час ночи, в Симферополь. А вернулся в семь утра.


В Симферополь? Интересно…Скажите, и часто вы летаете в Симферополь?


— Ну, как поставят. Бывает, что несколько раз в месяц, а бывает, что два-три месяца не попадаешь. Куда ставят лететь, туда и летишь.


— А вообще для «Аэрофлота» это необычно или в стандарте в Симферопольский аэропорт?


— Сейчас очень много рейсов на Симферополь потому, что люди отдыхать летят и в связи с присоединением Крыма мы выполняем много рейсов. Я не знаю сколько точно. Но много. Поэтому они у нас: и ночные, и дневные, и утренние. Ну, а как часто попадаем? Попадаем… Мы же по всей России летаем. То есть, такого нет, что какой-то экипаж ставят конкретно по каким-то маршрутам. Всегда они меняются. Разные направления.


— Ну, а скажите, по вашему ощущению пассажиропоток в Крым увеличился?


— Ну, конечно. Ну, вообще в Крым отдыхать много людей летают. Летали еще в те времена, когда у Украины он был. Но, а сейчас в связи с тем, что скачок валюты и сейчас отдыхать дорого за границей, люди едут в Крым, в наши курорты вернулись. Я сам отдыхал прошлым летом в Крыму по путевке от «Аэрофлота». Мне понравилось. Я бы с удовольствием туда еще бы раз туда съездил.


— Ну, а если проще сказать…. Свободные места есть?


— Есть, конечно. Очень много мини-гостиниц. Очень много частных квартир. Мне, что понравилось в Крыму: что любой человек с разным достатком может найти там отдых. То есть у кого денег побольше – это будет там отель, если у кого денег поменьше – он может снять частную квартиру ближе к морю, дальше от моря. Нет денег на ресторан, можно в кафешки зайти пообедать. То есть мне это понравилось. Любой человек может приехать туда отдохнуть в зависимости от его достатка.


— Андрей Александрович, скажите, пожалуйста, каким образом выполняется маршрут чисто технически или как профессионально называется по карте? Вы из Москвы вылетаете в Симферополь…. То есть вы облетаете что?


— Мы же по территории России летим. У нас трасса идет через Керченский пролив, и сразу в Крым попадаем.


— А в связи с украинскими событиями эта карта полетов как-то изменилась?


— Нет. В Крым как мы летали, так и летаем через Керченский пролив и попадаем сразу в Крым. Пока мост не сделали, конечно, авиация  спросом пользуется. Потому что как добираться? Только на пароме? Ну, это не всем удобно, не так быстро. Ну, а когда мост построят, я думаю, уже по мосту будут ездить люди.


— Как вы восприняли запрет украинских властей на рейсы российских авиакомпаний, в числе которых и ваш «Аэрофлот»?


— Ну, что тут сказать. Руководство Украины продолжает издеваться над своим народом. Потому что в ответ на эти меры они получили зеркальные меры, и теперь Россия будет запрещать полеты украинских авиакомпаний над нашей территорией. По статистике где-то процентов 70 – это граждане Украины. Это логично. Потому что россияне ездят туда, чтобы повидаться с родственниками, какие-то может быть личные контакты, дела, журналисты летают. А украинцы в основном ездят на заработки сюда, потому что там – это давно уже так, последние десять-двадцать лет – украинцы ездят сюда зарабатывать деньги. Поэтому это естественно, что 70% — это пассажиры граждане Украины. Получили ответную реакцию, ответные действия со стороны России. И это правильно. Потому что нельзя себя так вести.


Вообще втягивать авиацию в политику – это могут только глупые абсолютно бездарные руководители. Люди передвигаются. Твои граждане передвигаются. Ты мешаешь им своими действиями, то есть никакой опасности «Аэрофлот» не представляет, ни «Трансаэро», ни «Сибирь» — ну вообще гражданская авиация.


— «Сибирь» — «S7»,  по–моему, ее нет в списках, то есть они могут летать…


— Ну, нет. Они всем запретили. Они всем авиакомпаниям… Ну, пока там «Ютэйр» только. «S7», «Аэрофлот» и «Трансаэро» — вот трем компаниям они запретили. «Ютэйр» еще пока в стадии… Но по последним данным, вообще хотят запретить не только, чтобы самолеты летали российские, а вообще даже, чтобы пролетали над их территорией.


— Так я, поэтому и спрашивал про маршрут…. Территория-то закрытая получается или нет?


— Закроют с 25 октября. Прислали уведомление. Украинская сторона прислала уведомление, и министр транспорта комментировал эту ситуацию, что  с 25 октября мы также запретим полет над нашей территорией украинских самолетов украинских авиакомпаний. Что это даст? Мне непонятно, человеку, работающему долгое время в авиации. Я не понимаю смысл этих действий. Что вы хотите этим сказать? — Просто создать проблему своим гражданам.


— Расскажу анекдотичную историю: премьер-министр Украины Яценюк сказал, что: «Я в аэропорту Борисполя не могу находиться рядом с российскими флагами, которые нарисованы на наших самолетах».


— Ну, пусть он закроет глаза. Тем более,  судя по его огромным очкам, он вообще плохо видит. Поэтому пусть закроет глаза и не смотрит на российские флаги. Я не знаю… Наденет темные очки вместо своих. В конце концов, он может застрелиться — Яценюк на радость всем украинцам. Не хочешь ты смотреть – не смотри. Никто же тебя не заставляет смотреть.  Мы от «Аэрофлота» можем подарить ему – у нас от «Аэрофлота» выдают —  маску на глаза для сна. Давайте от «Аэрофлота» я подарю ему, чтобы его не раздражали российские флаги. Он будет приезжать в аэропорт, и надевать эту маску на глаза. Ну что можно сказать? Человек невменяемый.


— Украинская «клиника» – она давно уже всем понятна. Давайте вернемся к нашей теме. Скажите, вам часто приходилось выполнять рейсы в Борисполь и, наоборот, оттуда?


— Ну, в свое время я много летал в Борисполь во времена еще Советского Союза.  В Киев мы летали, когда уже Советский Союз распался. До последнего времени наша компания регулярно выполняла рейсы в Киев. Первые «звоночки» были, когда наши экипажи перестали пускать в город. У нас был рейс такой: мы вечером прилетали в Киев, оставались ночевать, а утром рано вылетали из Киева в Москву. Потом у власти Украины были скандалы. Перестали пускать экипажи в город. А отдыхать как? Прилетел экипаж – он должен отдохнуть. А его не выпускают. Первое время вообще ночевали в самолете. Но все это дело надоело. И экипажи стали жаловаться, что отдыха нет полноценного. И стали летать с разворотом.   То есть прилетаем — заправляемся и улетаем. Видимо, украинские власти предпочли вариант передвижения на железнодорожном транспорте, чтобы их граждане передвигались только поездами. Следующий шаг: поезда надо запретить. Не останавливать.


— Да не поезда надо запретить. Надо, знаете, что запретить? Транзитные переводы денег…


— (смеется) И это туда же. Что поделать? Вы знаете, когда гражданскую авиацию втягивают в эти конфликты, то в результате только люди страдают. На карте территория Украины – мы ее с легкостью облетим через территорию Белоруссии в обход Украины. То есть это не будет очень большими финансовыми потерями для авиакомпаний, потому что территория Украины маленькая. А вот как они будут облетать Россию? Ну, не будут летать… Ничего страшного.. Будут без авиации жить.


— Вот вы все о простых людях, а та же знаменитость – певица Лолита сказала, что ее эта тема вообще не волнует потому, что она ездит поездами, когда ей надо. Мы уж не берем Пугачеву…. Тоже поезда предпочитает, кстати….


— Умницы и Алла Борисовна, и Лолита. Но не все люди, как они, поездами ездят. Кому-то надо срочно передвигаться.  Разные ситуации у людей: кто-то умер, какая-то срочная командировка. У Лолиты запланированная поездка. Если гастрольный график, они обсуждают это заранее: когда ей нужно приехать, когда уехать. Это понятно. А если человеку срочно нужно, то, конечно, нужен самолет.


— Так 25 октября  закон вступит в силу, и какие наиболее оптимальные маршруты могут быть для тех, кому срочно? Что бы вы посоветовали простым людям и не очень простым?…


— Я посоветую добираться до Киева через Минск. Это самый оптимальный маршрут. Люди прилетают в Минск, а от туда самолетами «Белавиа» — самолетами белорусскими летят в Киев. Это, конечно, увеличит время перелета пассажиров и за счет стыковки рейса увеличит время – ну можно было бы добраться за 2 часа – а теперь придется добираться за 5 часов. То есть увеличиться время перелета в связи со стыковкой и ожиданием транзитного рейса в аэропорту Минска.


— А ценовая политика очень большую роль сыграет в этом вопросе?


— Для пассажира – это, конечно, увеличит расходы на билет. Потому что сперва надо долететь до Минска, а с Минска долететь до Киева. Я не знаю, сколько стоит перелет от Минска до Киева белорусскими линиями. Но, возможно, это увеличит. Но не намного. Потому что в любом случае до Минска ближе лететь, чем до Киева. Поэтому билет стоит дешевле, если лететь из Москвы. Ну, за счет того, что пересадка…  Может быть, белорусские авиалинии воспользуются этой ситуацией и немножко поднимут цены на билет, чтобы заработать. Но, я не думаю, что намного.


— Андрей Александрович, как известно история повторяется. У нас же с Грузией была похожая проблема. Но как-то быстро она решилась.  


— Понимаете, можно разделить парламенты, президентов – в разные стороны развести и они там могут не общаться. Но развести народы – это невозможно. Потому что у нас за столько столетий все настолько переплетено. Ну как так можно? У меня у самого в Киеве живут две тетки. Ну, как мне можно запретить с ними общаться или им со мной? Можно создать мне неудобства для того, чтобы я в Киев попадал через Минск. Ну, я буду попадать через Минск, а они будут тоже на поезде ехать или на самолете лететь. То есть создать неудобства своему народу можно.Можно. Но разделить его – невозможно.


Президенты приходят и уходят, а люди остаются. Все равно нам жить. Мы соседи. У нас много родственников на Украине и также у украинцев много родственников в России. И никуда нам друг от друга не деться, как бы этого не хотелось некоторым партиям или движениям. Куда деваться? Это все равно, что жить в коммуналке и объявлять санкции соседу и давать слово, что ты не будешь с ним видеться никогда. Но все равно откроешь двери, будешь сталкиваться с соседом. Тоже самое и с Украиной. Все это перемелется. Все это пройдет через какое-то время. Все воссоединится как в Европе.  Жалко, что пройдет много времени. И будем терпеть эти неудобства, связанные с политиками, которые сейчас вершат наши судьбы.


Это все пройдет. Они уйдут эти политики. Придут другие им на смену.  И все будет по-другому. Может перевернуться все на 180 градусов.   Американцы от них отвернуться. Европейцам они не нужны. Это понятно. Может это кому-то непонятно? Но, посмотрите, на ту же Сербию, которая пытается долгое время попасть в Европу.   Никто ее там не ждет. А Украину тем более. Если сравнивать Украину с Грецией, то где Греция, а где Украина и то,  сколько там идет разговоров, как спасать Грецию. Чтобы не рухнула экономика европейская,  пытаются поддерживать Грецию.


— Как вы знаете, у нас сейчас основная тема другая. Это Сирия. Это что называется отдельный вопрос… Кстати по поводу Сирии?  Запрет полетов авиакомпаний российских в Сирию каким-то образом вас коснулся или нет?


— Не знаю. Я в Дамаск летал в свое время, когда там было все спокойно и хорошо. Сейчас, конечно, когда идет война, ни о каких полетах речи быть не может. Это, чтобы не случилась та же самая ситуация с малайзийским «Боингом». Потому что сейчас много обвиняют друг друга. Кто его сбил? Но я всегда задаю один и тот же вопрос везде, на который ответа не могу получить нигде. Когда у вас беспорядочно на территории  страны, я имею в виду Украину, летают беспорядочно ракеты, у вас идет гражданская война, почему вы не закрыли небо над территорией Украины для гражданских самолетов?  Ну, это же точно должны были сделать не ополченцы.


— И что отвечают?


— Нет ответа. Нигде. Никто мне не может ответить. Почему вы не закрыли небо над Украиной до того момента пока не наступит там мир и тишина и не будут беспорядочно летать «буки», ракеты и так далее? Тогда не было бы этой ситуации с малайзийским «Боингом».


— Вы, конечно, задели очень острую тему. Это действительно странно. Где переговоры с авиадиспетчером?


— Первое, если вы заинтересованы в расследовании этой трагедии, то вы должны были, хотя бы опубликовать переговоры между диспетчером и экипажем. Они все записаны.  Они нам рассказывают про то, что теперь куда-то пропал этот диспетчер. Ее не могут найти. Кто-то говорит, что ее убили. Есть версия, что она под программой защиты свидетелей. Какая разница, где она? Хоть на Луне. Переговоры же она не увезла с собой. Радиопереговоры они всегда остаются в записи. Поэтому, если вы заинтересованы в расследовании объективном, вы, хотя бы опубликуйте переговоры между диспетчером и командиром малайзийского «Боинга».  Тогда все профессионалы услышат причину, по которой была дана команда «Боингу» отвернуться на другой курс и поменять эшелон.


Для чего это нужно было делать? Он шел на своем эшелоне, со своей скоростью, со своим курсом. А потом стали отворачивать. Стали менять ему высоту. Для чего? По какой причине? Всегда, когда диспетчер дает команду отвернуть или снизиться – он всегда объясняет мне причину. То есть либо я конфликтую с другим самолетом, либо по воздушной обстановке, либо из-за грозы я меняю эшелон. Я меняю курс и обязательно докладываю диспетчеру об этих изменениях. Мы всегда с диспетчером договариваемся об этом. То есть я понимаю причину, по которой диспетчер меняет мне высоту, меняет мне курс. А почему здесь в этой ситуации нельзя опубликовать, обнародовать радиосвязь между диспетчером и командиром? Наверное, там есть что-то такое чего не нужно знать для объективного  расследования.


— Ну, вообще все мировое сообщество как-то против нас. Хотят  ввести практически Гаагский трибунал  против России…


— Вот–вот. Это суд, если так в переводе на русский. Это суд. Допустим, человек совершил преступление. Для того, чтобы дело передать в суд, сначала этим делом занимается Следственный Комитет. Следователи. Они выяснят причину, весь процесс и когда материалы собраны, когда обвинительное заключение подготовлено со стороны прокуратуры, это все передается в суд. Ну, а как можно организовать «трибунал», тот же суд, без Следственного Комитета? То есть, следствие не закончено, объективного расследования нет, а уже есть суд. Вы что и кого там судить собираетесь? Сначала надо провести расследование, а потом уже судить.


— Нет там речь идет немного о другом. Голландская сторона ведет расследование, причем расследование, почему-то закрытое, почему-то все это докладывается в Соединенные Штаты. Почему мы вето наложили на это расследование не просто так, да? 


— Да, правильно наложили…


— Был поднят вопрос на тему «судилища». «Нет», — сказала Россия и она имеет право потому, что каким образом, почему? Когда сбили самолет авиакомпании «Сибирь», которая по этой же причине стала «S7», летевшая из Израиля в Новосибирск. Вы знаете эту историю. Украина сбила. Никакого судилища же не было.  А здесь? Это называется политика. Им нужно доказать, что Россия виновата.


— Тут понятно. Здесь все шито белыми нитками и все это очевидно. Наложили вето. И правильно. Сначала давайте расследование проведем  и, если обвиняете российскую сторону, то дайте нам возможность предоставить свои материалы. Дайте нам возможность самим участвовать в расследовании. Пускай это будет международное расследование, пускай это будет открытое расследование. Непонятно, какой здесь секрет? Если вы хотите объективного расследования, никакого секрета здесь быть не может.


— До сих пор у меня вопрос. Почему эта израильская история «затухла»? Ведь Украина не признала, что они их сбили.


— Они не признали, потому что, во-первых,  надо было бы найти виноватого. Во-вторых, надо было бы компенсацию финансовую выплатить. А это очень большие деньги. Поэтому, зачем признавать? Лучше не признавать. Тоже не дураки.  Они потом в результате признали.


— Официально, нет. Я вам точно говорю. 


— А потом опять отказались. Они сначала долго-долго не признавали, потом признались, а потом, по-моему, поменялось руководство Украины, и они опять отказались от этого.  В результате, да. Вы правы. В результате они отказались от всего.


— Я просто не понимаю, чем тот самолет хуже малайзийского «Боинга»?


— Абсолютно тоже самое. Здесь, понимаете, случайность: ракету выпустили по израильскому самолету во время учений. Не специально сбивали этот самолет. А здесь специально сбивали. То есть, когда военный самолет поднимается в воздух и выпускает ракету по мирному самолету, то это не случайность. Это специально. Может быть,  просто перепутали самолеты. Может быть,  это провокация, либо ошибка. Ошибка в том, что хотели сбить какой-то другой самолет. Здесь версии могут быть разные. Но получилось то, что получилось. И так как этот самолет сбили специально, а не случайно, то о каких виновных может идти речь. Их спрятали или убили уже. Но правды мы не знаем. Как можно узнать правду? Это все равно, что преступник раскаялся, а он не хочет каяться.


— Вы согласны с тем, что это украинская история, украинская сторона?


— Знаете, я не следователь. Я не знаю, чья это сторона. И даже не хочу думать об этом. Но то, что мы правды не узнаем. Это точно совершенно. Это первое. Во-вторых, украинская сторона, мое мнение, как профессионала, должна была закрыть воздушное пространство над своей территорией. Вот это то, что должны были сделать не ополченцы. Это должны делать: правительство, президент, министерство транспорта. Вот это они должны были сделать. И если они этого не сделали и, произошла такая трагедия то, значит, на них лежит эта вина. Косвенно. Они не сбивали этот самолет. Но за то, что вы не приняли меры вовремя, вот это привело к трагедии. А кто там кого сбивал? Это и так все понятно.


Есть спецслужбы у нас, разведка, есть у нас спутники. Вы знаете, со спутника можно номер автомобиля разглядеть… Сейчас такая техника, что в режиме он-лайн работает. И как поднялся там военный самолет, если это был военный самолет или выпущена ракета была с какой-то территории, то это всё прекрасно все знают.  И прекрасно это можно видеть на космических снимках кому это принадлежит, кто контролировал ту или иную территорию – это все видно.  И объективно это можно расследовать в течение недели. Максимум месяца. Все это известно, но это не обнародуется. Раз это не подается огласке, значит, это спланированная акция.


— То есть вы считаете, что украинская сторона причастна к этому?


— Идет война. И поэтому, когда идет война и гибнут гражданские самолеты и ни в чем неповинные люди, то это чья вина?  Украинской  стороны. А чья еще?


— Потому что, «да». Действительно,  вы правильно задаете вопрос: «А зачем скрывать?»


— Когда произошел этот случай, наша сторона сформировала вопросы. То есть конкретно: один, второй, третий, четвертый, пятый, шестой вопрос. Ответьте нам. Почему, во-первых, нет переговоров с диспетчером. Не обнародуете. Во-вторых, есть карта полета самолета, то есть военные засняли, как летел самолет. Есть несколько вопросов, на которые ответов нет. Не последовало ответа. Сторона, которая заинтересована в объективном расследовании – они не ведут себя так. Наоборот, они стараются всячески способствовать и помогать расследованию. А не мешать.


То, что самолет лежал там долгое время и к нему никого не подпускали, и бомбили эту территорию, и долгое время лежали эти обломки. Когда происходит авиакатастрофа, там каждая минута дорога. Все: дождь, ветер может повлиять на расследование. Нельзя допустить, чтобы ветер унес обломки, чтобы люди посторонние  растащили обломки на сувениры.  Почему, когда происходит катастрофа, место оцепляется и охраняется? Вот именно для того, чтобы, когда приедет комиссия, она смогла объективно провести расследование, чтобы не пропали улики. Кто-то может взять какой-то предмет, который может очень сильно влиять на расследование, как сувенир просто утащить.


Поэтому для того, чтобы комиссия работала, сразу оцепляют место. А тут лежат эти все обломки  месяцами. И  никого не пускали. Потом долго шел торг:  кто будет расследовать, кто не будет. И о каком объективном расследовании может идти речь? То есть специально тормозилась эта ситуация. Специально тормозилось расследование для того, чтобы скрыть следы. Так, как ведет себя преступник обычно.  Он заметает следы.  Вот есть такое ощущение, что в случае с малазийским «Боингом» украинская сторона заметает следы. Потому что так себя не ведут, когда хотят объективного расследования. Вот это мое мнение.


— Спасибо, Андрей Александрович. Но все-таки,  подытоживая нашу основную тему, скажите,  как вы думаете, на основании своего просто человеческого опыта, когда закончится эта эпопея с запретом полетов «Аэрофлота» в Киев? Смотрите, с Грузией было прервано авиасообщение  с 2008 года и не летали рейсы, затем сменился политик, ушел Саакашвили, и рейсы были восстановлены.


— Смотрите, закономерность какая. Был Саакашвили, и полеты прекратились. Сейчас Саакашвили ушел из Грузии, пришел на Украину работать. Теперь с Грузией возобновились полеты, а с Украиной прекратились. Может, Саакашвили там мутит воду. Не любит он авиацию. Я думаю, что все эти политики уйдут и уйдут очень скоро, потому что терпение народа не безгранично. Они их сметут, и опять будет новый майдан. И тогда придут новые люди. Я думаю, что придут здравомыслящие  люди, и  не будут вмешивать гражданскую авиацию в свои политические игры. Тогда мы возобновим полеты и будем с удовольствием друг к другу летать.


Напомним, Порошенко ввел в действие решение СНБО о санкциях против России 16 сентября. Под санкции попали ряд российских авиакомпаний, в том числе крупнейшая — «Аэрофлот». Аналогичные санкции введены в отношении госавиакомпаний РФ: «224 летный отряд», «ВИМ-Авиа», «Газпром-Авиа», «Донавиа», «Когалымавиа», «Оренбургские авиалинии», «Полет», Red Wings, «Россия», «РусДжет», «РусЛайн», «Сибирь», «Трансаэро», «Уральские авиалинии», «Якутия», «Ямал» и других.


Всего на Украину регулярные рейсы осуществляют четыре российские авиакомпании: «Аэрофлот» — из Москвы в Киев и Одессу, из Санкт-Петербурга в Киев; «Трансаэро» — из Москвы в Киев и Одессу; S7 — из Москвы в Киев; «Ютэйр» — из Москвы в Киев и Львов. При этом, напомним, «Аэрофлот» установил фактический операционный контроль над «Трансаэро».


 
Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...