Загрузка...

Иран: жизнь после выборов

09.07.2013 11:58

Россия- Иран


Сближение с Тегераном – стратегическая задача для Москвы
Судя по реакции иранского народа, который высыпал на улицы и приветствовал результаты недавних президентских выборов, это голосование является очень важной вехой в развитии исламской революции. И уж точно не стоит воспринимать победу Рухани как прекращение этой самой революции. Нового президента Ирана, конечно, можно назвать реформатором, хотя, на мой взгляд, таковыми скорее являются революционеры. Рухани – человек духовный, клерикал, а возвращение к власти клерикалов вряд ли можно назвать реформацией.
Вообще, у России очень интересный взгляд на Иран. Мы считаем клерикалов и мулл реформаторами, а светских поджарых бывших студентов и революционных солдат, ходивших в штыковые и волновые атаки на иракские позиции, как сподвижники Ахмадинежада, – консерваторами. Воистину, всё смешалось в причудливом зеркале либеральных фальсификаторов политики и истории.
Сегодня важно понимать, что иранская революция, возглавляемая аятоллой Хаменеи, продолжает свое развитие. Перед Ираном стоит задача вырваться из того кольца блокады и проблем (Сирия, афганская проблема, возможная дестабилизация в Средней Азии, конфронтация с Азербайджаном и т. д.), в которое его втянул Запад. Поэтому неудивительно, что во главе страны лидеры иранской революции решили поставить более пригодного для переговоров с внешним миром человека, нежели Ахмадинежад с его твердой, яркой и зажигательной позицией. Рухани избрали. Но мы знаем, что в Иране высший экспертный совет определяет, кого можно допускать до выборов, а кого нет, и любые выборы могут быть оспорены высшими духовными лицами. Если этого не происходит – значит, кандидат соответствует представлению тех, кто направляет путь революции, о том, как она должна развиваться. При этом, с точки зрения буржуазной западной демократии, в Иране – настоящая народная демократия. Она возглавляется и развивается людьми, заинтересованными не в том, чтобы набивать свои карманы, как большинство западных политиков, а в развитии нации.
Ядерная программа на этом фоне – дело второе. Я уверен, что она закончена. Избрание именно этого кандидата показывает, что иранцы абсолютно уверенно смотрят в будущее, в том числе и в контексте своей ядерной программы.
Но Рухани нужен и для выполнения ещё одной задачи – сближения с Россией, что является очень важным для сегодняшнего Ирана. При Ахмадинежаде (человеке колючем, ярком, говорящем то, что думает, бросающем прямо в лицо западному зверю: либеральному, буржуазному, лживому и фальшивому, – то, что большинство из нас не решается сказать) сделать это было непросто. Он немного раздражает, в том числе и российский высший истеблишмент, который хочет казаться хорошим. Рухани – тот человек, с которым проще вести программу по сближению с Ираном. Он будет хорошим для Америки и Запада.
Для России же это является прекрасным шансом на всецелое сближение в отношениях с Ираном, на выполнение своих обязательств по поставкам современных систем ПВО, зенитного и другого вооружения в эту страну. Иран – наш ближайший союзник. За интересы России на полях Хусейры и на улицах Халибы проливается кровь. Именно поэтому сближение с Ираном, сближение с Хезболлой можно считать стратегической задачей для Российской Федерации в этом регионе.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...