Загрузка...

КРИВОЕ ЗЕРКАЛО «АЛЬ-ДЖАЗИРЫ»

22.07.2013 11:12

Арабские телеканалы из народных трибунов превратились в надсмотрщиков

00416974






Сегодня арабы – это триста пятьдесят миллионов человек, говорящих на одном языке. Но столетиями народы и племена, населяющие Ближний Восток, были разделены границами, традициями и взаимными претензиями. Не раз и не два в прошлом грозные правители и наивные энтузиасты пытались объединить Восток. Но всё было тщетно. Проблема была в одном – не было средства, способного воздействовать на каждого араба. Нужен был инструмент, который одинаково доходил бы до самого дальнего, затерянного в песках бедуинского кочевья и до роскошного, закрытого от всех саудовского дворца. 

В конце ХХ века это средство появилось – спутник! Спутниковое телевидение! К середине 90-х на Ближнем Востоке начался настоящий бум спутникового телевидения. Спутниковые тарелки полностью изменили существовавший тысячелетия неизменным арабский пейзаж. Над пыльными невыразительными, похожими на свалку картонных коробок арабскими селениями и городами вдруг вырос целый «лес» разнокалиберных тарелок и блюдец. Цивилизация в лице многоканального цветного спутникового ТВ ворвалась в арабскую жизнь.

В 1996 году в Катаре по указу эмира Катара появился и начал вещание первый новостной арабский спутниковый канал «Аль-Джазира». Всего за пару лет «Аль-Джазира», которая начертала на своих знаменах гордый девиз «Мнение и альтернативное мнение», буквально завоевала Ближний Восток. Её репортажи о борьбе палестинцев, о вторжении американцев в Ирак, откровенные симпатии к тем, кто ведёт борьбу с оккупантами, сделали канал самым авторитетным новостным телеканалом арабского мира.

Успех «Аль-Джазиры» был настолько впечатляющим, что через семь лет уже Объединённые Арабские Эмираты вышли в эфир со своей версией новостного круглосуточного канала «Аль-Арабия». Затем в эфир буквально посыпались телеканалы на арабском языке, и на сегодня арабское вещание осуществляют более трёхсот спутниковых телеканалов. И всё же информационные позиции двух главных информационных «пушек», «Аль-Джазиры» и «Аль-Арабии», остаются непоколебимыми. Главные новости арабы предпочитают узнавать от них.

Феномен арабских новостных телеканалов заключается в том, что фактически единая, говорящая на одном языке, исповедующая одну религию арабская нация, искусственно разделённая в середине ХХ века границами, которые начертили по собственному разумению перед уходом бывшие колонизаторы, сегодня более, чем когда-либо раньше, скрепляется единым информационным пространством. Но именно в этом «сшивании» пространства таится и главный подвох.

«Ключи» от этого волшебного кристалла находятся в руках нескольких богатейших арабских кланов, имеющих далеко идущие честолюбивые планы переустройства Ближнего Востока. То, что не получилось у наивных социалистов из БААС в 60-е годы прошлого века, теперь взялись осуществлять практичные и деловые саудовские и катарские шейхи. Имея полную монополию на главную святыню всех мусульман – Мекку с её сердцем, Каабой, – шейхи не могли не воспользоваться уникальной исторической возможностью – сочетанием огромных финансовых ресурсов, накопленных за десятилетия торговли нефтью, экстерриториальностью спутникового сигнала, которому безразличны границы и запреты, и огромным спросом арабского общества на информацию. 

Оставалось только поместить в этот реактор катализатор в виде идеи. И она давно была под рукой – салафизм, возвращение к истокам, к «чистому исламу», который, как утверждали его создатели, когда-то позволил арабам завоевать половину цивилизованного мира. Саудовские и катарские шейхи десятилетиями насаждали салафизм на своей территории, построив крайне тоталитарные радикальные режимы, но все предыдущие попытки «экспорта» радикального ислама к соседям заканчивались неудачей. Агитаторов быстро выявляли и изолировали, а особо рьяных просто уничтожали. Теперь же можно было беспрепятственно вещать на весь арабский мир, не опасаясь преследований и запретов. И реактор заработал!

Правда, поначалу между двумя информационными империями чуть не началась война. Пока арабский мир был занят интифадой и арабо-израильским конфликтом, вещание этих двух гигантов мало чем отличалось друг от друга. Сионисты – оккупанты, палестинцы – герои. Но потом начались войны в Ираке и в Афганистане – вот тут-то и началось расхождение позиций. Катарская «Аль-Джазира» поливала американских оккупантов грязью, в то время как «Аль-Арабия», представляющая интересы Саудовской Аравии, прочно связанной союзническими отношениями с США, освещала войну куда как сдержаннее. 

Но «диссонанс» в отношениях двух медиагигантов длился недолго. «Хозяева» телеканалов встретились, обсудили ситуацию и пришли к выводу о полном совпадении взглядов на будущее арабского Востока, после чего в вещании произошли резкие перемены. «Аль-Джазира» вдруг без всякого объяснения причин уволила всю работавшую до этого многие годы команду, а вместо неё набрала новую – из бывших репортёров, обозревателей и журналистов крупнейших британских и американских корпораций CNN, NBC и др. Тут же сменились и приоритеты вещания. Отныне американцы переставали быть главным врагами и превращались просто в часть новостной ленты, а на первый план выдвинулась борьба против «тоталитарных режимов» на самом Ближнем Востоке.

Можно утверждать что именно «Аль-Джазира» и «Аль-Арабия» придумали и раскрутили ту самую «арабскую весну», которая сегодня столь грозно меняет политический ландшафт Ближнего Востока. В ретортах двух телеканалов были сформированы основные постулаты этой революции, найдены и выпестованы главные её герои, названы и тщательно демонизированы её враги. 

Из новостных «телекнопок» «Аль-Джазира» и «Аль-Арабия» превратились фактически в громадную машину по манипулированию общественным сознанием. Это особенно заметно на примере освещения одних и тех же событий, которые происходят в разных концах арабского мира. 

Например, во время «зачистки» Ливии практически 24 часа в сутки велись репортажи об этой операции, в каждом ливийском городе, на каждом пепелище обязательно оказывался корреспондент «Аль-Джазиры». Но в это же время в самом сердце арабского Востока, в соседнем с Катаром Бахрейне вышедшие на улицы с протестами против репрессий и произвола шииты расстреливались полицией, в шиитские кварталы вводилась тяжёлая техника, переброшенная «на помощь»бахрейнским эмирам из Саудовской Аравии, но ни «Аль-Джазира», ни «Аль-Арабия» ни словом не обмолвились об этом, поскольку бахрейнская династия входила в «пул» заказчиков «арабской весны». 

Сегодня аналогичная ситуация наблюдается в Сирии. Оба канала откровенно пропагандируют террор боевиков и льют на зрителей непрерывный поток откровенной лжи о ситуации в этой арабской стране. При этом они даже не упоминают о сотнях смертных приговоров и казнях в том же Бахрейне, где идут непрерывные суды над шиитами.

Можно сказать, что на арабском Востоке с помощью новейших информационных технологий идёт создание крайне радикального тоталитарного исламского проекта, и едва ли не основная роль в его создании отводится глобальным новостным медиаимпериям. Именно это понимание зловещей и разрушительной роли арабских информационных корпораций привело к тому, что в Египте одним из первых решений военных, отобравших у исламистов власть, стал указ о закрытии египетской редакции «Аль-Джазиры»…





КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ


Гейдар Джемаль, общественный и политический деятель, председатель Исламского комитета России:

«В Советском Союзе те несколько телеканалов, которые безраздельно господствовали в эфире, смотрели буквально все. И не просто смотрели, а верили им, причём верили безоговорочно. Вспомните любую советскую семью. В каждой квартире, чем бы хозяева ни занимались: читали газету, готовили обед или ругались, все это происходило под звук работающего телевизора. Это сейчас наши соотечественники никому и ничему не верят.

Арабское же общество верит. Оно, наверное, ещё не переросло ту стадию, которую россияне перешагнули лет десять назад. Только этим я и могу объяснить так называемый феномен арабских телеканалов.

Хотя формулировка в данном случае не совсем правильная и корректная. Люди верят далеко не всем. Например, «Аль-Джазире» верят многие, а вот «Аль-Арабии» – нет. «Аль-Джазира» очень искусно выступает с якобы антизападных позиций (хотя это абсолютно ложное впечатление), прикидывается стоящей над схваткой, поддерживающей радикализм. В этом плане они настоящие профессионалы, у них есть чему поучиться. 

Определённый контингент верит шиитскому телеканалу «Аль-Манар», чье влияние выходит за границы Ливана. Иранские же телеканалы, на мой взгляд, пользуются умеренным спросом внутри страны».



Леонид Медведко, доктор исторических наук, профессор, ведущий научный сотрудник Института военной истории Министерства обороны РФ и Института востоковедения РАН:

«Вопрос о феномене арабских телеканалов, в частности «Аль-Джазиры», является скорее философским, нежели психологическим. Изначально»Аль-Джазира» был создан как светский телеканал. Именно поэтому он проповедует исламизм не открытым текстом, а нашёл свою собственную, как я говорю, «среднюю» линию: вроде бы и светскую, но с безусловно исламистской начинкой. Они очень точно смогли найти тонкую грань и удачно балансируют на ней. 

Именно в этом и заключается главный секрет их успеха. С экранов очень многих каналов ислам идёт, что называется, в лоб, а здесь всё завуалированно.

Евгений Примаков в одном из интервью сказал, что в ислам можно верить, но им нельзя руководствоваться в политике. «Аль-Джазире» удалось опровергнуть это утверждение. Они показали, что в него надо верить, и им же можно руководствоваться в политике».



Эль-МЮРИД, блогер:

«В Катаре до сих пор все ключевые посты в финансовых и промышленных структурах занимают англичане, а катарцы ничего сами не делают, сидят в офисах как свадебные генералы, развлекаясь компьютерными играми и получая за это 25-50 тысяч долларов в месяц. «Аль-Джазиру» создала арабская редакция Би-Би-Си, которую десантировали в Катар в полном составе. И за неполные пять лет она стала «первой кнопкой» во всём арабском мире. Поскольку «Аль-Джазира» работает через собственный спутник, ей всё равно, запрещают власти её передачи или нет. Такой информационный ресурс – это очень серьёзно, поскольку позволяет влиять на сознание миллионов людей и тем самым проводить свою политику. Когда саудовцы это увидели, они по той же модели попытались сделать клон «Аль-Джазиры» – «Аль-Арабию», но копия получилась явно хуже оригинала. Сейчас «Аль-Джазира» бурно развивается, становясь глобальной сетью: в США она купила небольшой телеканал, ранее принадлежавший Альберту Гору, открыто вещание на Россию – сразу на русском и татарском языках, скоро откроется уйгурская редакция: с прицелом на Китай. «Аль-Джазира» сегодня выполняет для исламского мира те же функции, которые «Голос Америки» выполнял для социалистических стран в 70-е–80-е годы прошлого века».


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...