Загрузка...

«На жизнь следует смотреть с восторженным интересом»

10.06.2013 14:14

редактор радиостанции


Беседа главного редактора «Журналистской правды» Владислава Шурыгина с главным редактором радиостанции «Русская служба новостей».
Владислав Шурыгин. Сергей Леонидович, существует ли, на Ваш взгляд, профессия под названием «журналист»?
Сергей Доренко. Информация и коммуникация есть то, что отличает человека от иных существ. Можно назвать «быть человеком» профессией? Быть человеком и быть журналистом – это одно и то же. Журналист коммуницирует, он слышит вокруг себя чуть больше, чем обычный человек. Информирует и коммуницирует постоянно каждый из нас. Но у журналиста же есть привилегия: благодаря социальному месту, куда его взяли работать, он получает площадку, на которой он может быть больше услышан, чем кто-либо другой. Вот и всё. Разве это профессия? 

ЕСЛИ Я МОЛЧУ, ЗНАЧИТ РУГАЮ
В. Ш. Вы долгое время были журналистом, а потом стали руководителем. Разница между журналистом и «поводырём» журналистов есть? И в чём она заключается?
С. Д. Нельзя душить. Журналист, который читает по писанному, конечно, будет фальшивить. Поэтому я добиваюсь одной простой вещи – некоего коридора, по которому можно ходить, причём в любом направлении и даже по синусоиде, и держу стены, за которые заходить нельзя. Поэтому я всем говорю, что у меня минимальные требования. Человек должен понимать, что это его страна, которую он любит, и он будет жить так, чтобы здесь жили его дети-внуки. Если у человека есть понимание боли, радости, счастья, связанные с этой его страной, то в таком случае – заходи, брат, ты наш. А дальше уже мучайся за Россию, мучайся болью России. Ты можешь быть либералом, патриотом. Либерал-патриот? Прекрасно! Могу сказать, что я точно не консерватор, но и не западник. Поэтому мне очень неуютно среди либералов-западников. Мне уютно среди либералов-патриотов, потому что я сам либерал-патриот. Я уверен, что либерализм снова получит развитие в России, но только не предательский, а патриотический.
В. Ш. Что такое быть руководителем?
С. Д. Это, прежде всего, не мешать и хвалить. Человеку необходимо постоянно расти, и задача руководителя – помогать ему в этом. Кроме того, в творческом коллективе, если ты молчишь – это уже и есть ругань. Покрайней мере, я так привык. Творческий человек болезненно нуждается в похвале. У меня у самого были начальники, которые не хвалили, и должен сказать, что я таких яростно ненавижу. Тех, кто хвалит своих подчиненных, я считаю в высшей степени умными людьми. А вот худшими начальниками для меня являются те, кто хвалит не за то, что ты сделал, к сожалению, бывает и такое. Ты, например, выдающийся летчик и сделал фигуру высшего пилотажа, а тебя похвалили за начищенные ботинки.
В. Ш. Я прекрасно помню нашу первую встречу после Вашего прихода на РСН, когда ещё не был доделан этот кабинет. Мне тогда показалось, что Вы в какой-то мере чувствовали себя слегка уязвлённым после тех форматов, которыми занимались ранее. Создавалось впечатление, что радио, которое Вы примеривали на себя, было мало и жало. Сейчас же, спустя несколько лет, у меня совершенно другое ощущение. Как будто в реактор поместили урановый стержень, и этот реактор начал светиться. Что произошло? Вы открыли в себе радийщика?
С. Д. На днях ко мне заходил мой давнишний приятель, который сказал такую интересную вещь: что сейчас я говорю то же самое и также в радиоэфире (то есть «несу радийную пургу»), как раньше мог говорить только в компании близких друзей со стаканом в руке. Для меня это главная, ключевая вещь. Сейчас я научился впадать в состояние, с одной стороны, эмоциональной сценичности (без всякого стакана в руке), а с другой – интеллектуальной свободы, правда в рамках собственных ограничений.

К НАМ ИДУТ НЕ ЗА ДЕНЬГАМИ, А ЗА САМОРЕАЛИЗАЦИЕЙ
В. Ш. Могу сказать, что в какой-то степени Вы стали хорошим офицером, поскольку буквально тоже самое мне рассказывал один Герой России. По его словам, хороший офицер – это, прежде всего, артист, который вовремя должен войти в состояние сценичности. А Вас подпитывает энергетика слушателя? Вы его как-то чувствуете?
С. Д. Я всегда представляю себе слушателя. Говорить просто так, в никуда не могу. Часто представляю старых друзей, приятелей. Но обычно разговариваю с тридцатилетними мужчинами и женщинами. Это может показаться обидным для моих сверстников, но я с ними совсем не разговариваю. Вообще по жизни я побаиваюсь сверстников, а особенно сверстниц, обращаюсь к ним на Вы, – это такая проблема внутреннего самоощущения. На равных я могу разговаривать только с тридцатилетними.
В. Ш. Сегодня часто можно услышать, что журналистика всё больше становится женской профессией. Если посмотреть на Вашу редакцию, то представительниц прекрасного пола здесь большинство.
С. Д. Девушек, действительно, больше.
В. Ш. А с чем это связано?
С. Д. Кто-то же должен ползти под танки с гранатой.
В. Ш. Может быть, это связано с тем, что журналист мало получает?
С. Д. Журналисты, по крайней мере, радийные всегда мало получали. Может быть, за исключением государственных станций, где сотрудники работают неделя через неделю и получают за это космические деньги. Наши зарплаты совершенно другие, и удерживать людей с точки зрения материальной заинтересованности очень трудно. Кстати, работают у нас не только девчонки, много и парней, причем интересных. Я думаю, что к нам сюда люди приходят, в первую очередь, для самореализации. Если деньги здесь платятся небольшие, то возможности для самореализации – просто уникальные. Если говорить о ведущих, то среди них больше парней. Девушку найти проблематичнее, поскольку обкатанных классных ребят в этой нише значительно больше.

НЕ ЛЮБИШЬ ЖУРНАЛИСТИКУ – ПОШЁЛ ВОН!
В. Ш. За что Вы можете уволить сотрудника?
С. Д. Мне кажется, что человек должен увольняться в том случае, если он не любит свою профессию. У меня был случай, когда девушка просто сказала, что она себя плохо чувствует, встала и ушла. Я спросил у неё вслед, понимает ли она, что это увольнение? Я сам был в больнице последний раз лет двенадцать назад. Мне кажется, что работу нужно любить больше, чем себя. В противном случае надо уходить. Я всем объясняю, что мы все – безумцы, мы все – люди миссии, мы все – люди служения. И в этом служении, служении богу, который называется Новости, и заключается наша сущность. Как говорил основатель CNN Тед Тернер, звёзд не существует, новость – звезда, а мы её жрецы. Вот в этом мессианском самозабвении и должен находиться новостник. Его иногда может заносить, он, как котёнок, может гнаться за белой бумажкой на ниточке, думая, что это новость. За это я ругаю, но не увольняю. Пренебрежение к новости, леность, зазнайство и нежелание быть мессией – я выгоняю только за это.
В. Ш. С точки зрения ограничений, насколько на Вас давят?
С. Д. Могу сказать, что сегодня на меня давят редко. К счастью, у меня плохая репутация. Безусловно, бывают звонки, в которых говорится, что я задел некие структуры, которые лучше бы пожалеть, чтобы пожалеть нашу страну. Тут мне, конечно, приходится взвешивать некоторые вещи. Я не могу сказать, что враждебно отношусь ко всем, кто позвонил с подобным призывом ограничить себя. На самом деле, здесь существует тонкий баланс – мы рушим зло или мы рушим Россию.
В. Ш. Существует хорошее высказывание на ту тему: «Нужно отличать преданность Родине от преданности правящей династии».
С. Д. Здесь я согласен принимать любые замечания, тем более что они делаются не сверху вниз, а, что называется, в партнёрстве от разных структур. Когда мне говорят, что я мешаю или задеваю интересы страны, я всегда вступаю в дискуссию, спрашиваю: «Я борюсь со злом или со страной?» Необходимо понять, где проходит граница.
В. Ш. Вы находитесь в потоке новостей. А насколько Вы сами формируете новости? И можно ли новость сформировать или всё-таки новость – это вещь, которая живёт сама по себе и сама ищет себе дорогу?
С. Д. В идеале новость должна быть полихромной. Она должна быть месседжем, который будет прочитан в разных слоях по-разному. Ты это понимаешь, равно как и то, что невозможно создать новость, которая всеми будет прочитана точно так же, как тобой. Я сегодня цитировал слова Чжуан-цзы: «Красавица Си Ши была признана красавицей среди людей, но олени, увидев её, убегали, и карп, увидев её, нырял в глубину». Каждый из новости услышит что-то своё. Здесь очень важен адресат. Я всё время предупреждаю тридцатилетних, самостоятельно мыслящих находящихся за рулём мужчин и женщин, но главным образом всё-таки мужчин, что существует такая фигня, и давайте, братцы, подумаем, как это возможно? Я пытаюсь разговаривать с одной группой, а другая в этот момент думает о чём-то своём, и мне трудно предугадать результат в этом случае.

ПРИМИРИТЬСЯ – ЭТО НЕ ПО-РУССКИ
В. Ш. На радио Вы уже сколько лет?
С. Д. Вообще на радио я пришел в 2005 году, а 8 сентября исполнится пять лет моей работы здесь, на РСН.
В. Ш. Вопрос Вам, как человеку, погружённому, что называется, в магму новостей. Наша история куда сейчас развивается? Она пытается, как река, обходить какие-то препятствия, или наступил полный застой и тихое загнивание?
С. Д. Мы переживаем эпоху глобального отступления и деградации русской цивилизации (тут я должен солидаризироваться с людьми, воспринимающими как трагедию падение Советского Союза), утрачивания смыслов и территорий, мы всюду пятимся. И я воспринимаю это как трагедию. Идёт ценностное размывание, атомизация, бескультурье, понижение уровня образования. Но я всё-таки верю, а без веры нельзя жить, в то, что русские рано или поздно воспрянут. Я бы встретил аплодисментами буржуазный гуманизм европейского толка, но мне представляется, что основная масса русских к нему не готова, поскольку мы глубоко феодальное и патриархальное общество. Мы не начнём, как немцы, с обыкновенной починки забора. Русским для жизни нужен, как минимум, подвиг и великая миссия. Наверное, это ужасно, но мы такие. Починить забор? Нет. Лучше пойти поспать. Но встать на защиту земли или какой-либо идеи – это тот минимум, на который русский согласен. Спасти Землю, спасти человечество, спасти Россию. Причём бескорыстно.
В. Ш. Вы для себя примирились с такой Россией?
С. Д. Совсем уж примириться – это не по-русски. Непрерывно болеть за Россию – вот что скорее уж по-русски. А это значит не примиряться с тем, что происходит. Мы все время должны помнить высокие горизонты, геройские поступки русских в истории. Мы же должны помнить лучшие свершения русских, когда мы были нацией великих инженеров, учёных, нацией прорывных для всего человечества социальных поступков, великой нацией.
В. Ш. Назовите несколько имён, кого считаете типичным образом для России?
С. Д. Если говорить о вымышленных… Я часто возвращаюсь к платоновскому Фоме Пухову. Это сокровенный, правильный, русский человек. Все люди вокруг Юрия Гагарина, потому что Гагарин – это скорее символ, символ духа, космической программы, прорыва. Конечно, Высоцкий, конечно, маршал Жуков.
В. Ш. С кем бы вы хотели посидеть-поговорить?
С. Д. Я сейчас подумал, что не хотел бы посидеть и поговорить с большинством моих кумиров. Почему? Потому что поговорить означало бы некое мое ячество. А вот если бы мне дали возможность в шапке-невидимке посидеть и послушать, как они говорят, посмотреть, как работает Королёв, как переживает и прощается с близкими перед полётом Гагарин, посмотреть на маленького Гагарина… Посмотреть, но не лезть с вопросами, подышать одним с ними воздухом. Этого бы я хотел. Посмотреть на мою бабушку, которая во время войны была на оккупированной территории, ходила на хлебозавод, раскатывала тоненькие кусочки теста, приклеивала их к животу, чтобы их не нашли при обыске на выходе. Она выносила эти тоненькие кусочки теста для своих троих оставшихся в живых (двое детей умерли от болезней и голода) детей. Повторюсь, я бы хотел посмотреть, но не дерзнул бы говорить с этими людьми. Мне кажется, что как только я заговорю, то вспугну что-то важное.
В. Ш. У Вас есть девиз для жизни или некие строки, которые описывают Вас самого?
С. Д. Я себя лечу одним девизом, но не следую ему. Он звучит так: «На жизнь следует смотреть с восторженным интересом». Я это говорю себе, чтобы преодолеть боль. На жизнь следует смотреть с восторженным интересом, а не с болью. А получается наоборот…


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...