Загрузка...

Либералы атакуют академика Глазьева: подноготная событий в ИЭ РАН

06.12.2015 14:35

Как флагманское академическое учреждение стало заложником личных амбиций его директората

dscf1410


9 июня 2015 года директор Института экономики Р. Гринберг на заседании ученого совета неожиданно объявил об уходе с должности и предложил вместо себя М. Головнина, заместителя директора, своего ученика и верного последователя. Кандидатуру Гринберга, кстати сказать, ученика его ближайшего соратника – академика Некипелова – оспаривать, во избежание проблем, ученый совет не стал. Тем более что имеющие свой голос авторитетные ученые в рамках реализуемого сценария выборов были старательно зачищены: кто-то под «соусом» реформирования сообразно новым требованиям ФАНО, кто-то из личных «симпатий».


В лучших традициях признанных либералами демократических процедур несколькими волнами увольнений за бортом института оказались лучшие специалисты, вся беда которых лишь в том, что они отказывали дирекции, напоминающей в последние годы политбюро имени… (Гринберг, Рубинштейн и далее по списку), в личной лояльности.


Так, например, к.э.н. Галина Белова, проработавшая в институте 43 года и удостоенная многочисленных наград и благодарностей, в июне 2015 г. была уволена без объяснения причин и демонстрации приказа, что прямо противоречит трудовому законодательству (по нашей информации, незаконно уволенные сотрудники сейчас готовят коллективный иск к дирекции института). Сейчас ученую Белову из-за «неблагонадежности» не пускают даже в здание института, вся мощь которого была брошена на то, чтобы по суду взыскать с этой женщины около 40 тысяч рублей.


Ее «беда», как выяснилось, в том, что она никогда не стеснялась говорить правду об истинном положении вещей в епархии Гринберга-Головнина (и о сдаче в аренду помещений института и о хамоватой заму по кадрам гражданке Кузнецовой и о других сюжетах, коих немало), за что и была засужена по статье «Клевета». О большой победе над Галиной Беловой и.о. руководителя института Головнин поспешил радостно сообщить главе институтского профкома товарищу Зельднеру. Вот выдержка из его письма: «…обращаюсь к Вам с просьбой разъяснить членам профсоюза, что право на свободу слова было, и впредь будет поддерживаться ИЭ РАН. Вместе с тем всем сотрудникам следует учитывать, что свобода слова не предполагает возможность распространения заведомо ложных сведений, порочащих деловую репутацию ИЭ РАН и его сотрудников». Написал, как отрезал. Это бы комсомольское рвение к подавлению «окопавшегося врага» — да в научных целях…


Но, к великому сожалению, наука обошла сие учреждение стороной: флагманский институт по экономической теории перестал быть мозговым центром (за исключением тех секторов, в которых научных энтузиазм и профессионализм возобладали над корыстью и глупостью), снабжающим государственные структуры качественной экспертизой, оценкой и рекомендациями.


Логику действий товарища Гринберга понять несложно: посадить ручного руководителя, сбросив на него бремя административной работы, самому же остаться научным руководителем с сохранением довольствия и неограниченных возможностей «гастролировать» по всему миру, в том числе, на Украину, где Руслан Семенович любит раздавать интервью. При этом используемая им лексика не имеет ничего общего со статусом ученого, а уж тем более руководителя такого серьезного института. Попахивает дилетантством, которое его носитель даже не пытается закамуфлировать.


Так, в одном только интервью на Украине (журнал «Фокус» от 16 октября), куда Гринберг, наверняка, отправился за государственный счет, он поведал много красочного: «…я помню, как в 90-х Ельцин братался с Клинтоном. Тогдашняя власть хотела в НАТО. Это я знаю, потому что разговаривал с нашими мидовцами. Всё было хорошо: мир, дружба, жвачка…», или «…надо понимать, что Путин — это не просто диктатор, упавший с неба. Россияне все маленькие путины…». Важный пассаж прозвучал про Крым: «Крым — это историческая справедливость, это же российские земли».


Интересно, что в интервью другому украинскому изданию «Новое время», данном с разницей в несколько недель товарищ Гринберг со всей пролетарской прямотой говорил прямо противоположное: «… я против Крымского захвата. Я говорю открыто. Хоть Кремлю не нравится, что я говорю…». И с подчеркнуто «уважительно» продолжил: «Во-первых, он (народ – Ред.) замучился в 90-е и 2000-е годы. И Володя дал им какую ни какую, но перспективу. Плюс ему нефть помогла. Везунчик…».


Впрочем, оставим вербальные упражнения Руслана Семеновича в прессе на суд специалистов и вернемся к собственно истории с выборами руководителя Института экономики. Партия Гринберга уже почти была выиграна, если бы не непредвиденное выступление на заседании Президиума РАН с альтернативным мнением академика, а по совместительству «академического каннибала», как его позже окрестили захлебнувшиеся в истерическом вопле приспешники Гринберга, Сергея Глазьева. Он был единственным, кто со свойственной ему откровенностью подверг сомнению кандидатуру Головнина — ставленника Гринберга (причем, не личность, а сам подход к выбору претендента). Он всего-то выступил с предложением рассмотреть альтернативы.


Казалось бы, что здесь такого? Рутинное выступление, интеллигентно изложенная аргументация – в научных кругах, в отличие от других организаций, приняты споры, диспуты, прения. Сам Глазьев, представляя свои научные предложения на суд коллег из Академии наук, внимательно относится к критике, зачастую даже не подкрепленную серьезной фактурой и доводами, но в академической среде принято – для максимального приближения к истине – спорить! Его же короткое выступление как ведущего ученого, имеющего, как минимум, право на собственное мнение, вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Этого явно не ожидали Гринберг сотоварищи: как говорится, «тут у них любовь с интересом, тут у них лежбище». Поднялся дикий вой «ребята, наших бьют…», а выступление Глазьева в опубликованной 26 октября с.г. в «Новой газете» (связана с банкиром Лебедевым – это уточнение очень важно, о чем ниже) окрестили «политическим доносительством и клеветой», сдабривая явный заказ персонифицированными оскорблениями в адрес академика.


Для того, чтобы оценить адекватность оценки реальности и себя в ней Гринберга и других товарищей обратимся к аргументам академика Глазьева, к которому и без них поступил ряд обращений от коллег из Института экономики, посетовавших на царящие в учреждении порядки. Как видно из стенограммы выступления Глазьева на Президиуме РАН, в нем не содержалось никаких оценочных суждений в отношении персонально Головнина, которого я охарактеризовал дословно так: «Михаил Юрьевич — парень симпатичный, способный, здесь особых претензий нет к его личности как исследователя». Далее он лишь зачитал выдержки из доклада«Концепция взаимоотношений между Российской Федерацией и Украиной в межпарламентской сфере», датированного 2006 годом (на обложке издания изображен фирменный знак Института экономики и содержится ссылка на производство указанного произведения Центром проблем интеграции Института) без каких-либо политических обвинений и оценок. Именно цитирование данного доклада, подготовленного в свое время с участием Головнина было расценено как политический донос.


Когда Глазьев обратил внимание на соответствующие положения указанного доклада на заседании Бюро отделения РАН, где обсуждались кандидатуры на пост директора Института экономики, Руслан Семенович немедленно заявил, что это «бред какой-то». Действительно, приведенные академиком Глазьевым цитаты из доклада, утверждавшие, что «…вступление Украины в НАТО не увеличит и не уменьшит влияние России», «…современная Украина является достаточно нестабильным в политическом и социальном отношении государством. Его интеграция в западные структуры, вне всякого сомнения, позволит снизить эту неопределенность, крайне негативно влияющую на возможности военно-технического сотрудничества», «…интеграция Украины в НАТО может рассматриваться и как своеобразный эксперимент по вовлечению крупной постсоветской страны в евроатлантические структуры…», «…Успех Украины на этом пути откроет дальнейшие возможности для сотрудничества с блоком России» вполне можно считать бредом. Только это не бред Глазьева, а позиция авторского коллектива, представленная от имени Центра проблем интеграции Института экономики РАН и профинансированная банкиром Лебедевым.


Позднее Гринберг признал, что доклад имел место и что заказан он был известным бизнесменом А.Лебедевым, финансировавшим указанный Центр. Затем было предъявлено письмо соавтора данного доклада Либмана, в котором он признал свое авторство зачитанных Глазьевым фрагментов. Вместе с тем так и осталось загадкой, что именно в этом докладе написал Головнин – экономическая часть текста изобилует такими же нелепыми утверждениями, как и политическая. Чего, например, стоит мнение о том, что европейская интеграция Украины будет способствовать расширению экспорта российского газа в ЕС: «…Интеграция Украины в ЕС выгодно повлияет на экспорт российского газа в ЕС. С интеграцией в ЕС Украина станет частью общего энергетического рынка ЕС, что резко снизит потери России от возможных злоупотреблений Украины при транзите российского газа в ЕС…».


Впрочем, желающие сами могут теперь ознакомиться с докладом и составить собственное мнение.


Гринберг же и его заместители, вместо того, чтобы по-мужски признать ошибочность некоторых фигурировавших в докладе доводов, политизировали вопрос, вынесли его за пределы Академии и прибегли к оскорблениям, несовместимым с общепринятыми в академической среде нормами общения.


На какое же такое место наступил им академик Глазьев, что понадобилось устраивать из банального обсуждения претендентов на пост нового главы института общественную кампанию, и почему мнящий себя демократом Гринберг опустился до агитпропа со всеми вытекающими последствиями? В одном ли несогласии с аргументацией Глазьева в отношении выпущенного институтским центром доклада дело?


Тем более, что на нее были веские основания: доклад представлялся в органах власти России от имени ведущего экономического института ровно в тот момент, когда государство нуждалось в объективной научной экспертизе и оценке последствий для российско-украинских кооперационных связей дрейфа правившего тогда на Украине политического режима в сторону Европейского Союза и НАТО (к чему привело засилье таких опусов, выпускавшихся по заказу частных контор, хорошо известно). Или все дело в том, что описывала в своих выступлениях уволенная из института экономист Галина Белова? Превращение базового академического учреждения в сфере экономики в частную лавочку, служащую не науке и государству, а группе корыстолюбцев, не желающих терять такую базу для своих псевдонаучных экспериментов.


Что до Глазьева, то он уже привык к воплям в стиле «да как он посмел», исходящих от либералов и доморощенных экспертов всех мастей.Поэтому от очередной порции либеральных обличенийот товарищей Некипелова, Гринберга и еще кучи никому неизвестных персонажей — на что они тратят сейчас львиную долю своего рабочего времени (в обвинительных экзерсисах, помимо Глазьева, фигурируют и академик Кокошин и весь Президиум РАН во главе с Фортовым) — ему ни холодно, ни жарко.


Говорить о морали в данном случае – затея такая же бесперспективная, как и убеждать, к примеру,Набиуллину, открыть полноценные каналы внутреннего денежного предложения для промышленных предприятий.


Господа (или все-таки товарищи?) особенно буйствуют в эти дни, ведь на 10 декабря назначены перевыборы директора: Головнин после обсуждения доводов Глазьева академиками и Президиумом РАН сошел с дистанции. Если следовать логике товарищей из Института экономики, принимавшие это решение ученые – все напропалую занимаются «академическим каннибализмом», а во главе лагеря супостатов — в личном качестве академик Глазьев.


Немного истории и штрихов к портрету подвергшегося «политической расправе» Руслана Семеновича.Гринберг стал директором ИЭКОН РАН в 2005 г., когда к этому учреждению был присоединен Институт международных экономических и политических исследований. Это назначение состоялось благодаря протекции вице-президента РАН академика А. Некипелова, которого с Гринбергом связывают давние личные отношения и общие научные взгляды.


По отзывам сотрудников института, Гринберг с назначением его на должность директора, большую часть времени уделял перфомансу несуществующих достижений института в области науки, а также продвижению своих идей, наиболее известными из которых являются теория экономической социодинамики и его концепция о контрпродуктивности Евразийского союза как альтернативы ЕС. Зато широко известна позиция России по поводу вступления Украины в Европейский Союз. Именно этот вопрос наиболее остро стоял накануне событий в Киеве в феврале 2014 года. В. Путин в переговорах с Януковичем постоянно призывал украинского лидера трезво оценить перспективы их вступления в ЕС. Нерешительность Януковича, его нежелание услышать предостережения Президента России привели к тому, что на Украине победили охваченные русофобией националисты, направляемые кураторами из Госдепа США. Понятно, что рекомендации американских специалистов базируются на четко разработанной идеологии, проводниками которой сознательно или по недомыслию выступают в том числе различные научные деятели, забывающие о своей социальной ответственности и гражданстве. Так, например, Р. Гринберг неоднократно говорил, что мировая экономика жаждет мирового регулятора, нужен единый центральный банк. Мировое правительство появится тогда, когда появится коллегиальный эмиссионный центр.


По словам этого теоретика, «власть – это право печатать деньги, которые требуют власти, а власть – денег. Никто не откажется добровольно от возможности бесконтрольно печатать деньги, ведь это неограниченная власть. И от власти никто добровольно не отказывается, потому что власть, как писал Черчилль, это наркотик».


«Систему изменить невозможно, – считает Гринберг, — зато система (власть) неизбежно меняет людей. Все, кто стремятся к власти, искренне надеются облагодетельствовать свой народ и остаться в благодарной памяти потомков. Но когда человек попадает во власть, с ним происходят непонятная трансформация. Необходимость удержать власть требует порой поступать безнравственным образом. Сегодня уже всем ясно: мораль и власть несовместимы».


Последняя цитата как нельзя более красноречиво характеризует оголтелое стремление ее автора эту власть сохранить. А для последнего все средства хороши. Даже использование созданной в 2014 году специально для таких «из ряда вон выходящих» случаев Новой экономической ассоциации (угадаем же, кто в ней президент), ставшей скопищем абсолютно разношерстных экспертов, которые неделю назад почти поголовно подписали очередное антиглазьевское воззвание, пополнившее коллекцию публикаций, заботливо выкладываемых на центральной странице интернет сайта Института экономики.


И совсем не беда, что половина «подписантов» знать не знала о существовании этого воззвания, а тем более о его существовании. Но по глубокому убеждению Руслана Семеновича, в этом деле важнее лишний раз сотрясти воздух. Сам он регулярно это делает в передовых СМИ с антироссийским душком, то на Украине, то у нас на радио «Свобода», «Эхе Москвы» и в «Новой». Жаль только, что от этогоинформационного запала «индекс Хирша» ни у него, ни у его подручных не поднимается.



Алёна Степанова


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...