Загрузка...

Статья, объединившая Германию

24.05.2013 11:28

бисмарк


 


Автором одной из самых эффективных газетных «уток» в современной истории оказался никто иной как германский «железный канцлер» Отто фон Бисмарк.
Вычеркнув из телеграммы прусского короля несколько строчек, его канцлер спровоцировал самую успешную в истории Германии войну, превратившую рыхлый конгломерат независимых государств в одну из сильнейших империй мира. 
Летом 1870 года два самых влиятельных политика континентальной Европы, император Франции Наполеон III и канцлер Северо-Германского союза князь Отто фон Бисмарк, изо всех сил стремились к войне между своими странами. 
Племяннику великого дяди срочно требовалось загладить недавний срыв плана присоединения Люксембурга и эвакуацию армии из Мексики, после чего французский ставленник на мексиканском престоле Максимилиан Габсбург был свергнут и расстрелян. Наполеон считал, что успешная война позволит справиться и с падением популярности режима внутри страны: на последних выборах в Законодательный корпус оппозиция, несмотря на фальсификации и подкуп избирателей со стороны властей, получила около 44% голосов.
Со своей стороны, «железный канцлер» желал завершить объединение Германии, которому препятствовала Франция. Нападение Наполеона могло окончательно склонить южно-германские государства — Баварию, Баден и Вюртемберг — присоединиться к Северо-Германскому союзу, но для такого нападения требовался повод.
Поводом мог стать конфликт между Берлином и Парижем из-за претензий на испанский престол родственника прусского короля Вильгельма I принца Леопольда Гогенцоллерна. Свергнувшие королеву Испании Изабеллу II военные пригласили на её место Леопольда, но Наполеон не желал, чтобы страны с Гогенцоллернами на троне граничили с ним не только на востоке, и на юго-западе. Несмотря на недавние победы над Данией и Австрией, Вильгельм был настроен миролюбиво и заставил Леопольда отказаться от приглашения.
Наполеон, лишившись повода для объявления войны, решил получить его во что бы то ни стало. Для этого он приказал французскому послу в Берлине Винценто Бенедетти предъявить отдыхающему в курортном городке Бад-Эмсе прусскому королю неслыханное по оскорбительности требование. Вильгельм должен был официально обещать, что не только запрещает Леопольду принять испанский престол сейчас, но и воспрепятствует ему в этом в будущем, если последует повторное предложение. Возмущенный король отказал Бенедетти в аудиенции, но когда 13 июля тот «поймал» отъезжающего в Берлин Вильгельма на Эмсском вокзале, тот обещал принять его и продолжить переговоры. 
Был составлен соответствующий документ, который король через чиновника Абекена переслал Бисмарку для публикации в прессе. Канцлер получил документ, когда обедал с военным министром Альбрехтом фон Рооном и начальником генштаба Гельмутом фон Мольтке. Настроение у всех троих было паршивое, и Бисмарк, возмущенный уступчивостью Вильгельма, даже собирался подавать в отставку. Получив королевский текст, он изменил своё решение. Спросив у Мольтке и Роона, готова ли армия, и получив утвердительный ответ, канцлер вычеркнул из заявления обещание продолжить переговоры и некоторые другие примирительные строки, после чего текст телеграммы стал выглядеть вот так:
«После того как известия об отречении наследного принца Гогенцоллерна были официально сообщены французскому императорскому правительству испанским королевским правительством, французский посол предъявил в Эмсе его королевскому величеству добавочное требование уполномочить его телеграфировать в Париж, что его величество король обязывается на все будущие времена никогда не давать снова своего согласия, если Гогенцоллерны вернутся к своей кандидатуре. Его величество король отказался затем еще раз принять французского посла и приказал дежурному адъютанту передать ему, что его величество не имеет ничего более сообщить послу». (Здесь и далее цитаты из II-тома «Мыслей и воспоминаний» Бисмарка). 
«Так-то звучит совсем иначе, — прокомментировал полученное Мольтке. — Прежде телеграмма звучала сигналом к отступлению, теперь — фанфарой, отвечающей на вызов». 
Бисмарк же разъяснил: «Если, во исполнение высочайшего повеления, я сейчас же сообщу этот текст, в котором ничего не изменено и не добавлено по сравнению с телеграммой, в газеты и телеграфно во все наши миссии, то еще до полуночи он будет известен в Париже и не только своим содержанием, но и способом его распространения произведет там на галльского быка впечатление красной тряпки. Драться мы должны, если не хотим принять на себя роль побежденного без боя. Но успех зависит во многом от тех впечатлений, какие вызовет у нас и у других происхождение войны. Важно, чтобы мы были теми, на кого напали, и галльское высокомерие и обидчивость помогут нам в этом, если мы заявим со всей европейской гласностью, поскольку это возможно, не прибегая к рупору рейхстага, что встречаем явные угрозы Франции безбоязненно». 
Так и случилось. На следующий день после публикации в газетах «Эмсской депеши», 15 июля 1870 года, премьер-министр Франции, бывший оппозиционер Эмиль Оливье, выступая на заседании Законодательного корпуса, назвал её вызовом к войне, объявил о начале мобилизации и потребовал от депутатов срочно предоставить правительству военный кредит в 50 миллионов франков. Воинственный пыл объединил правительственное большинство и многих оппозиционеров, кредит был предоставлен, и 19 июля Наполеон III объявил войну Северо-Германскому союзу. Но войска Пруссии и её союзников оказались готовы к сражениям куда лучше, и уже 1 сентября разгромленный под Седаном французский император сдался в плен вместе с 114 тысячами солдат. А 18 января 1871 года под стенами окружённого и умирающего от голода Парижа прибывший в резиденцию французских королей Версаль Вильгельм I был провозглашён германским императором.


Новости партнеров

Загрузка...

Написать комментарий

Лента Новостей

Загрузка...