Загрузка...

Птенцы гнезда Засурского

05.06.2013 13:44

МГУ журфак


«Русский либерализм не есть нападение на существующие порядки вещей, а есть нападение на самую сущность наших вещей, на самые вещи, а не на один только порядок, не на русские порядки, а на самую Россию. Мой либерал дошёл до того, что отрицает самую Россию, то есть ненавидит и бьет свою мать».
Ф.М. Достоевский, «Идиот» 


 


«Пресса всегда либеральна, если это пресса, а не пропаганда».
Н. Сванидзе, X съезд Союза журналистов России

ИХ ГОТОВИЛИ ЗА СЧЕТ ГОСУДАРСТВА
В интервью нашему изданию, опубликованном в прошлом номере «ЖП», главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков под­метил: «Большинство журналистских факуль­тетов воспитали молодых журналистов в духе абсолютного либерализма. В 90-е годы это было понятно — тогда царил экстремальный либерализм… Но сейчас-то задачи государства и вызовы изменились, они направлены на уси­ление консервативно-патриотического созна­ния. Но по инерции журналистов продолжают готовить в цухе вот этой «либеральной невин­ности». В результате, наше журналистское сооб­щество — и это особенно заметно в столице — настроено на разжигание очередного пожара, Поэтому если завтра наше государство пошат­нётся, то основная журналистская масса закри­чит «Ату!», воспользовавшись тем и микрофона­ми, возле которых они сидят».
Нет ли в этих словах преувеличения? Кто за­даёт тон в нынешнем журналистском сообще­стве? И главное — кто идёт ему на смену?
42 года главным журфаком России руково­дил профессор Ясен Николаевич Засурский. В 2007 году он оставил кресло декана и стал президентом факультета журналистики МГУ. За это время факультет выпустил в свет не­мало известных всем нам имён, блиставших и блистающих на телеэкранах и на страницах ведущих газет. Эти имена украшают и глав­ную страницу интернет-сайта журфака МГУ: Алексей Аджубей, Юрий Шекочихин, Отто Ла­цис, Анна Политковская, Владислав Листьев, Виталий Игнатенко, Ирена Лесневская, М,арк Розовский, Дмитрий Рогозин, Александр Хинштейн, Андрей Колесников, Петр Толстой, Кира Прошутинская, Татьяна Миткова, Марианна Максимовская, Андрей Малахов, Дмитрий Бы­ков, Аркадий Мамонтов, Евгений Ревенко, Эр­нест Мацкявичус, Яна Чурикова, Борис Берман и другие.
Всех их объединяет известность. В осталь­ном это совершенно разные люди — и авторы. Трудно поставить в один ряд Аркадия Мамонто­ва и покойную Анну Политковскую, Александра Хинштейна и Андрея Малахова. Ничего общего. И профессионалом-то не каждого назовёшь. Потому что профессиональный журналист ру­ководствуется, прежде всего, непреложными этическими принципами. Но о какой этике идёт речь, если идёт война — информационная вой­на либерализма с Российским государством?

«ЦЕНТР СОПРОТИВЛЕНИЯ»
Самые драматические имена в отечественной журналистике нашего времени, которыми гор­дится журфак МГУ, связаны с «Новой газетой». В ней трудилась «главная жертва режима» среди журналистов — Анна Политковская, застрелен­ная в 2006 году. С публикациями в этой газете связывают убийство Юрия Щекочихина в 2003-м. Анастасия Бабурова, расстрелянная на улице вместе с адвокатом Станиславом Маркеловым в 2009-м, тоже была внештатником «Новой»…
Убийство — всегда преступление и всегда горе. И меньше всего хотелось бы злорадство­вать по поводу убиенного вчерашнего оппо­нента. Но мы говорим не об убиенных, а о том «нерукотворном памятнике», который они оста­вили себе силой печатного слова, А печатное слово мёртвого журналиста подчас сильнее, чем живого… Только в чьих интересах действу­ет эта сила?
То, что Анна Политковская ненавидела Рос­сийскую армию, было заметно по каждой её пу­бликации на «чеченскую» тему. Именно эта тема и сделала ей имя, вне зависимости от того, на­сколько излагаемые ею факты соответствовали действительности.
«Политковская обнаружила какие-то ямы, где якобы «федералы» держат пленных из числа мирных жителей. Понаехали комиссии, прове­рили все до последней телеги, но ничего не об­наружили. Приведенные в публикации факты не подтвердились. Политковская настолько, ви­димо, ненавидит армию, что в День защитников Отечества в телепрограмме «Глас народа» дошла до прямых оскорблений в адрес солдат и офице­ров, воюющих в Чечне»,— вспоминал Герой Рос­сии генерал-полковник Геннадий Трошев. В пол­ной же мере, со всем своим мастерством Анна отыгралась на армии, освещая «дело Буданова».
Кому своими изобличительными публикаци­ями сделала хорошо Анна Политковская? Поль­зовалась ли она благодарностью своих героев, чьи права якобы отстаивала? Наверное. Но вот неожиданное мнение чеченца, опубликованное на экстремистском сайте «Кавказ-центр», для ко­торого «федералы» в Чечне были такими же не­навистными «палачами», какими «высвечивала» их сама Анна: «В Чечне она умело строила бесе­ды, добивалась «извержения» правды у людей., выживших после истязаний русских палачей, и затем писала статьи. Писала правдиво, талант­ливо, документально подтверждая свой рассказ названиями мест, адресами, именами и фами­лиями пострадавших. После этих публикаций чеченцы, которые давали интервью, навсегда исчезали. Смерть человека по её вине не обе­скуражила Политковскую. Её правцокопатель-ский пыл не остановила даже смерть нескольких человек».
На вопрос читателя «Новой газеты» о том, почему она ни в одной статье не упомянула о ге­ноциде русских в Чечне в 1991-1994 годах, Анна ответила, что она не имела физической возмож­ности исследовать эту проблему. «Однако гено­цид чеченцев нынешнего периода очевиден. И проводится он силами части военных и самих чеченцев. Я много раз сама для себя пыталась объяснять многие факты, которым была сви­детелем, как досадный случай или глупость ис­полнителя, но всякий раз терпела поражение: по отношению к чеченцам в России всё-таки действует система по их истреблению». В этой фразе — цена профессионализму такого журна­листа: раз я лично этого не видела, значит, этого не было вообще…
А ещё журфак МГУ гордится известной журна­листкой Еленой Масюк, также прославившейся на военной, и особенно чеченской теме. Работая корреспондентом НТВ в Чечне, Масюк отличи­лась репортажами «с той стороны», интервью с главарями бандформирований. После того, как Масюк по странному недоразумению попа­ла на три месяца в плен к боевикам, она заявила общественности, что журналистам в Чечне де­лать больше нечего. Сделав неплохую карьеру на центральных телеканалах, в прошлом году Елена оказалась в числе простых обозревате­лей… «Новой газеты».
Ещё одна гордость факультета г-на Засурского — Андрей Малахов. Он тоже вписан в се­мейство звёздных выпускников журфака МГУ. Программа «Пусть говорят» (Первый канал, прайм-тайм) постоянно подвергается критике за аморальность и пошлость. В ней звучит много бездоказательной информации, огульных обви­нений. Так, после передачи, посвященной Илье Резнику, у поэта случился инфаркт.
Если же ненадолго опять вернуться к политике, то нельзя не упомянуть такого деятеля «болотно­го протеста», как Дмитрий Быков. Он тоже закон­чил журфак МГУ, а ныне подвизается в качестве поэта. Один из его недавних стихов был посвящен только что почившему президенту Венесуэлы Уго Чавесу: в быковских строчках Чавес… пишет письмо из ада. Пошленько, зато с рифмой,

ПАТРИОТ ИЛИ «ОБЩЕЧЕЛОВЕК»?
Каждый год на журфак МГУ принимается 195 сту­дентов на бюджетные места. Столько же выпу­скается в жизнь обученных за государственные средства молодых журналистов. Для тех же, кто не прошел по конкурсу, предлагается платное обучение. В 2012/2013 учебном году его стои­мость составила 287 тыс. рублей на дневном отделении, 114,9 тыс. рублей на вечернем и 77,9 тыс. рублей на заочном.
Уместен ли в современной российской жур­налистике патриотизм? Должны ли журналисты работать на укрепление государственности и за­щиту национальных интересов своего народа? Каких журналистов готовит нам самый главный и самый дорогой журфак страны, в том числе и на деньги налогоплательщиков?
Побеседовать об этом с деканом факультета Еленой Вартановой или с кем-то из её заместите­лей нам не удалось. Система внешних коммуникаций здесь выстроена с пониманием проблем: через пресс-службу, задача которой — оградить руководство учреждения от внимания журнали­стов. Тут уж лучше, чем где-либо понимают, как надо обращаться с журналистами и их запроса­ми.
Но есть ведь ещё студенты. С ними и решено было поговорить.
Студентка первого курса факультета журнали­стики МГУ Мария Шейкина хотела бы работать по специальности. Она считает, что было бы интересно поработать за рубежом, но лишь для получения опыта. Ее сокурсница Дарья Шацкая, в случае удачного трудоустройства, готова хоть всю жизнь трудиться и на Родине. Обе хотели бы писать о культуре и искусстве, в крайнем случае на социально-значимые темы, но вне политики. Если стремиться к объективности, что и обязан делать журналист, то связь с интересами госу­дарства ему будет только мешать.
Мария: «В нашей стране сложно верить в не­зависимую журналистику. Но вообще да. я верю в неё. И не надо думать, что за рубежом ситуация со свободой слова намного лучше, чем у нас. Мы не питаем иллюзий… Просто в США нет государ­ственной журналистики, а у нас есть».
Дарья: «И в нашей стране свобода слова ино­гда торжествует, но лишь в отдельных случаях. Разница лишь в том, что если у нас она зависит от административного ресурса, то там —от част­ного капитала»…
А вот декану факультета журналистики Ураль­ского Федерального университета в Екатерин­бурге нашлось, что ответить на наши «злобные, издевательские» вопросы.

СЛОВО ДЕКАНА
Борис Николаевич Лозовский — бессменный декан журфака УрФУ, руководит им с начала перестройки. В начале 90-х даже стажировался в Штатах, но это не превратило российского про­фессора в «общечеловека». Лозовский запреща­ет своим студентам называть Россию «этой стра­ной» и спрашивать, почему он не уехал из неё. За такие «ошибки устной речи», как признался Лозовский, он им двойки ставит. Но студенты своего декана любят, тем более, что Борис Нико­лаевич от времени не отстает и ведет страничку ВКонтакте, выкладывая в ней жизнерадостные фотографии.
На вопрос нашего корреспондента, нужен ли журналисту патриотизм, Лозовский заметил, что обсуждение этого вопроса не прекращается во всем мире. При этом напомнил случай с из­вестным американским журналистом Питером Арнеттом, который во время первой иракской войны на развалинах здания заявил в эфире, что бомба союзников попала в фабрику детско­го питания, и как его после этого чуть не стерли в пыль хозяева в США. Тогда Белый дом немед­ленно заявил, что это предприятие использо­валось для производства компонентов оружия массового поражения, а детское питание было лишь прикрытием.
«Здесь каждый раз возникает противоречие между профессионалом и гражданином. Поэто­му я думаю, что в таких вопросах важен, прежде всего, самостоятельный выбор журналиста,— резюмировал декан.— Лично я, как солдат, служивший в Советской армии механиком-водителем среднего танка, могу сказать, что если мою Родину кто-то обидит и моя страна будет воевать, я буду патриотом всегда. На войне нет «золотой середины» — ты или со своими или против своих.»
Каждый год журфак УрФУ выпускает в свет около 200 журналистов. Примерно треть вы­пускников идет работать в СМИ, еще треть — в пресс-службы, PR-агентства… Ну а оставшаяся треть по специальности не работает.
«Когда я поступала, ещё не видела себя в жур­налистике, — призналась пятикурсница Варвара Дейнеко. — Но сейчас я ни в какой другой про­фессии себя не вижу. И это очень удивительно, т.к. мне всегда казалось, что у меня неподходя­щий характер: мы пришли сюда со стереотипом, что журналист обязательно должен обладать на­пором, граничащим с наглостью, и уже по ходу обучения вносились коррективы в это представление. Всё-таки необходимы чувство меры и соблюдение журналистской этики». Работать Варвара мечтает в силовых структурах и писать на военную тему.
«А мне нравится работать с социальной те­матикой, — поделилась Барина сокурсница Та­тьяна Михайлова. — Хотелось бы просвещать людей в социальных вопросах, какие перемены в этой сфере происходят. Потому что люди ча­сто не знают о том, какие приняты законы, какие реформы прошли, и живут по-старому. Не знают о своих правах и как меняются правила жизни…»
В свободную журналистику девушки не верят. Но и бездумно писать по указке редактора не со­бираются. В России достаточно газет и телекана­лов, среди которых можно выбрать те, что ближе по убеждениям, — уверены выпускницы. Да и кому нужна свобода от сильного государства, способного гарантировать безопасность и благополучие полуторам сотням миллионов человек?


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...