Загрузка...

Матвей Цзен: Обвинение по делу врача Зелендинова правомерно усилено

13.01.2016 19:25

О том, почему действия врача были переквалифицированы со 109 статьи УК РФ на 111 беседуем с известным адвокатом Матвеем Цзеном…

AvyhgdP2s-M


Белгородский врач Илья Зелендинов, которого обвиняют в убийстве пациента, предложил отдать родственникам погибшего свою жизнь взамен. Он извинился перед семьей пациента и попросил переквалифицировать дело со 111-й на 109-ю, более мягкую статью УК.


Несмотря на это, Октябрьский районный суд избрал меру пресечения для Зелендинова в виде заключения под стражу до 29 февраля, сообщает «Интерфакс». Адвокат Сергей Кривородько настаивал на мере пресечения в виде домашнего ареста или подписку о невыезде.


По мнению адвоката, Зелендинов не представляет угрозы обществу, и не будет препятствовать расследованию дела. Следователи, напротив, считают, что он может скрыться от следствия на территории Узбекистана, где живут его родственники.


Врач заявил, что раскаивается в случившемся. «Я искренне раскаиваюсь в содеянном. Я предлагаю свою жизнь взамен его. Еще раз приношу свои искренние соболезнования, прошу, поверьте мне, пожалуйста. Никакого злого умысла в моих действиях не было», — заявил мужчина на заседании суда.


Сначала против Зелендинова возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»). Однако позже переквалифицировали его по ч. 4 ст. 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего»).


О том, почему действия врача были переквалифицированы со 109 статьи УК РФ на 111, а также причинах того, что история стала достоянием общественности и что нужно помнить, чтобы не оказаться в подобной ситуации, беседуем с известным адвокатом Матвеем Цзеном…


228725_145763195497579_7931141_n


— Матвей Николаевич! Вы целиком смотрели видео, которое беспристрастно зафиксировало  происшествие в белгородской больнице.  http://www.youtube.com/watch?v=9G84GKMu_sA Что вы поняли для себя из увиденного?


— Эта история практически точное повторение случая с Мирзаевым. (в 2011 году у Расула Мирзаева произошел конфликт из-за девушки со студентом Иваном Агафоновым у столичного клуба «Гараж», в результате чего последний погиб от удара головой об асфальт – прим. ред.)


То есть, возникает некая ситуация, которую женщина воспринимает как конфликт. Она идет и жалуется — в первом случае к боксеру Мирзаеву, во втором хирургу Зелендинову. Возникает естественный вопрос, в каких они отношениях. В случае с Мирзаевым девушка была его подругой, во втором, скорее всего медсестра находилась в каких-то романтических отношениях с хирургом.


Ни Мирзаев, ни Зелендинов не были свидетелями того, что кто-то нанес обиду их девушкам. Это было известно только с их слов. Тем не менее, оба идентично среагировали в данной ситуации – затеяли драку толком не разобравшись в произошедшем. Это притом, что оба являются спортсменами, и погибшие на противников никак не тянут.


PmfiEJVy3aM


— А можно ли квалифицировать этих девушек, в частности медсестры как подстрекательство? Ведь она пожаловалась хирургу на то, что пациент якобы ее ударил.


— Думаю, нет. В юридическом смысле подстрекательство является прямым побуждением к совершению противоправных действий. Я не думаю, что девушка просила хирурга пойти и избить пациента. Думаю, что эта была его инициатива. Хотя, конечно, в более широком, таком жизненном понимании ответственность лежит и на девушке, которая зная своего мужчину должна понимать его реакцию.


GKLFJ_Z-edE


— А насколько в этой истории важно то, что произошло за кадром?


— Для юридической квалификации это неважно, потому что никакого рода действия погибшего пациента (даже будь они впрямую противоправными) не дают оправдания тому, что этот врач совершил. На видео мы видим, что пациент спокоен, он не ведет себя агрессивно, с ним проводят медицинские процедуры и никакой угрозы он не представляет.


— Социальные сети взбудоражены этой историей, как и когда-то в случае с Мирзаевым. Люди разделились на два лагеря: одни на стороне пациента, другие врача. Помогите нашим читателям расставить точки над «и». На чьей стороне правда?


— В истории с Агафоновым и с этим пациентом по фамилии Вахтин я стою на стороне потерпевших. Человек, который нанес нокаутирующий удар, должен нести юридическую ответственность за все последствия своих действий, включая получение травмы от удара об асфальт, как в случае с Агафоновым или о твердый пол, как в данной истории.


— Скажите, а играет ли роль тот факт, что погибший до попадания в больницу 16 дней находился в запое, и это могло сыграть ключевую роль в его смерти?


— Нет. Это не имеет никакого значения. Естественно выводы будут делать эксперты, но исходя из того, что мне известно Вахтин умер из-за получения черепно-мозговой травмы в результате падения на пол.


evgenii-1


— На видео четко видно, как увозят труп, а уборщица замывает с пола следы крови… Можно ли квалифицировать это как сокрытие улик?


— Теоретически это возможно, но практически это маловероятно. Здесь надо глубоко вникать, как регулируется работа больницы. Поскольку это был приемный покой, возможно, у уборщицы была инструкция, согласно которой она должна немедленно вымыть пол, чтобы привести в норму обстановку для приема следующего пациента. Будет странно, что вы придете в больницу, а там кровь предыдущего пациента.


Оценивая реакцию врачей с психологической точки зрения, они понимали, что пациент умер – просто у них не хватило мужества признать это. Поэтому так долго проводились реанимационные мероприятия, которые на самом деле были бесполезны.


— Как бы развивалась эта история, если бы в сети не появилось это видео?


— Я думаю, что все происходило бы по стандартной мирзаевской схеме: 109 статья, которая не предусматривает такой меры пресечения, как содержание под стражей. К сожалению, это распространенная практика, которая начала складываться в позднее советское время и окончательно закрепилась в новом времени с делом Мирзаева.


Суть в том, что если человеку нанесли удар и он, упав, ударился обо что-то головой и умер, то это квалифицируется как причинение смерти по неосторожности. То есть, 109 статья, хотя в действительности я считаю, что это ошибка в нашей правоохранительной системе.


Такие действия должны квалифицироваться по 111 статье, части четвертой, потому что когда один бьет другого, конечно он не хочет его убить, но он желает нанести, что называется, не конкретизированный вред. Человек не думает о последствиях, а они могут быть совершенно разные: синяк, перелом, нокаут при падении. Поэтому квалифицировать это нужно по реально наступившим последствиям.


— Ваш прогноз. Какой срок получит Зелендинов или он так же, как и Мирзаев уйдет от ответственности?


— Трудно делать какой-то прогноз, поскольку прокуратура еще не высказалась. Если мы вспомним дело Мирзаева, то там именно прокуратура уже в суде отказалась от обвинений по 111 статье части четвертой и перешла на 109 статью. Не исключено, что подобное произойдет и в этом случае. Только это будет тогда, когда спадет общественный интерес.


Интересно также какую позицию займет суд. Все-таки надо понимать, что эта практика складывалась годами, подтверждена тысячами случаев и так просто ее не переломить. Для этого нужно переформулировать и изменить законодательство, чтобы убрать основу для этой трактовки и ввести однозначные формулировки, которые будут правильно квалифицировать подобные преступления.


— Скажите как юрист, что нужно помнить родственникам или людям, которые в сознательном или бессознательном состоянии оказались в больнице?


Нужно по возможности ехать в больницу с сопровождающим…


— Да, но в этом случае как раз был сопровождающий, который тоже получил свою порцию ударов…


— Если сопровождающих бы больше, то возможно удалось бы изменить ситуацию. Но мы должны понимать, что даже если бы одного сопровождающего не было, никто бы никакой ответственности не понес. Тот факт, что рядом находился свидетель, сыграл очень большую роль. Кроме того, надо понимать, что большинство врачей у нас в стране не убийцы. И нельзя на них распространять негатив такого рода.


— Но ведь был еще один вопиющий случай. Когда пациент на операционном столе находился, а хирург в ответ на замечание больного ударил его кулаком в грудь…


— Да, да. Был такой случай. Надо понимать, что работа врача связана с большими психологическими нагрузками, зарплата эти нагрузки никоим образом не компенсирует. Это и многое другое является причиной таких срывов. Поэтому, конечно такие случаи будут происходить.


— Появление камер наблюдения в больницах говорит о том, что таких историй не так уж и мало… Другое дело, что единицы становятся известны широкой общественности…


— Естественно, что таких случаев больше, чем мы узнаем из прессы, но если бы не было сопровождающего, ничего кроме совести не мешало бы врачам оформить этот случай, как потерю сознания и падение, повлекшее за собой удар об пол и смерть.


При этом надо понимать, что камеры там стоят не только для защиты пациентов от врачей, но и врачей от пациентов. Люди попадают в больницу в разных состояниях, в том числе в алкогольном и наркотическом опьянениях. Зачастую они ведут себя агрессивно, неадекватно… Психически больные тоже обращаются за медицинской помощью. Поэтому камеры стоят в первую очередь для того, чтобы защитить врачей.


— Ради объективности скажем, что был случай, когда на операционном столе умерла цыганка, так целый табор ворвался в больницу и принялся избивать врачей…


— Да, такие случаи неизбежны. Страна большая, люди разные. К тому же социально-экономическая ситуация ухудшается, поэтому не исключено что будет всплеск подобных случаев, но это не снимает с человека персональной ответственности.


Я уверен, что в этой истории будут детально разбираться, в том числе – не употребляли ли врачи алкогольные напитки (есть мнение, что у них был новогодний корпоратив). Кроме того, будут изучаться вопросы загруженности этого врача, были ли на него жалобы, проявления агрессии. Если да, то, какие меры были предприняты…


— Ну а интуиция, что вам подсказывает? Получит хирург реальный срок (до 15 лет) или ему все-таки удастся уйти от ответственности?


— Я думаю, что нельзя успокаиваться тем, что дело было переквалифицировано, и врач был взят под стражу. Уверен, про это дело мы еще услышим.


Инцидент произошел 29 декабря 2015 года. По версии следствия, поступивший в больницу пациент ударил ногой медсестру, после чего за нее вступился Зелендинов. Он ударил пациента, тот упал на пол и умер. Эксперты решили, что причиной смерти стала черепно-мозговая травма от удара затылком об пол.


На следующий день после инцидента, 30 декабря, врач был уволен из больницы. Зелендинов возместил родственникам погибшего затраты на похороны и поминки в размере около 100 тысяч рублей.


Руководство больницы в лице главврача Владимира Луценко хорошо отзывалось о Зелендинове. В частности, отмечалось, что избивший до смерти пациента доктор ранее не имел ни одного административного взыскания, «зарекомендовал себя грамотным, дисциплинированным и исполнительным врачом».




Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...