Загрузка...

Матвей Цзен: Георгадзе воплощал в себе самые худшие черты застройщика

24.10.2015 19:51

CR07hpbWIAAVBok


Предприниматель Амиран Георгадзе, которого СМИ окрестили «красногорским стрелком», найден мертвым в одном из частных домов поселка Тимошкино Красногорского района Подмосковья, сообщила «Интерфаксу» официальный представитель МВД РФ Елена Алексеева. «По предварительной информации, он застрелился в тот же день, когда было совершено преступление», — подтвердила она ТАСС.


Позднее Алексеева опубликовала в своем Instagram фото обезображенного трупа Георгадзе, однако позднее все фото были удалены. «Журналистской правде» удалось сохранить посмертное фото Георгазде.


Гоша


Труп был найден вечером в пятницу. Полицию вызвал хозяин дома, который обнаружил разбитое окно. Не заходя в жилище, он позвонил правоохранителям. Прибывшие на место происшествия сотрудники МВД нашли труп — по всей вероятности, принадлежащий Георгадзе. Как уточнил официальный представитель СКР Владимир Маркин, в настоящее время проводится опознание.


600_sdhryhgbdb_n1058190


Ранее 23 октября трех свидетелей по делу Георгадзе взяли под охрану. По данным СМИ, речь идет о секретаре убитого первого замглавы Красногорского района, директоре физкультурно-спортивного клуба инвалидов, находившейся в момент убийства в приемной, и еще одном мужчине. Защита предоставлена и семьям свидетелей. Накануне по ходатайству следствия суд заключил под стражу водителя Георгадзе, подозреваемого в пособничестве в убийстве.


О том, что стоит за историей Георгадзе и какие из нее следует сделать выводы беседуем с нашим постоянным экспертом Матвеем Цзеном…


PR20121127193058


— Матвей Николаевич, насколько вообще эта история была для вас шоком?


— Абсолютно не была. Я как практикующий адвокат к таким рода историям привык. Они периодически случаются. Правда, с людьми такого положения не часто. При этом я не считаю, что трагедия человека зависит от его социального статуса и денег. Увы, и, к сожалению, такие трагедии часть нашей жизни.


— Тогда сразу к основному вопросу, Георгазде – убийца или «Робин Гуд»?


— Даже с человеческой точки зрения я не вижу здесь никакого «робингудства». Если мы вспомним об этом герое, он минимизировал свои убийства. Да, он раздавал деньги, но его нельзя ставить в один ряд с Георгадзе, который тоже это делал. Он, скорее, сам жертва какого-то потенциального «робин гуда», поэтому воплощал в себе самые худшие черты застройщика. Человека, который подкупал чиновников, которые незаконно выделяли ему земли. Там строили дома максимальной этажности, чтобы выжать по полной программе. А теперь получается, он кидает людей, которые купили эти квартиры.


— Сергей Доренко говорит «убийственную вещь»: когда человек идет в булочную, он покупает хлеб, когда в администрацию – давать взятку. Как с этим поспорить?


— Я бы не стал так судить. Это не совсем соответствует действительности. В нашей стране выделение земли без администрации города невозможно….


— Секундочку. А когда сумка заносится…. Я имею в виду охранника Георгазде, который принес оружие, как выясняется… Деньги не могли быть в этой сумке?  Вы будете смотреть, что начальник попросил принести? Охранника закрыли. За что?


— Я почему-то уверен, что охранник, он же водитель, знал, что находится в сумке. Не надо недооценивать степень неинформированности слуг о деятельности их хозяев. Если бы это были деньги, он бы об этом знал.


— Хорошо. Зайдем с другой стороны. Когда с сумками такими проходят в администрацию, это нормально? Охрана сидит. Типа, в курсе темы. Это как?


— Я не думаю, что взятки чиновникам заносятся в сумке. Конечно налицо низкая квалификация местной охраны, ЧОП на входе или вахтер — это непрофессионально.


— Так проблема в том, что он знает человека в лицо и ему доверяет. Не важно, ЧОП или не ЧОП…


— Согласен, здесь нет ничего особенного. Идет человек с сумкой, знакомый, ну и что? Для профи это, конечно было бы недостаточным основанием. Профессиональный охранник бы точно что-то заподозрил в этой ситуации и среагировал.


— Не среагировал. Не добили тему. Сейчас не о том. Возвратимся к исходной. Сегодня была информация, что Георгадзе, не точно помню, но около 20 млн. долларов требовал с покойных. А кредитов было, чуть ли не на 50 млн. долларов. То есть, тема — дикая безысходка. Брал кредит. Но, на то и риски рассчитаны. Иначе, какой бизнес? Тем не менее, друзья, родственники убийцы убеждают общественность в том, что он всегда решал все вопросы на уровне переговоров. Что для Георгадзе стало гранью этой тупиковой ситуации, как думаете?


— Я не верю, что Георгадзе решал что-то с помощью переговоров. Конечно, друзья будут говорить все хорошее. Но если он решал эти вопросы на уровне чиновников… Что тут сказать? Наверное, это тоже вид переговоров. (смеется)


Всю эту историю убивает оружие. Водитель, который  занес оружие и снимал все это на мобильный, простите. Второй момент – это убийство прохожего. Видно, что у Георгадзе было непонятное психологическое состояние.


— По свидетельствам охранника, он застрелил этого прохожего, увидев в нем фсбшника…


— Это уже клиника. Если это правда, то человек находился в измененном состоянии сознания. У меня нет сочувствия к этому человеку. Он как разбогател, так и разорился – это жизнь. Это риск профессии. Просто переход из статуса бизнесмена в местного царя происходит спокойно. А тут получается отхода нет. Но, по большому счету, крепость духа человека проверяется именно в таких условиях. Здесь явно проявилась слабость.


Не надо доказывать окружающим, что ты можешь с барского плеча дать кому-то кучу денег – детям-сиротам, инвалидам или тем же чиновникам на развитие региона. Но все понимают, что это за деньги… Не надо здесь иллюзий…


— На одном из каналов один из друзей Георгадзе сказал такую страшную, на мой взгляд, вещь: «Мы все прошли 90-е. Вы не знаете, как решаются проблемы?- Да просто. Находится киллер, и решает все вопросы»… Это на федеральном канале.


— (смеется) Ну, что тут сказать?… Это и есть уровень друзей Георгадзе… В 90-е так и делалось. Не знаю, почему он сейчас этим не воспользовался. Это же было не рациональное убийство, поскольку не решало проблем. Это был аффект. Он понимал, что нужно либо бежать, либо кончать жизнь самоубийством. Но он это решил по-своему.


— Сын его давал интервью. Надеялся, что отец не застрелится. Представляю, что теперь испытывает родня. Как думаете, выход из этой истории Георгадзе выбрал оптимальный?


— Как христианин, я не могу это назвать правильным решением. Этим самоубийством он закрыл себе путь к раскаянию, покаянию. Поэтому, с христианской точки зрения это неправильный выход.


— То есть, надо было сдаться властям, и надеяться хотя бы на переписку с родственниками, свидания в суде и т.п.?


— Ну, да… Вообще не надо было убивать людей. С христианской точки зрения все умрут и там уже понесут наказание. Важно, в каком духовном состоянии они закончат свой путь. Если выйти в отчаянии, ненависти, злобе, то в загробной жизни никакой перспективы не просматривается. Если человек покаялся, переосмыслил свой путь, помолился, то Господь ему судья.


— Такой исход событий для вас был предсказуемый, или вы думали, что: человек, «заляжет на дно», сделает пластику, новый паспорт, уедет за границу с таким баблом-то?…


Бабло», как выясняется, не играет никакой роли. А суицидальный исход, скорее, был ожидаем, чем нет. Несмотря на весь ужас произошедшего, здесь из колеи выбивается убийство прохожего. Если убийство чиновников имеет хоть какое-то объяснение, то это не вкладывается ни в какие понятия адекватного поведения.


Человек, которого вы описали, не склонен убежать, скрываться, делать себе «новое лицо», паспорт – он не будет думать об этом. Это неадекват. Его захлестнула злоба. Именно она помешала ему скрыться, затаиться, раскаяться, наконец.


— Как думаете, это тенденция или единичный случай?


— Я бы так сказал: сращивание жадных застройщиков с коррумпированными чиновниками – общероссийская проблема. Особенно это касается мест, где существует концентрация граждан. Строительство жилья тут неизбежно. А клубок многолетних связей глав этих мест и бизнеса всегда будет входить в противоречие. Особенно в кризисные времена. Старые схемы перестают работать. Поэтому я думаю, мы еще услышим об убийстве чиновников, исчезновении бизнесменов. К сожалению, эти явления глубоко проросли и просто так их невозможно выдернуть.


Напомним, серия убийств в Красногорске началась днем 19 октября с расстрела первого заместителя главы Красногорского района Юрия Караулова и руководителя ОАО «Красногорское предприятие электрических сетей» Георгия Котляренко. Георгадзе расправился с чиновниками прямо в служебном кабинете Караулова, с которым его ранее связывали деловые и дружеские связи.


По данным следствия, сначала Георгадзе вошел в кабинет Караулова и стал вести с ним беседу на повышенных тонах. Затем он пригласил ожидавшего его в приемной водителя Шоту Элизбарашвили, который принес сумку с оружием. Бизнесмен потребовал позвать в кабинет Котляренко, потом избил его и Караулова, после чего застрелил обоих. Чиновники скончались на месте.


Следствие установило, что Георгадзе и его водитель после бойни в здании администрации отправились к дому главы Красногорского района Бориса Рассказова, но не застали его там. По пути бизнесмен убил случайно проезжавшего на скутере по улице охранника редакции газеты «Московский комсомолец» Константина Смыслова, который предложил помощь болезненно выглядящему Георгадзе. Позже полицейские обнаружили в доме Георгадзе тело его бизнес-партнера Тристана Закаидзе.


Георгадзе был объявлен в федеральный розыск, ему заочно предъявлено обвинение в четырех убийствах. За информацию о его местонахождении была объявлена награда в миллион рублей.


 
Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...