Загрузка...

«Мирный» атом и человеческий фактор

26.04.2016 14:12

За год до катастрофы на Чернобыльской нечто подобное, но в меньших масштабах, произошло на Тихоокеанском флоте в посёлке Чажма...

radiation


Взрыв в четвертом энергоблоке ЧАЭС произошел ночью 26 апреля 1986 года. В результате в атмосферу были выброшены тонны радиоактивных веществ. По данным экспертов, суммарный выброс вредных веществ составил 50 млн кюри, что равнозначно последствиям взрывов 500 атомных бомб, сброшенных в 1945 году на Хиросиму.


Радиоактивное облако накрыло не только Украину, Белоруссию и западные регионы России, но также Восточную и Северную Европу. Ликвидаторами аварии признаны 600 тысяч человек. При тушении возникшего на четвертом энергоблоке пожара и в первые, самые острые дни ликвидации последствий аварии получили смертельные дозы облучения и скончались в течение трех месяцев 31 человек. Последствия большого облучения стали причиной гибели от 60 до 80 человек в следующие пятнадцать лет. Еще 134 человека перенесли лучевую болезнь той или иной степени тяжести.


Примерно за год до Чернобыльской катастрофы, а именно 10 августа 1985 года на АПЛ К-431 проекта 675, находившейся у пирса № 2 судоремонтного завода ВМФ в бухте Чажма (посёлок Шкотово-22) произошла авария ядерной энергетической установки на атомной подводной лодке Тихоокеанского флота, повлёкшая за собой человеческие жертвы и радиоактивное заражение окружающей среды.


Одним из ликвидаторов последствий данной аварии был наш постоянный эксперт, доктор медицинских наук, профессор судебной медицины, Заслуженный врач Российской Федерации – Виктор Колкутин…


СнимокКо


— Виктор Викторович, какую роль сыграла авария ядерной энергетической установки на атомной подводной лодке при ликвидации последствий на ЧАЭС? Иными словами, тот опыт был как-то использован?


— Так случилось, что почти ровно за год до катастрофы на Чернобыльской нечто подобное, но, естественно в меньших масштабах, произошло на Тихоокеанском флоте в посёлке Чажма. Там при перегрузке активных зон ядерного реактора подводной лодки произошёл мощный тепловой взрыв, приведший к гибели десяти человек и радиоактивному загрязнению практически всей заводской территории.


Как было установлено в ходе расследования, причиной трагедии стало нарушение персоналом технологии перегрузки тепловыделяющих элементов ядерного реактора одной из подводных лодок. В центре взрыва уровень экспозиционной дозы внешнего ионизирующего излучения составлял до 90 000 рентген в час. Имело место не только гамма-, но и нейтронное излучение.


Естественно, что пострадавших от таких доз облучения было значительно больше – по разным данным до 300 человек. Очевидно, что никто в момент взрыва не был готов к такому течению событий. По этой причине было совершено немало ошибок организационного характера, но даже по истечению многих лет я понимаю, что в тот момент избежать их не представлялось никакой возможности.


Надо сказать, что дезактивационные работы по ликвидации последствий начались практически в тот же день. Сразу же к месту аварии были направлены специалисты службы радиационной безопасности, которые на своих плечах и вынесли основную тяжесть этой опасной работы.


Мне же довелось проводить исследование тел погибших для того чтобы по характеру повреждений восстановить события этого происшествия. Безусловно, как и при всякой техногенной катастрофе, был накоплен бесценный опыт по её ликвидации. А вот насколько он был использован при ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС, сказать трудно. Там и масштабы были несоизмеримые с взрывом в посёлке Чажма, да и причины были иные. И потом не забывайте, что в СССР распространение подобного опыта было весьма затруднено по причинам цензуры и секретности.


— Получается последствия подобных аварий, мы можем устранять методом проб и ошибок, поскольку даже спустя 30 лет нельзя сказать, что существует какой-то четкий алгоритм действий?


— К сожалению или к счастью, но память человеческая так устроена, что плохое забывается быстро. Что-то конечно учитывается, но многие наработки в ходе одной трагедии, увы, забываются при появлении аналогичных ситуаций спустя какое-то время. Иначе бы многие самолёты не упали, поезда не сходили бы с рельс, не тонули бы надводные корабли и подводные лодки. Понятно, что там, где человек обуздывает огромную энергию, вероятность катастроф увеличивается, но сообществу профессионалов в своих областях, безусловно, возможно свести эту вероятность к минимуму.


— Из тех 300 человек, которые пострадали на бухте, как думаете, какой процент людей выжил?


— В отношении пострадавших при взрыве в Чажме могу сказать, что при мне умер от лучевой травмы только один — сам главный виновник этого события (в течение первого года). Какова судьба остальных — мне неизвестно.


— В связи с этим, насколько страшна радиация? Вот смотрите, есть же люди, которые вообще не покидали зону отчуждения и живут там до старости, ведут хозяйство, грибы те же собирают, ловят рыбу…


— Безусловно проникающая радиация очень опасна по двум причинам. Во-первых, воздействие проникающей радиации относится к так называемым стохастическим эффектам, то есть эти вредные биологические эффекты излучения, не имеют дозового порога возникновения. Это значит, что вероятность их возникновения пропорциональна поглощённой дозе. С увеличением дозы повышается вероятность (риск) появления неблагоприятных отдалённых последствий.


Когда дозы проникающей радиации относительно невелики (но всё равно они ОПАСНЫ), происходит определённая стимуляция тканей, ответственных за воспроизводство в организме новых клеток. Однако «качество» этих клеток не всегда хорошее и среди них могут появляться так называемые «молодые формы», из которых потом и появляется раковые клетки.


Во-вторых, радиационная травма опасна тем, что единожды начавшись, она уже не прекращается до конца жизни человека, так как связана с появлением всё новых и новых свободных радикалов из молекулы воды. Поэтому любое лечение всего лишь замедляет процесс этого лавинообразного появления свободных радикалов, но не избавляет от причины данной патологии.


Отсюда мораль — радиационную травму лучше предотвращать, чем потом долго и мучительно лечиться от последствий даже однократного воздействия этого фактора.


— Какие выводы должны быть сделаны по факту аварии на Чернобыльской АЭС?


— Что касается выводов, которые были сделаны по результатам Чернобыльской аварии, то они очевидны. Основное внимание следует уделять пресловутому «человеческому фактору». Постоянная тренировка персонала, отработка нестандартных задач, готовность к любому, самому неблагоприятному варианту развития событий – вот основа «безопасного общения» с любой самой грозной техникой и сооружениями. Безусловно, на особом месте находятся вопросы безопасности объектов, использующих в эксплуатации ядерные реакторы. Будут ли ещё подобные аварии? Очень хотелось бы верить, что нет. Всё зависит от нас самих – будем грамотными и бдительными, и тогда всё будет хорошо.



Вячеслав Бочкарёв


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...